Должна ли оппозиция «тормозить» на красный свет светофора?

Журналисты Виктор Мартинович и Виктор Малишевский по просьбе TUT.BY порассуждали на тему, куда завел оппозицию «Чернобыльский шлях» и чего ожидать. Виктор Мартинович, уверен, что так послушно протестовать нельзя. Виктор Малишевский готов поспорить. Он говорит, что есть логика в том, чтобы оппозиции поиграться с властью по ее правилам

МАРТИНОВИЧ: Мне в Чернобыльском шляхе в глаза бросалось две вещи: малочисленность и «правильное» поведение его участников, когда на тротуары с проезжей части участников сгоняла не милиция, а организаторы. Я лично считаю этот «шлях» самым провальным протестным мероприятием этого года и наиболее слабым «ЧШ» за всю историю. Ты с этим согласен?

Виктор Малишевский: Сейчас оппозиция показала, что может контролировать себя, что уже неплохо. МАЛИШЕВСКИЙ: Тебя раздражает то, что оппозиция вела себя тактично, не нарушала даже правил дорожного движения на светофорах? Ну, со светофорами — это, конечно, перебор. Было бы забавно посмотреть, как гаишник попытался бы оштрафовать Милинкевича за нарушение правил ПДД. Но может сейчас такая тактика — самая подходящая. Мне показалось, что «плохая» оппозиция странно смотрелась на фоне переговоров Европы с Минском. Ну посмотри: одни пыталась освободить политических заключенных, а другие в это время — нарываются. Летом никаких акций протеста не будет — отпуска…. А там выборы. Считай, оппозиция сохранила себя для них.

И потом, я очень-то помню все прошлые Шляхи, ну кроме одного, где была бойня. Но было это много много лет назад. Все, кто тогда дрался, теперь почетные партийцы….

МАРТИНОВИЧ: Во-первых, давай все-таки сойдемся на том, что те, кто тогда дрался и почетные партийцы — это разные люди. Уличные лидеры и достопочтенные партийцы — это разные типы характеров. Нынешние «почетные» — кабинетные распорядители, умеющие правильно охмурить донора и созвать съезд, на котором их не переизберут. Это — их единственные умения. Романтики, вроде Вячеслава Сивчика, дерущиеся за идею, не могут вписаться в прагматичную систему нынешней партийной элиты. Зенон был уличным лидером. И где сейчас Зенон? Неужели ты думаешь, что, будучи революционерами, можно вот так вот респектабельно сосуществовать с режимом уже 14 лет? В Беларуси оппозиция во всем ее многообразии — это продолжение власти. И одна из самых мощных ее опор.

Виктор, неужели ты думаешь, что эти люди призывали не нарушать общественный порядок на «Чернобыльком шляхе» из желания сохранить позитивный имидж?

Единственная причина, по которой шлях прошел так, как он прошел — состоявшийся накануне суд над Кимом, участником предпринимательских протестов, которому дали 1,5 года тюрьмы.

Да еще плюс к этому — беседа с организаторами шляха в органах. Их запугали, а те благополучно переложили свой страх на митингующих, превратив протестную манифестацию в стояние в какой-то очереди. Там, на Сурганова был момент, когда с тротуаров протестующим сойти не давали, а голова колонны уперлась в светофор. И вот, полторы тысячи людей стояли и ждали «зеленого». И кричали: «Верым, Можам, Пераможам». Выглядело очень комично. При этом я уважаю пришедших на мероприятие, признаю их мужество. Претензии исключительно к организаторам.

МАЛИШЕВСКИЙ: Посмотри, что получается. 26 апреля на улицу вышли самые смелые. Так? И эти самые смелые стояли на светофоре! Только потому, что они чувствовали страх своих лидеров? А чего лидерам бояться? Если ты заметил, за решеткой оказываются не лидеры, а мальчишки. Это такая тонкая тактика властей. Каждая мама уже сказала своему дерзкому ребенку — они позвали тебя на площадь, но сидеть будут не они, а ты. И каждый, собираясь на митинг, думает еще и о том, что может вернуться домой через несколько лет. Ты обвиняешь организаторов акции в том, что они были баранами в стаде. А они отвечали за это стадо. Это, если хочешь, благородный страх. Хотя, со стороны может показаться, что этот Шлях — предательство того мальчишки, который ответил за всех.

Но ты прав, будучи революционерами невозможно вот сосуществовать с режимом уже 14 лет. Они не революционеры, конечно, никакие, и не менеджеры. У них был шанс несколько лет назад прийти к власти, когда была еще не так сильна. Они его упустили и теперь куда не пойдут — везде им Бангалор и Окрестино. А чтобы выбить гранты не нужно быть менеджером. Менеджеров оппозиции как раз и не хватает. Оппозицию спасет менеджер.

Виктор Мартинович: Самым смелым влом ходить на Бангалор, понимаешь? Самые смелые, узнав о маршруте акции, ругнулись матом и поехали на дачу. Потому, что гордый человек по тротуарам ул. Сурганова идти не будет.МАРТИНОВИЧ: Проблема-то как раз в том, что 26 апреля самые смелые на улицы не пришли! Потому, что самым смелым влом ходить на Бангалор, понимаешь? Самые смелые, узнав о маршруте акции, ругнулись матом и поехали на дачу. Потому, что гордый человек по тротуарам ул. Сурганова идти не будет. А если ему заранее говорят: мы пойдем по тротуарам на Бангалор, он просто бойкотирует такой призыв!

Ты думаешь почему так мало людей собралось? Из страха? Да ты вспомни, сколько вышло 19 марта 2006 года на площадь! Это когда публично прозвучала угроза возбуждать уголовные дела на всех вышедших, за террористическую деятельность. Страх работает по иным законам, не так прямо: можно запугивать сколько угодно и сколько угодно сажать людей, но люди все равно будут выходить, причем, из принципа, выходить их будет все больше. И это будут те люди, которые не пойдут на Бангалор!

На деле же произошло следующее: власти запугали организаторов. И те, опасаясь за себя, стали сдерживать тех немногих, кто пришел. При этом критической массы смелых людей, способных развернуть манифестацию в нужную сторону не набралось.

И не надо преувеличивать степень гражданской ответственности партийных лидеров. Мне вот очень не нравится, что я вообще говорю, так как среди них есть такие люди, как тот же Сивчик — порядочные, работающие ради Веры в Беларусь. Так вот, эти красавцы давным-давно боятся исключительно о собственной недвижимости, собственной безопасности, почитай их комментарии к судам. Меня убил комментарий одного из организаторов акции протеста предпринимателей к посадке Андрея Кима. У него спросили: чем вы поможете Андрею? Ответ: А чем мы можем ему уже сейчас помочь? Будем помогать морально. Вот они всем нам помогают сосуществовать с этим режимом. Помогают морально….

МАЛИШЕВСКИЙ: Ага, самые смелые поехали на дачу — сажать картошку. Это они так протестовали! То-то дачники у нас железнодорожные пути перекрывают. Это тебе белорусская оппозиция в действии. Морально они не согласны идти на Бангалор. И все!

Но если ты прав, и это был такой протест крутой оппозиции против оппозиции тихой, посмотрим, к чему это приведет. И еще я бы посмотрел, что бы делал оппозиционер Лукашенко-94 против президента Лукашенко-2008. Это была бы очень жесткая схватка. По тротуарам точно бы никто не ходил. Ты уверен, что нам нужно такое?

МАРТИНОВИЧ: Это не был протест оппозиции против оппозиции, это был бойкот смелыми людьми инициативы слабых людей.

Виктор Мартинович: Это не был протест оппозиции против оппозиции, это был бойкот смелыми людьми инициативы слабых людей.Я не уверен, что нам нужен Лукашенко 1994 против Лукашенко 2008, я вообще не уверен, что сейчас подходящее время для выступлений и схваток. Но ни в коем случае нельзя проводить акцию так, как прошел Чернобыльский шлях. Потому, что в следующий раз не придет никто. Ведь очевидно, что теперь можно надеяться на любые изменения в стране только следующей весной (мне, впрочем, очевидно, что и следующей весной ничего не будет). Во время «Социального» и «Европейского» маршей всячески акцентировались, что эти акции — осенние, а основной протест — весной. И вот, прошла весна, и что? Самые массовые, энергичные протестные действия остались осенью…

И появилось очередное «потерянное поколение». Это люди, которые во что-то поверили в 2006 году и сейчас, спустя два года, снимающие значки «За свабоду» и бело-красно-белые фенечки. Делают они это глядя на то, как ведут себя бывшие кумиры. Я, например, не могу понять: вот хоть убей, не могу понять, почему Александр Милинкевич не приехал 25 марта, в тот самый День воли, когда всех жестко разогнали, к Академии наук. Там стояли люди — я был среди них, стояли люди и ждали своего лидера, Александра Милинкевича. И надеялись, что он придет и они вместе с ним, с остатками толпы с площади Победы, пойдут к центру. Милинкевич же просто уехал. И с Чернобыльского шляха он просто уехал. Грустно это все как-то…

Виктор Малишевский: Понятно, что эта оппозиция — отыгранная карта, и она должна уйти красиво. И может это хорошо, что у нее сейчас ничего не получается на улице. Ну сколько можно ломиться в закрытое окно? Может попробовать постучать в дверь…МАЛИШЕВСКИЙ: А мне не жалко это поколение. Оно было бы куда больше разочаровано в своих надеждах, если бы эта оппозиция пришла к власти. Понятно, что эта оппозиция — отыгранная карта, и она должна уйти красиво. И может это хорошо, что у нее сейчас ничего не получается на улице. Ну сколько можно ломиться в закрытое окно? Может попробовать постучать в дверь… Европа вот постучалась, и кое-что у них получается. Мне почему-то кажется, что мальчишку Кима не освободить на митинге, а на переговорах — почему нет. Только власть не будет разговаривать с людьми с улицы. Но разговаривала же она с рок-музыкантами…. Значит, может! Уго Чавес тоже был политзаключенным! Однажды Петр Марцев сказал про оппозицию замечательную вещь: «нужно этих людей немножко реанимировать, объяснить им, что вся политическая борьба — это не только тюрьма и митинги….». Оппозиция и власть могут восстановить теорию общественного договора, который нарушен в нашей стране. И даже использовать друг друга в качестве посредников. Легализовать друг друга….

А ты, я так понимаю, предлагаешь оставить эту оппозицию на Бангалоре, и сделай ей апрейд?

Виктор Мартинович: Партии должны возглавлять те люди, которые знают улицу и умеют работать с народом, не аппаратные интриганы, умеющие задавить структурную оппозицию и добиться своего переизбрания на съезде.МАРТИНОВИЧ: На мой взгляд, нужно полное кадровое обновление в партиях и общественных организациях. Человек не может занимать место председателя партии с момента ее создания (раскола). Пример Вячорки, все же отказавшегося от поста руководителя БНФ — пример здоровый, несмотря на все вопросы к персоне, это место унаследовавшей. Партии должны возглавлять те люди, которые знают улицу и умеют работать с народом, не аппаратные интриганы, умеющие задавить структурную оппозицию и добиться своего переизбрания на съезде. И нужно пересматривать схемы финансирования. Оппозиция не должна быть профессиональной. Людьми, борющимися за светлое будущее, должны руководить не финансовые, а какие угодно другие мотивы. Если пребывать в оппозиции станет невыгодно, она очиститься от корыстолюбивых трусов, просто от слабых людей, больше думающих о том, как им закончить строительство дома, нежели о том, как реально победить Лукашенко.

МАЛИШЕВСКИЙ: В теории это звучит. Только и власть и оппозиция за эти годы стали такими профессионалами в защите себя. Они на политическом поле заняли позиции защитника и не дают играть у своих ворот никому. Зрители уже свистят, а им — в кайф…

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *