Белорусских политбеженцев разыскивает Интерпол


На сайте Международной организации полиции «Интерпол» – больше двухсот фамилий белорусов, которые объявлены в международный розыск. Среди них – три политических беженца: экс-президент некогда одного из крупнейших частных предприятий Беларуси ЗАО «Пуше» Александр Пупейко, дочь Киры Атаевой, не так давно осужденной за торговлю людьми на 12 лет лишения свободы Екатерина Дубовик и сын убитой несколько лет назад журналистки Вероники Черкасовой Антон Филимонов.
 

Александр Пупейко, Екатерина Дубовик и Антон Филимонов уже давно не живут в Беларуси.
Бизнесмен Александр Пупейко эмигрировал из Беларуси в 1996 году. Сейчас он живет в Польше. В декабре 1997 году его задержали в варшавском аэропорту по запросу Интерпола. Аргументы белорусских правоохранителей, заявивших Пупейко в розыск, на польский суд не произвели впечатления — белорусского бизнесмена не экстрадировали в Беларусь. Однако его имя до сих пор значится в международной автоматизированной поисковой системе.
 
30-летняя мать двоих детей Екатерина Дубовик уехала из Минска сразу после того, как арестовали ее мать Киру Атаеву. Екатерина несколько раз вместе с другими белорусскими девушками выезжала в Объединенные Арабские Эмираты. Следователь, который вел дело Атаевой, не раз допрашивал и ее дочь. Когда Катерине сообщили, что в отношении нее по надуманным причинам могут возбудить уголовное дело, она уехала в Украину — там живут родители ее мужа. Как стало известно «Белорусскому партизану», не так давно Екатерина получила в Украине статус политбеженки. Однако белорусские следователи не теряют надежды вернуть ее в Беларусь и посадить за решетку. Если верить написанному на сайте Интерпола, ордер на арест Екатерины Дубовик выдан 10 марта 2006 года.
 
На одной из пресс-конференций замгенпрокурора Беларуси заявил, что  следствие не исключает, что сын Вероники Черкасовой Антон Филимонов может иметь причастность к убийству матери, поэтому объявлен в розыск. Антон тоже уже давно живет в зарубежной стране.
 
Почему люди, которые имеют статус политбеженца, до сих пор находятся в международном розыске?
Бывший следователь, а ныне правозащитник Олег Волчек недоумевает, почему в списке разыскиваемых через Интерпол, нет фамилии насильственно похищенного экс-министра внутренних дел Юрия Захаренко, которого белорусские власти отказываются признавать и умершим, и живым.
 
— Мы уже несколько лет добиваемся, чтобы Захаренко признали умершим, — сказал Олег Волчек «Белорусскому партизану». — Но если у следствия есть хоть малейшая надежда на то, что Захаренко жив, то почему его фамилии нет в списке разыскиваемых через Интерпол? Тем более что следствие по его делу до сих пор не закончено…

Что касается политбеженцев, чьи фамилии указаны на сайте международной полиции, то я думаю, что они будут там висеть до тех пор, пока белорусские правоохранители не снимут свою ориентировку. Или до тех пор, пока не закончатся сроки исковой давности уголовного дела. Я считаю, что это неправильно. Политбеженец, увидев свое имя в списке разыскиваемых, испытывает моральные страдания, он не знает, ехать ли ему, например, в другую страну к друзьям — ведь там его могут арестовать. На мой взгляд, если человека признали политическим беженцем, то Международная организация полиции должна сама решать — удалять его имя из базы данных или нет. Иначе получается, что Интерпол не может защитить граждан, которых преследуют в родной стране…
 
«Белорусский партизан»
 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *