Щит для Москвы или мост в Европу?

Главы России и Беларуси приняли решение подписать Соглашение о создании единой региональной системы (ЕРС) ПВО. Об этом заявил по итогам встречи Дмитрия Медведева и Александра Лукашенко 19 августа в Сочи помощник президента России Сергей Приходько. Документ может быть подписан уже осенью нынешнего года на заседании Высшего государственного совета Союзного государства. Как это повлияет на только что наметившийся процесс нормализации отношений Минска с Брюсселем и Вашингтоном?

Через два дня после переговоров в Сочи информацию о готовящемся подписании соглашения подтвердил на пресс-конференции в Минске посол России в Беларуси Александр Суриков. Он сказал, что дата заседания высшего Госсовета пока не назначена. По мнению российского дипломата, единая система ПВО двух стран, скорее всего, получит юридическое оформление еще до конца 2008 года. Тогда же окончательно станет ясно, будут ли внесены в уже подготовленный сторонами текст документа какие-либо существенные корректировки, учитывающие грядущее появление в Польше и Чехии позиций американской противоракетной обороны (ПРО).

По мнению ряда экспертов, не стоит напрямую связывать оформление ЕРС ПВО с подписанием 14 августа в Варшаве соглашения о размещении элементов ПРО США на территории Польши. Впрочем, можно предположить, что это событие дало дополнительный импульс затянувшимся переговорам об организации единой системы ПВО России и Беларуси.

Отметим, что изначально планами высшего военно-политического руководства России предусматривалось создание трех региональных систем ПВО на территории Содружества Независимых Государств (Восточно-европейской, Кавказской и Центрально-азиатской). В их рамках Москва намеревается осуществлять тесное сотрудничество со странами, входящими в объединенную систему (ОС) ПВО СНГ. Согласно замыслу, региональным командованиям ПВО предполагается подчинить расположенные в соответствующих районах СНГ подразделения зенитно-ракетных войск и истребительной авиации, а также средства обнаружения, управления и связи, позволяющие координировать действия имеющихся сил.

Первой системой такого рода (прообразом аналогичных коалиционных военных структур на Кавказе и в Центральной Азии) и должна стать Восточно-европейская, она же Единая региональная система противовоздушной обороны Союзного государства России и Беларуси. Ей отводится роль краеугольного камня Объединенной системы ПВО СНГ, способной прикрыть Россию по всему периметру ее воздушных границ.

Но это — далекие планы. А первоочередной задачей для российского Генштаба в области ПВО сегодня является создание мощного противовоздушного заслона на Западном стратегическом направлении. Это рассматривается в качестве первоочередной меры в ответ на расширение военного присутствия НАТО в Восточной Европе. После того как в Североатлантический альянс вступили Чехия, Польша и Венгрия, а также страны Балтии, вокруг европейской части России создалась принципиально новая геополитическая обстановка, считают стратеги в Москве.

По их мнению, если тактическую авиацию НАТО перебросят на базы государств Восточной Европы (вероятность чего значительно возрастает в свете нынешнего обострения отношений между Россией и Западом), то самолеты альянса получают возможность расширить зону своего действия далеко в глубь российской территории. В этом случае становится возможным применение авиационных крылатых ракет против шахтных пусковых установок российских межконтинентальных баллистических ракет, расположенных поблизости от западной границы РФ, а в перспективе — и против ракетных комплексов грунтового базирования.

Как полагают в Москве, потенциальными объектами атаки, например, с территории Польши могут стать базы стратегических сил России в Козельске, Выползово, Тейково, Костроме. Тактическая авиация, размещенная в Эстонии, сможет угрожать ракетным базам Юрья, Йошкар-Ола, Татищево.

Важность ЕРС ПВО России и Беларуси для Кремля состоит еще и в том, что она должна стать для остальных стран СНГ примером взаимовыгодного и равноправного военного сотрудничества с Россией, к которой в ряде бывших советских республик относятся с недоверием (и события на Кавказе это недоверие только усилили). Надо ли говорить, что в складывающейся ситуации Россия всячески стремится ускорить проведение всех технических и юридических процедур, необходимых для оформления ЕРС с Беларусью? Процесс форсируется с тем, чтобы как можно быстрее получить право централизованного использования сил и средств ПВО Беларуси, предназначенных для включения в ЕРС ПВО.

Впрочем, об образовании ЕРС ПВО России и Беларуси как о почти свершившемся факте высокопоставленные военные и политики двух стран говорят уже не первый год. По некоторым данным, проект межгосударственного соглашения о создании единой региональной системы ПВО двух стран был представлен руководству еще осенью 1999 года. После этого система неоднократно объявлялась практически функционирующей на уровне взаимодействия боевых расчетов, обмена информацией, совместного боевого дежурства и маневра силами ПВО двух государств. Дело оставалось вроде бы за малым: юридически оформить структуру ЕРС в рамках действующей правовой базы и прописать процедуру функционирования. Но тут-то все и стопорилось.

Это было вызвано, прежде всего, несовпадением позиций относительно «цены вопроса». В Кремле полагали чрезмерным объем экономических льгот, запрашиваемых Минском за выполнение роли щита Москвы. Некоторые эксперты склоняются к тому, что вопрос о создании ЕРС ПВО, как бы ни отрицали этого официальные лица в Москве и Минске, стал заложником нефтегазового конфликта России и Беларуси в последние дни 2006 года и обострения проблем в торгово-экономических отношениях между ними.

Насколько можно понять, в Минске считают, что Владимир Путин, став президентом, нарушил негласную сделку, заключенную между руководством двух стран еще во времена Ельцина. Суть ее сводится к тому, что в обмен на экономические преференции Минск обеспечивает военные и геополитические интересы Москвы в белорусском «коридоре». После «вероломного» повышения Россией цен на газ и введения пошлин на нефть, белорусский лидер, очевидно, счел себя вполне свободным от прежних обязательств и назвал новые условия.

В общем, продолжающийся последние девять лет торг вокруг столь необходимого Москве противовоздушного щита на Западе, скорее всего, еще далеко не завершен. Официальный Минск будет и дальше лавировать, тем более что сегодня он особенно заинтересован в налаживании отношений с Евросоюзом и Штатами.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *