ГОСУДАРСТВО МОГЛО БЫ ХОРОШО ЗАРАБОТАТЬ НА БОРЬБЕ С ПИРАТСТВОМ

Белорусские чиновники вольно или невольно, но вполне четко расставили наконец все точки над «i» в пресловутой борьбе с пиратством. Как оказалось, бороться с флибустьерами электронных морей в Беларуси никто не собирался. Отдельные правовые акты были нужны лишь для того, чтобы политика страны формально соответствовала отдельным международным требованиям. На самом же деле государство весьма заинтересовано в процветании теневого бизнеса, поскольку он приносит внушительный, хотя и не учтенный казной доход.
 
Вывод о прекращении показательной войны с пиратами можно сделать, судя по последним событиям, которые произошли с участием корпорации Microsoft. В начале этого года бизнес Билла Гейтса с помпой объявился в нашей стране, неся с собой начало эры лицензионных продуктов. Причем пристрастить к лицензии корпорация намеревалась в первую очередь государственный сектор. Наверное, слышала доносящиеся из госучреждений и с предприятий громкие крики о соблюдении авторских прав. Увы, как оказалось, раскупать лицензионные продукты г-на Гейтса чиновничьи структуры не спешат. Более того, по нашей информации, среди госучреждений был распространен циркуляр с рекомендацией воздержаться от покупки официальных продуктов в связи с их высокой стоимостью. Таким образом, чиновники подорвали не только бизнес американского софтверного гиганта в Беларуси, но и поставили крест на государственной программе по уничтожению теневого сектора.

До недавних пор о желании потопить флибустьерский флот заявляли все кому не лень. В прошлом году Министерство торговли буквально ошарашило пиратов новостью о введении акцизных марок на программное обеспечение. В официальном заявлении, которое распространили работники министерства, предрекалась быстрая и безоговорочная кончина нелегального бизнеса. В нее поверили все коммерсанты без исключения и стали готовиться к просушке весел. И напрасно. Инициатива была отложена в долгий ящик и, возможно, затеряется в нем навсегда. Аналогичная участь постигла и другие перспективные антипиратские законопроекты. Почили в бозе и потуги West Records сорвать с торговых кораблей пиратские флаги.

Почему так происходит? Этот вопрос мучает в меньшей степени пиратов, в большей — правообладателей. Де-юре Беларусь поддерживает все международные соглашения об авторском праве и издает возгласы поддержки, когда в России показательно уничтожают крупную партию контрафактных дисков. На самом деле с пиратством в стране никто не борется. Более того, теневой бизнес живет и процветает.
 
Место под солнцем
 
О существовании программы по государственной поддержке пиратства свидетельствует механизм распределения торговых площадей. Большинство торговых точек размещается в государственных учреждениях. Самым лакомым куском считаются холлы высших учебных заведений — целевая аудитория под носом. Арендовать перспективные метры довольно сложно. Места под солнцем распределены между сильными мира сего и выдаются только под определенные гарантии.

По этому поводу арендодатели рассказывают об интересной закономерности. По их словам, выгодными торговыми местами в переходах, крупных магазинах и прочих заведениях в столице владеют от силы два-три человека. Правда, конкретных имен предприниматели не раскрывают, намекая, что их носители близки к руководству страны. Боятся лишиться насиженных мест. Но при этом утверждают, что процесс открытия торговой точки нужно начинать не с посещения исполкомов, а с беседы с людьми рангом повыше. Действительно ли пиратский бизнес находится под контролем госчиновников, утверждать на основе голословных заявлений не беремся. Однако дальнейший процесс легализации пиратских складов происходит подозрительно гладко.

Для начала нужно согласовать размещение точки с исполкомом, потом с Министерством образования, руководством вуза и вновь с исполкомом, но на этот раз на прием к чиновникам нужно идти с ассортиментным перечнем товара. Все это время контрафактное прошлое и будущее продукции буквально выпирает из каждой бумажки. Для очистки совести пакет документов податель разбавляет договором с реальным обладателем прав. Правда, использовать его впоследствии владелец точки не собирается. Чиновники это знают, но все равно выдают разрешение на торговлю, передавая предпринимателя по эстафете правоохранительным органам.
 
Государственная крыша
 
За ассортиментом на пиратских точках силовики следят очень внимательно. Дабы не пропустить новинки киновидеопроката или вовремя разжиться по закупочной цене подарком для сына или дочери. По словам торговцев, возле их прилавков постоянно крутятся люди в погонах, которые пользуются на точках особыми привилегиями. Тема задабривания правоохранителей особенно актуальна для крупных магазинов. Задумайтесь, почему жертвами антипиратских рейдов обычно становятся мелкие предприниматели. В оперативный план крупные магазины входят очень редко. Возможно, и потому, что высокопоставленные лица в окошки уличных киосков не заглядывают, предпочитая магазины, где покупают пиратские диски пачками.

В частности, среди потребителей контрафакта мелькают работники дипкорпуса Беларуси в Польше, сотрудники министерств торговли и по налогам и сборам. Захаживают к пиратам и оперативники Комитета госконтроля. Но не за тем, чтобы составить акт, хотя пиратской продукции на прилавках магазинов хоть отбавляй — начиная от явного контрафакта «софта» и заканчивая запрещенными порнофильмами. В отдельных «бутиках» откровенные ленты лежат прямо на прилавках. В то же время большинство антипиратских акций обходит магазины стороной, начинаясь и заканчиваясь, например, в Ждановичах.

Если бы была команда сверху, то пиратского рынка не стало бы в один день, утверждал на одном из интернет-форумов по проблемам пиратства представитель правоохранительных органов. Точки продаж пиратских дисков в большинстве своем известны. Но раз нет команды, то и борьба с пиратством ведется от акции к акции, от рейда к рейду. Причем, что примечательно, заинтересованные лица о грядущих рейдах осведомлены за неделю.
 
«Плохо боремся»
 
На вопрос: «Как вы боретесь с пиратскими копиями?» — директор ЗАО «МиСофт» (представляющего в Беларуси интересы фирмы «1С») Юрий Шепелкин признается: «Плохо боремся». И тут же объясняет: «Чтобы заниматься любым делом, надо быть профессионалом. С одной стороны, нужно хотеть заниматься этим делом, с другой — нужны какие-то моменты, связанные с администрацией, с директивными органами: репрессивными, правоохранительными и так далее. Реально заниматься этим всегда не очень приятно, ловить кого-то… Это не наша профессия — ловить, наказывать. Более того, зачастую люди не понимают того, что они нарушают авторские права. Авторское право — с ним вообще ситуация немножко непонятная. Ну, например, мультимедийные диски прокатывать запрещено. У нас были судебные дела, и ситуация была такая, что был административный суд, а человек, которого наказывали, не знал, что он не имеет права прокатывать лицензионные диски. На тот момент не знали этого и мы».

Второй причиной, почему «плохо», Ю.Шепелкин называет пассивность милицейских работников: «В отдельных случаях прикрывают правонарушителей участковые, например. Я не говорю, что за деньги, может быть, за хорошее отношение, может быть, чтобы не иметь лишних проблем. Я не хочу обвинять всех, не имею на это права и не уверен, что это есть повсеместно. Но, например, наш сотрудник видит в киоске пять видов нелицензионных игр, мы пишем письмо участковому, что так и так. На следующий день приходит сообщение: там все нормально. Приходим. Мы-то три наименования указали в заявлении, и этих наименований нет в продаже, но два других остались».
 
Эпоха дырявых щитов
 
Российские производители ПО могут сами защищать свои авторские права. Некоторые из них так и поступают: штатные юристы сотрудничают с правоохранительными органами, отслеживают появление пиратских программ. Но многие сочли, что удобнее дать доверенность на защиту своих прав третьей стороне — организации, юридической компании, которые будут специализироваться на борьбе с нелегальным распространением и использованием программ. Так, в 1997 году группа правообладателей создала антипиратскую ассоциацию «Русский щит» (сейчас фирм, входящих в нее, уже почти два десятка, среди них такие авторитеты компьютерного бизнеса в России, как «Бука», «Акелла», ABBYY), она же и финансирует эту общественную организацию.

«Русский щит» представляет компании-учредители в суде, сотрудники ассоциации устраивают рейды по точкам продаж компьютерных дисков в Москве (полгода назад ассоциация пошла на такой неординарный шаг потому, что московские стражи порядка сами не проявляют должной активности в борьбе с контрафактными дисками).

По аналогии с российской организацией летом прошлого года была создана и у нас компания с неоригинальным названием. ООО «Белорусский щит» выполнял те же функции, что и «Русский щит». Более того, эта компания получила все доверенности на защиту прав фирм, входящих в ассоциацию «Русский щит», в нашей стране. Но «щит» просуществовал недолго, и уже в конце ноября прошлого года место «Белорусского щита» занимает ЧУП «ХИТкомпани», которое получает все те же доверенности от «Русского щита». Защита авторских прав — лишь одно из направлений работы «ХИТкомпани». Кроме того, она занимается поставкой лицензионной медиапродукции, так что можно сказать, что защита авторских прав, искоренение пиратства — это часть бизнеса фирмы.

Многие видели захватывающие и поучительные репортажи о том, как оперативники борются с пиратами: проводят рейды по рынкам, уничтожают тысячи дисков с играми, программами, фильмами. Но для того чтобы милиция устроила хотя бы проверку торговой точки, правообладатель должен обратиться в правоохранительные органы с заявлением о том, что где-то продают пиратские диски. Если заявления нет, то маловероятно, что торговцев будут даже проверять. Юрист «ХИТкомпани» Александр Жук рассказал, что сотрудники компании пытались выяснить, кому в Беларуси принадлежат права на почтовую программу The Bat, но так их и не нашли, а это значит, что защищать авторские права разработчиков некому. Следовательно, даже если оперативники в ходе проверки обнаружат тираж пиратских дисков с этой программой (да и большинством зарубежных, включая ту же Microsoft Windows), то привлечь к ответственности пирата не смогут: государство не может выступать в роли истца в таких делах, только правообладатель может предъявить претензии.

Такая же ситуация и со многими играми. «Есть игрушки, права на которые вообще никому не принадлежат — мы их тоже защищать не можем, потому что нет конкретного субъекта-производителя», — говорит А.Жук. И этим очень активно пользуются конторы типа российского «Фаргуса». Пока игра не начинает распространяться официально, они успевают наштамповать дисков с новыми играми, зачастую плохо переведенными на русский язык, с плохим оформлением. И именно поэтому, вероятно, в магазинах «Мистерии звука», которая не первый год громко ведет борьбу с пиратством, на стеллажах можно увидеть как лицензионные игры, так и ворованные, ворованный софт — всевозможные сборники программ, дистрибутивы ОС Windows, популярные пакеты Adobe Photoshop, CorelDraw…
 
Борьба с пиратством выгодна
 
В интервью «БДГ. Деловой газете» менеджер по лицензионным соглашениям компании «Майкрософт Украина» Евгений Созанский отметил, что борьба с пиратством выгодна в первую очередь государству. Если же налицо обратный процесс, то, значит, приоритеты экономической выгоды смещаются в сторону подпольного бизнеса.
В частности, Е.Созанский утверждает, что компьютерное пиратство имеет множество негативных экономических последствий: ослабление местной индустрии программного обеспечения, сокращение налоговых поступлений и количества рабочих мест в силу неразвитости рынка легального ПО, затраты на безрезультатное правоприменение. Эти потери многократно сказываются на других участниках цепочек поставок и сбыта.

Анализ собранных компанией International Data Corporation (IDC) данных об экономической роли ИТ-индустрии позволяет выявить величину его влияния на экономику. С ростом этого сектора связаны прямые преимущества для работников, государства и экономики во всем мире.

Независимое глобальное исследование, проведенное IDC, также показало, что уменьшение в стране уровня пиратства в области ПО может стать трамплином для роста сектора информационных технологий.

В России снижение уровня пиратства на 10 пунктов (т.е. с 87 до 77%) способствовало бы увеличению объема ИТ-рынка страны более чем в два раза (до 10,5 млрд долларов) к 2006 году. Кроме того, это позволило бы создать десятки тысяч новых рабочих мест, из них около 30 тысяч — в индустрии высоких технологий. То есть нынешнее количество рабочих мест в ИТ-секторе увеличилось бы более чем вдвое. Кроме того, снижение уровня пиратства дало бы возможность российскому правительству привлечь в экономику страны дополнительно 6,9 млрд долларов и получить дополнительно 280 миллионов долларов в виде налоговых поступлений.

Сокращение в Украине уровня пиратства в области программного обеспечения, который составляет на сегодня около 91%, на 10% позволит создать более 5 тыс. новых рабочих мест, экономический рост увеличится на 1 491 миллион долларов, а госбюджет получит дополнительные 108,3 миллиона долларов в виде налогов.

Сегодня IDC прогнозирует, что местный IT-сектор в Украине вырастет до 2009 года на 101%, а уменьшение на 10 пунктов уровня пиратства в области ПО сможет увеличить этот рост до 159%.

IDC считает, что местный IT-сектор в Украине на сегодня включает более 3 300 IT-предприятий, где работают более 21 тысячи человек, поступления в бюджет в виде налогов составляют 94,2 миллиона долларов. Местная индустрия программного обеспечения оценивается в сумму около 1 миллиарда долларов. Исследование показывает, что уменьшение пиратства в области ПО в Украине на 10% в период с 2006-го по 2009-й приведет к таким результатам: прогнозируемый рост местного IT-сектора увеличится со 101 до 159% к 2009 году, что позволит создать новые рабочие места и возможности.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *