ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ УГЛУБИЛИ РАСКОЛ В ОБЩЕСТВЕ

У нынешней президентской кампании несколько отличительных черт. Одна из главных — небывало высокий процент голосов за Александра Лукашенко. По предварительным данным, которые если и будут отличаться от окончательных, то лишь на какие-нибудь сотые доли процента, за Лукашенко проголосовало 82,6% избирателей.
 
Эту цифру уже окрестили «назарбаевской». Действительно, такой «убедительной», как выразилась глава ЦИК Лидия Ермошина, победы Лукашенко за годы своего правления еще не одерживал. Ранее первый президент Беларуси предпочитал выигрывать «элегантно». На выборах 2001 года он получил 75,62% голосов, а на референдуме-2004, когда решался вопрос о возможности Лукашенко баллотироваться на новый срок, предложение президента поддержало 79,42% избирателей.
 
Высокую явку на нынешних выборах и гигантский процент в поддержку Лукашенко глава Центризбиркома объяснила тем, что граждане своей активностью отреагировали на антипропаганду «против белорусского правительства и белорусского народа» со стороны «ряда авторитетных международных организаций и государств». По мнению Лидии Ермошиной, это была «нормальная здоровая реакция».
 
Продолжением этого логического ряда можно назвать и низкий процент голосов за оппозиционных кандидатов. Милинкевич набрал 6%, а Козулин — 2,3%. Даже в сумме это меньше, чем получил Владимир Гончарик на выборах 2001 года. Тогда единый кандидат от оппозиции набрал 15,39%. Хотя пять лет назад белорусское общество действительно большей частью весьма лояльно относилось к Лукашенко, а уровень поддержки оппозиции был существенно ниже нынешнего. Да и сама оппозиция в 2001 году не была столь сплоченной, как сегодня.
 
Объяснить столь существенный контраст — большой процент за Лукашенко и крайне низкий за оппозиционных кандидатов — можно, по мнению эксперта аналитического центра «Стратегия» Валерия Карбалевича, желанием властей фактами подтвердить тезис о монолитности белорусского общества.
 
Во время беседы Лукашенко с журналистами на избирательном участке, президент отметил, что «в стране порядок, полное спокойствие». Особо глава государства подчеркнул: «Выборы в Беларуси мы проводим для себя. Народу Беларуси определять, кто будет президентом. Уверен, что по результатам мы увидим: в нашем государстве хозяин — белорусский народ».
 
«И цифры подтвердили желание властей продемонстрировать монолитность общества и ущербность группы «отморозков», как власть называет оппозицию, — говорит Валерий Карбалевич. — Поэтому у Лукашенко процент больше, чем на прошлых выборах, а у оппозиции, соответственно, — меньше».
 
Впрочем, отмечает политолог, «эти цифры не отражают реальную расстановку политических сил, так как многие соцопросы, проводившиеся до выборов, утверждают, что у Лукашенко уровень поддержки все же пониже, хотя и явно больше, чем у Милинкевича».
 
По этому поводу можно привести данные, которые распространил Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) еще 16 марта. В Беларуси в связи с запретом на публикацию результатов социсследований в десятидневный период до выборов данные этого опроса ранее не озвучивались.
 
Так вот, по данным исследования ВЦИОМ, за Александра Лукашенко готовы были отдать голоса 60% граждан, за Александра Милинкевича — 11%, за Александра Козулина — 5%, за Сергея Гайдукевича — 1%. При этом социологи сделали оговорку по поводу политической ситуации в стране, когда не каждый может решиться откровенно высказать свое мнение.
 
Какие из социологических исследований, данными которых в последние дни оперировали обе стороны, ближе к истине, сказать трудно. Другое дело, что в Беларуси в последние годы социология стала не столько инструментом изучения настроений в обществе, сколько средством влияния на эти настроения.
 
К примеру, данные экзит-полов, которые с самого утра 19 марта стали озвучивать государственные электронные СМИ, вполне могли оказать влияние на избирателей, так как эти данные демонстрировали безоговорочное лидерство Александра Лукашенко. Не искушенному в технологиях большой политики избирателю настойчиво навязывалось мнение, что его голос, если он будет подан не за Лукашенко, все равно роли не сыграет. А заодно и закладывался фундамент под окончательные итоги выборов.
 
Впрочем, сторонники оппозиции также апеллировали к данным экзит-пола, которые, по их информации, провел российский «Левада-центр». Правда, власти утверждают, что этот центр не был аккредитован на выборы и не имел права проводить какие-либо исследования, да и сами российские социологи говорят, что экзит-полов не проводили, а лишь попытались провести телефонный опрос, но полученные в его ходе цифры оглашать не будут.
 
Тем не менее, вечером 19 марта на Октябрьской площади лидеры оппозиции привели данные экзит-полов: за Лукашенко — 47%, за Милинкевича — около 26%. Такие цифры дают оппонентам власти основания требовать второго тура. Хотя вчерашние вечерние события, несмотря на массовость, многим показались неубедительными. По крайней мере, оппозиция не продемонстрировала четкого плана действий. Не совсем понятно, что она намерена предпринять — настаивать на втором туре, либо дело опять ограничится утверждениями о фальсификации итогов выборов, которые власть уже научилась легко отражать.
 
На сегодняшней пресс-конференции председатель ЦИК Лидия Ермошина специально отметила, что в ее ведомство каких-либо претензий по поводу подсчета голосов не поступало. Хотя наверняка со стороны оппозиции такие претензии вскоре поступят.
 
Несколько невнятные и острожные действия оппозиции во время акции протеста политолог Валерий Карбалевич объясняет тем, что демократические силы находились под определенным давлением. «Информационный прессинг со стороны властей по поводу возможных провокаций, которые якобы готова была устроить оппозиция, привел к тому, что оппозиция просто боялась предпринимать какие-либо действия», — говорит Валерий Карбалевич.
 
По мнению эксперта, вполне естественно, что в своих планах оппозиция опирается на массовый протест: «На площадь пришло действительно много людей, столько оппозиционные акции давно у нас не собирали, но, для того чтобы власть пошла на какие-либо уступки, этого все равно недостаточно».
 
Депутат Верховного Совета 13-го созыва Наталья Машерова считает, что на этих выборах белорусская оппозиция выглядела уже профессионально. «Я уважаю Козулина за мужество, с которым он озвучил, то озвучил. Милинкевича — за то, что за ним идут люди. Но наукой политтехнологий еще не овладел ни тот, ни другой. И это естественно, так как для этого необходимо пройти не одну школу избирательных кампаний. Лидера, который смог бы победить действующую власть, мы еще не сформировали», — сказал Наталья Машерова в интервью белорусской службе радио «Свобода».
 
Политолог Валерий Карбалевич особо отмечает еще один итог президентских выборов-2006. «Эта кампания актуализировала существовавший в обществе раскол, углубила его, помогла той части общества, которое стоит за перемены, воспрянуть духом, почувствовать альтернативу, шансы на успех, — говорит эксперт. — Но сейчас становится очевидно, что власти делают и будут делать все, чтобы исключить диалог между частями общества. И, как следствие, можно предположить, что политика властей в отношении оппозиции будет ужесточаться».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *