Белорусские чиновники пострадали за политические взгляды

В «черном списке» белорусских чиновников, которые попали под ограничительные санкции Европейского союза, 41 человек. Все они лишены права на получение виз в 27 стран ЕС и еще в 8 европейских государств, которые не входят в Евросоюз, но присоединились к этим ограничениям.
 
Как оценивают санкции Европейского союза сами белорусские чиновники? Мешают ли они их работе и отдыху? На эти вопросы «Белорусских новостей» решились ответить не все фигуранты «черного списка»…

Лидия ЕрмошинаПредседатель Центризбиркома Лидия Ермошина в беседе с корреспондентом «Белорусских новостей» назвала европейские санкции «расправой за политические взгляды»: «Человечество стремится к демократии, в том числе и страны ЕС. Вводить какие-либо ограничения, направленные против прав и граждан, если эти права и свободы не угрожают безопасности Евросоюза, — необъяснимо, нечеловечно и противоречит всякой логике. Мое пребывание в ЕС никак не может создавать угрозы безопасности странам ЕС».

Ссылаясь на утверждения Брюсселя, что в Беларуси есть политзаключенные, глава ЦИК заявила, что она сама — «в каком-то смысле политзаключенный: человек, наказанный по политическим мотивам уже Евросоюзом и ограниченный в праве на передвижение».

Ермошина признает, что статус невъездной мешает ей в работе. «Вот уже три года» у нее нет возможности выезжать на конференции Ассоциации организаторов выборов и вести наблюдение за выборами у коллег, например, в странах Балтии. «По сути дела, наказывая нас, ЕС препятствует демократизации: мы лишены возможности широкого обмена информацией, которую этот процесс предполагает», — говорит глава Центризбиркома.

Александр ЗимовскийПо словам председателя Национальной гостелерадиокомпании, члена Совета Республики Александра Зимовского, он «разочарован формализмом наших европейских партнеров». В частности, тем фактом, что белорусский вопрос рассматривался Советом по транспорту в разделе «Прочее», — «примерно после обсуждения вопроса о перевозке опасных грузов внутри ЕС и перед вопросом о квотах на вылов рыбы в Южной Атлантике».

«Получается, что бочки с химикатами и мороженая треска (а хоть бы и меч-рыба) для Европы важнее отношений с суверенной державой в центре этой самой Европы. Это никуда не годится», — заявил Зимовский. По его мнению, налицо «демонстративное снижение планки обсуждения белорусской проблематики»: «Получается, что за демократизацию Беларуси отвечают чиновники транспортных министерств. Для человека, лично против которого ввел санкции сам президент Соединенных Штатов, это неприемлемо».

Глава НГТРК отметил также «изящество формулировок»: «Мне очень понравилось, что европейские транспортники, телекоммуникаторы и энергетики признали участников достославного списка, я цитирую, «лицами, пострадавшими от ограничительных мер». Лишний раз доказано, что каждый должен заниматься своим делом».

Но отсутствие возможности получить визу в страны ЕС А. Зимовскому не мешает: «Отдыхаю в излюбленных жителями старой Европы краях. И полноценный отдых способствует эффективной работе, знаете ли».

Дмитрий ПавличенкоНачальник управления информации и общественных связей МВД Беларуси Олег Слепченко заявил «Белорусским новостям», что командир бригады спецназа внутренних войск МВД Дмитрий Павличенко «не должен ничего комментировать»: «Он солдат и офицер, ему здесь нечего комментировать. Если кто-то считает, что он к чему-то причастен, это их проблемы».

Николай ЧергинецВ свою очередь председатель комиссии по международным делам и национальной безопасности Совета Республики, глава Союза писателей Беларуси Николай Чергинец назвал «черный список» ЕС «политической провокацией», «низкопробным знаком пренебрежения и неуважения к Беларуси». «Это амбиции людей, которые далеки от нормального политического мышления и вообще лишены здравого смысла, присваивая себе право быть последней инстанцией», — отметил политик. По его словам, единственная его «вина» — «это иметь право выбора и голосовать за кого хочу».

Н. Чергинец обращает внимание, что, когда европейские чиновники приезжают в Беларусь, «стремятся встретиться именно с нами, со мной, в частности». «Конечно, мне бы ничего не стоило отвечать им тем же, но я понимаю больше их, что только в диалоге можно достичь каких-то результатов, и не отказываюсь», — говорит сенатор. Он уверен, что мог бы многое сделать для нормализации отношений между Беларусью и отдельными странами ЕС, «будучи давно в политике, зная хорошо каждую из стран, людей», «но им это не надо — такие санкции показывают, что они не желают установления нормальных отношений с Беларусью».

При этом Н. Чергинец подчеркивает, что Беларусь не опускается до «уровня мышления европейских политиков»: «Мы бы могли адекватно ответить, взять и умножить 41 человека на количество стран, которые приняли такое решение, но не делаем этого».

А что касается отдыха, то глава сенатской комиссии по международным делам «вообще не любит отдыхать в странах Европы, там только устаешь».

Итак, некоторым фигурантам «черного списка» ЕС, с их слов, не больно-то и нужен евросоюзный берег. Конечно, многие излюбленные места отдыха находятся не только и не столько в Европе, сколько в странах, далеких от понятий европейской демократии. Да и экономические, и межгосударственные контакты Беларуси со странами ЕС не на том уровне, чтобы отказ в шенгенской визе грозил спадом. Но неслучайно все-таки официальный Минск на неофициальных встречах настаивает на отмене списка невъездных. Или хотя бы его верхней части. Впрочем, и позиция Евросоюза не выглядит бескомпромиссной: вот уже остаются только два принципиальных требования — освобождение политзаключенных и проведение демократических парламентских выборов. Диалог продолжается, господа присяжные заседатели. И торг тут оказался уместен.
 

 
 
Справка «Белорусских новостей».

10 апреля 2006 года Совет министров Евросоюза принял решение о введении санкций в отношении определенных белорусских чиновников. Действие санкций должно было прекратиться 10 апреля 2008 года.
 
7 апреля Совет министров по транспорту, телекоммуникациям и энергетике ЕС продлил действие санкций в отношении ряда высокопоставленных белорусских чиновников до 10 апреля 2009 года. Санкции предусматривают ограничение на въезд на территорию стран Евросоюза, а также замораживание финансовых счетов.
 
В список включен 41 белорусский чиновник. В их числе — президент Беларуси Александр Лукашенко, глава Администрации президента Геннадий Невыглас, его заместители Наталья Петкевич и Анатолий Рубинов, бывший помощник президента по идеологии Олег Пролесковский, министр образования Александр Радьков, министр информации Владимир Русакевич, министр юстиции Виктор Голованов, министр внутренних дел Владимир Наумов, госсекретарь Совета безопасности Виктор Шейман, командир бригады спецназа внутренних войск МВД Дмитрий Павличенко, командир полка милиции спецназначения ГУВД Мингорисполкома Юрий Подобед, глава Белтелерадиокомпании Александр Зимовский, бывший спикер Палаты представителей Владимир Коноплев, член Совета Республики Николай Чергинец, депутаты Сергей Костян и Михаил Орда, глава ЦИК Лидия Ермошина и секретарь ЦИК Николай Лозовик, генпрокурор Петр Миклашевич, бывший глава КГБ Степан Сухоренко, председатель Федерации профсоюзов Беларуси Леонид Козик и другие.
 
К решению Евросоюза присоединилось еще около 10 стран, которые не входят в ЕС.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *