Председатель Центризбиркома Лидия ЕРМОШИНА: «На бронированном автомобиле я ездила только в детстве»

На этой «Вольво» главу Центризбиркома возят уже десять лет.
Лидия Михайловна рассказала о машинах, на которых ее возят, авариях, в которые она попадала.

 — Служебная машина у меня появилась в 1996 году, когда я была назначена председателем Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов. Получила служебную «Волгу». Белого цвета, квадратную, самую старую в гараже. Автомобилю было около 11 лет. Иномарок тогда было очень мало, только у министров. Из шикарных машин госчиновников мне вспоминается джип тогдашней главы Нацбанка госпожи Винниковой. Она ездила с охраной, в дорогой шубе, я же на старой «Волге», в пальто фабрики «Славянка». Так что разница между госчиновниками тогда была.
 
— А эта старая «Волга» наверняка еще и ломалась…
 
— С этой машиной происходили лишь анекдотические ситуации. Дошло до того, что в 1998 году нас не пропустили к резиденции президента, не поверили, что на такой плохой машине может ездить начальник. Я сообщила об этом главе государства. Вскоре в гараж поступила партия автомобилей «Вольво S90», я первой получила этот автомобиль. Он был предметом зависти многих чиновников. Правда, сегодня это уже старая машина.
 
Случалось, подолгу чинилась в гараже.
 
— Неужели поломки были такие серьезные?
 
— Водитель заехал домой пообедать, и во дворе в стоящую «Вольво» врезалась другая машина. Ремонт длился долго, запчасти заказывали, а потом ждали, когда они придут через фирменную сеть. Был еще один необычный случай. Наш автомобиль задели в районе Дворца спорта. Вскоре туда же должен был подъехать глава государства. Если бы машины были частные, можно было бы договориться и разъехаться. Но здесь был поврежден автомобиль из гаража Управления делами президента. Милиция очень нервничала, но все документы пришлось составить.
 
Вместе с Лидией Михайловной выходим на площадь Независимости, куда подогнали ее служебную зеленую «Вольво». За рулем сидит водитель в возрасте в свитере и джинсовой жилетке. В автомобиле довольно мощный двигатель — 3000 кубических сантиметров. Салон кожаный, очень вместительный.

Служебный автомобиль Лидии Ермошиной не бронированный, зато с вместительным кожаным салоном.
Служебный автомобиль Лидии
Ермошиной не бронированный,
зато с вместительным
кожаным салоном.
Фото: ДРАЧЕВ Виктор
 
— Бронированная? — интересуюсь у Лидии Михайловны.
— Нет, обычная машина. Это самый первый автомобиль в нашей семье был бронированным. В 1962 году мой отец купил небесно-голубую «Волгу» — ту самую, первую, с оленем на капоте. Более красивого автомобиля в жизни я не видела. На весь Бобруйск, где мы жили, таких машин было не больше десяти. На подобных автомобилях ездили первый секретарь райкома и председатель райисполкома. Поэтому люди думали, что и наша семья очень состоятельная. Хоть отец был военным офицером, служил в Германии, где и заработал деньги. К тому же в семье перед покупкой «Волги» была строжайшая экономия. Поэтому родители и сумели собрать на то время грандиозную сумму — четыре тысячи советских рублей. И не пожалели. Через десять лет отец вдвое дороже продал эту машину какому-то молдованину. Тогда «Волга» была мечтой всех кавказских и молдавских мужчин. Она была надежной, как броневик, с вместительным багажником, так что было удобно перевозить арбузы. Кстати, и самое интересное происшествие у нас связано с этой «Волгой».
 
— Неужели машина угодила в ДТП?
 
— Да, мы всей семьей вместе с бабушкой возвращались из Калининграда. Лето было дождливое, дорога скользкая. Ехали где-то недалеко от Молодечно, отец был уставшим и расслабился. Красавица «Волга» перевернулась на крышу, потом снова на колеса и съехала в кювет. Все от страха выскочили из машины и рванули в кусты. В те времена не было даже ремней безопасности. Но никто из нас не получил даже легких травм. На «Волге» даже царапин не осталось, ни одно колесо не отвалилось. Современные машины не так прочны, представляю себе, что бы могло произойти, если бы подобное случилось сегодня.
 
Машин в те времена по дорогам ездило мало. Мимо плелась какая-то подвода с сеном, доехали до ближайшего мехдвора. Местные умельцы прикрутили нам колесо. Но до родного Бобруйска ехали так медленно, что нас обгоняли даже велосипедисты.
 
— А вам удалось поводить ту самую «Волгу»?
 
— Нет, у меня аллергия к автомобилям. Отец был помешан на машинах, сдувал с них пылинки, проверял, не садимся ли мы в салон в грязной обуви. Это чересчур трепетное отношение к автомобилю отбило у меня желание быть водителем.
 
Я, правда, даже не пробовала ездить сама, но, мне кажется, побоялась бы ездить. Не уверена, что вовремя среагировала бы на опасную ситуацию. Есть люди, которым не дано водить автомобиль. Они все равно мучаются потом, даже если и сдают в ГАИ на права. В итоге человек становится на дороге угрозой.
 
А женщины водят автомобиль похуже, чем мужчины. Ведь почему-то карманники чаще всего выбирают в жертвы именно слабый пол. Дамы не слышат, не чувствуют, как из их сумочки достают кошелек. Но есть женщины, которые управляют автомобилем талантливо. А тех, кто садится за руль в пожилом возрасте, я вообще считаю героинями.
 
— Скажите, а какие требования предъявляются к водителям в гараже Управления делами президента? Наверное, на работу принимают профессионалов с необычайными способностями?
 
— Никаких особенных требований. Зарплата, поверьте, здесь невысокая. Многие водители уходят на более высокие заработки. Здесь же главное — чтобы водитель не злоупотреблял алкоголем. Мой личный водитель в предпенсионном возрасте, очень степенный человек. Правил никогда не нарушает.
 
— Вас возят на служебном автомобиле даже в выходные?
 
— Нет, я очень люблю ходить пешком, например, в магазин. Ближайший находится в трех километрах от Дроздов. Поэтому я не понимаю людей, которые разленились до того, что в ближайшую булочную ездят на машине. В выходной день я прохожу пешком не меньше восьми километров.
 
— Неужели и в столице вам приходится быть пешеходом?
 
— Конечно, и на общественном транспорте я езжу нередко, с людьми знакомлюсь. Часто в Дроздах сажусь в пустой автобус №91, он как раз доезжает до Комаровского рынка. Очень удобно, мне всегда обеспечено свободное место. Назад, когда куплено много продуктов, добираюсь на такси.
 
Вообще, если добираться на работу и с работы, такси обходится дешевле личного автомобиля.
 
— Не страшно ли вам ездить с лихачами-таксистами?
 
— Тогда нужно бояться и самолетов. Белорусы в целом не очень вежливы друг к другу, то же самое касается и водителей. Наши автомобилисты нерешительны, не умеют маневрировать. В той же Москве водители действительно асы. Зато только в белорусских городах пропускают пешеходов. Вот в Петербурге, когда я хотела перейти дорогу к Медному всаднику, сопровождающие меня сразу предупредили: «Лидия Михайловна, это не Минск, будьте осторожны».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *