Сегментные пятна Интернета


Недавно разработчики законопроекта «Об информации, защите информации и информатизации» заявили, что из этого документа исчезло упоминание об Интернете. Исчезло. Но спокойнее от этого не стало, потому что двухходовка «парламентариев» просчитывалась легко.
 
В проекте-то записано, что СМИ он не касается. А задача в том и состоит, чтобы распространить на Интернет действие норм о СМИ. Значит, надо «прописать» его в другом законодательном акте.
 
Так и случилось.
 
Не успели умолкнуть виртуальные аплодисменты прогрессивности «депутатов», как министр информации Владимир Русакевич сообщил о разработке проекта указа, направленного на регулирование белорусского сегмента Глобальной сети.
 
В связи с интервью министра агентству БелТА несколько реплик.
 
«Ведь до настоящего времени в Беларуси деятельность Интернета никак не регулируется».
Во-первых, это естественно, а во-вторых — неверно.
 
Естественно, потому что Интернет — Сеть Всемирная, и задача регулирования его деятельности одному государству, даже в самом что ни на есть центре Европы, не под силу. Попытки решить эту проблему самостоятельно порождают огромное количество других проблем. Cамые простейшие из них: что делать с сайтами, размещенными в других доменных зонах и как быть с различием законодательства разных стран (автор вполне невинного по национальным меркам сообщения в другой стране, где оно тоже открывается, может оказаться под судом).
 
Неверно — потому что… неверно. Вообще-то, правильнее было бы говорить о деятельности в Интернете. Так вот, на «интернет-деятелей» нормы белорусского законодательства — распространяются. И уголовного, и административного, и гражданского. Хоть пространство и виртуальное, но ответственность может быть вполне реальной. В стране создано достаточное количество судебных прецедентов, связанных с деликтами в Интернете. Случай с Андреем Климовым — самый известный, но далеко не единственный.
 
Одно из двух. Либо министр информации об этом не осведомлен, либо вывод о «бесконтрольности» Интернета тиражируется вполне сознательно. Какой из вариантов вам больше нравится?
 
«Документ закрепляет заявительный принцип регистрации интернет-издания, будь то сайт газеты, журнала, другой информационный ресурс, выполняющий роль средства массовой информации. Это не касается интернет-сайтов государственных органов или распространяющих информацию о товарах. Тем самым регулирование заключается в регистрации сетевого ресурса как самостоятельного СМИ, которое имеет такие же права, как печатные СМИ и телевидение».
 
А вот тезис о заявительном характере регистрации интернет-изданий можно только приветствовать. Потому что раньше (в проектах новой редакции закона «О СМИ») речь шла о приравнивании интернет-СМИ к печатным. Со всеми вытекающими последствиями, включая фактически разрешительный порядок регистрации. Что ж, межведомственную комиссию по изучению международного опыта регулирования Интернета стоило создавать хотя бы ради такого переосмысления!
 
Только вот по привычке Жванецкий вспоминается: «Они говорят, что будет лучше? — НЕ ВЕРЮ! В то, что будет хуже — верю сразу и безоговорочно!»
 
«Сегодня за размещение информации без ссылки на источник, попросту говоря воровство, нельзя привлечь к ответу, поскольку в законодательстве нет понятия «интернет-СМИ».
 
Ещё одно тиражируемое заблуждение. Можно. И привлекали. Потому что понятия «интернет-СМИ» нет, а Интернет — есть. И если кто-то информацию ворует и в Сети размещает, привлечь его к ответу вполне можно уже сейчас (и не только теоретически).
 
Кстати, интернет-сообщество и само задумалось над проблемой, скажем так, заимствований. Посмотрите хотя бы форум БАЖ. Первые шаги к саморегулированию?
 
«В мире существует практика создания порталов, так сказать, единых, куда информацию поставляют все СМИ страны. Обсуждается ли идея организации такого государственного портала в Беларуси?»
 
А это уже — вопрос от журналиста. Из разряда «спасибо за вопрос».
 
Вот интересно, где именно в мире существует практика создания единых порталов, куда поставляют (слово-то какое выбрано!) информацию все СМИ страны? И почему этот «единый портал» во второй части вопроса стал — государственным?
 
Под видом аксиомы читателю внушается весьма спорная, мягко говоря, мысль.
 
Кстати, ответ на этот вопрос министра куда менее безапелляционен. Хотя, в принципе, В.Русакевич прям: «Нужно искать пути повышения эффективности использования Интернета в интересах государства».
 
Кто бы возражал. Лишь бы только государство не забывало, что его высшей ценностью и целью, согласно Конституции, является человек, обеспечение его прав и свобод. Ради чего оно, собственно, и существует.
 
P.S. Любопытно, что в эти же дни об имеющем к нам отношение проекте закона об интернете заговорили и в России — о модельном законопроекте для стран СНГ. Предлагаемый к обсуждению законопроект весьма сырой и, опять же, оставляет куда больше вопросов, чем ответов. Ознакомиться с этими вопросами можно здесь. А там, глядишь, и ответы появятся…
 
Андрей Бастунец,
www.baj.by 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *