Почему в Беларуси так часто гибнут летчики? (Фото)


Почему в Беларуси так часто гибнут летчики? (Фото)
МИГ, разбившийся в Ганцевичах, — уже третий военный самолет, который терпит крушение за год.
 
В четверг вечером недалеко от деревни Хотыничи Ганцевичского района потерпел крушение МИГ-29, на котором пилоты Сергей Коваленко и Александр Жигайло отрабатывали фигуры высшего пилотажа на малых высотах.
 
Причины падения выясняются, но уже сейчас понятно, что классные летчики — командир авиационной эскадрильи подполковник Сергей Коваленко и заместитель командира авиационного звена майор Александр Жигайло — до последнего уводили свою машину от населенных пунктов. Самолет упал в болотистом лесу, недалеко от райцентра, пишет «Комсомольская правда в Беларуси».
 
У Сергея Коваленко остались жена и трое детей. Возможно, сослуживцы погибшего летчика смогут найти слова и объяснить его семье, за что погиб их муж и отец. У нас же, когда Светлана Коваленко открыла дверь, перехватило дыхание, и мы смогли лишь высказать скупые слова сочувствия. Их еще не раз скажут этой семье, но уже никто не вернет им родного человека и ту прошлую счастливую жизнь, которая обрушилась в одночасье.
 

 
— Я стараюсь не раскисать, чтобы дети пережили все это. Илье будет 17 лет, Лизе сейчас 13, а самой младшей Варе 10 лет — она так похожа на Сергея… Сегодня под утро я услышала его голос: «Свет, Свет, детей береги!» — плачет супруга Сергея Коваленко Светлана. — Мне нужно собраться. Нужно детей в свет вывести… В тот день мне и детям было плохо. Днем мне Илья говорит: «Мама, мне кажется, что самолет упал». Сказал он это, как потом оказалось, уже когда самолет упал.
 
Сергей Коваленко был одним из лучших летчиков страны, что и подтвердил минувшей весной.
 
— В этом апреле он сел на автодорогу Брест-Москва, сделав высший пилотаж. За это его наградило руководство — министр подарил микроволновку, — вспоминает Светлана.
 
Кажется, что Светлана Коваленко мыслями переносится в тот лес, где упал МИГ-29, и пытается представить, как же он погиб.
 
— Как же ему было больно… Может, не об землю? — сквозь слезы смотрит на нас Светлана. — Мне сказали, что от мужа ничего не осталось, никаких вещей. С ним в самолете были иконки. Он был очень уравновешенный и аккуратный в пилотировании. Но после перевода в Барановичи говорил мне, что очень уставал, они ведь там в какой-то казарме по трое человек живут. Мы с детьми остались в Березе жить.
 
Сергею было 43 года, два года до пенсии оставалось. Я ему говорила: «Может, ты не поедешь в Барановичи?» А он: «Ну, а что? Надо же отслужить. Деньги зарабатывать».
 
— Случались с Сергеем внештатные ситуации?
 
— Однажды у него не выходило шасси. Я проснулась ночью от тяжелого гула самолета. Про себя просила: «Господи, спаси, спаси». А потом он как-то во сне вскочил и, обхватив голову, сказал: — Сегодня я мог не прийти домой. Шасси не выходило, а бензин заканчивался. Я молился…
 
Накануне трагедии Сергей Коваленко звонил домой.
 
— Сказал, что купил дочкам дневник для музыкальной школы, тетради: «Светик, что еще купить? Приеду в пятницу или субботу. Второй день полетов». Я вам скажу, что все летчики боятся летать. Только дураки не боятся.
 

 
Родной брат погибшего летчика Александра Жигайло Антон сообщил «КП», что пилоты должны были лететь на другом истребителе: «Но в самый последний момент он оказался неисправен, и самолет заменили. Брат однажды признался, что боится летать на старых самолетах, которые есть в парке».
 
«Ребята, которые погибли за штурвалом, — настоящие герои!»
 
Прокомментировать очередное падение МИГ-29 согласился бывший военный летчик, подполковник Военно-воздушных сил Советского Союза в отставке. По его просьбе мы не называем фамилию и имя (запись разговора есть в редакции).
 
— Я сейчас не летаю, но летал на самолетах, когда был расцвет авиации. О чем тут говорить, если самолет МИГ-29 был выпущен в 1977 году. Если ваш сосед ездит на машине 1977 года, что вы про такой автомобиль можете сказать? А здесь речь идет о самолете. Конечно, его там где-то подделали, подмазали, но если проводить аналогию с «Жигулями», то «копейка» — она и в Африке «копейка». Да, самолет этот когда-то был хорош, но это уже каменный век. Еще одна причина, по которой происходят подобные авиакатастрофы, — недостаточный налет пилотов. Сейчас летчики летают столько, что им нужно давать ордена только за, что они садятся в кабину самолета.
 
— На авиационных сайтах высказывают мнение, что подобные трагедии проходят из-за того, что у пилотов просто мало опыта. Когда они заканчивали учебу, был развал Союза, естественно, что авиация переживала не самые лучшие времена.
 
— Я тоже с этим соглашусь. Например, когда я был рядовым летчиком и только закончил училище, у меня в месяц было 50 часов налета. А самый большой налет у молодого командира экипажа – 90 часов в месяц. Выходит, что человек по три часа в день сидел за штурвалом. А сегодня, по моим данным, у летчиков налета 50 часов в год! И это в лучшем случае.
 
— Вчера Министерство обороны заявило, что пилоты ценой собственной жизни увели самолет от населенных пунктов.
 
— Они умерли, как герои, сидя за штурвалом! Печально, что в последнее время такие случаи участились.
 
— Для чего пилоты делают такие сложные фигуры, выполнение которых так опасно? В этом есть необходимость?
 
— То, что пилоты учатся летать в экстремальных условиях, так это нормально, это закономерно. Пилот должен летать в любую погоду, в любых условиях. Для этого его держат, кормят, чтобы он в любой момент мог встать грудью и закрыть брешь.
 
— Без продления ресурс у истребителя 20 лет. Это достаточно надежная машина. Сложно комментировать ситуацию в Беларуси: я не знаю, в каком состоянии была эта машина, как ее эксплуатировали. К примеру, если она стояла под забором и гнила, а потом на нее посадили летчиков без налета, то это сочетание двух факторов. Хотя МИГ-29 одна из самых живучих машин, — прокомментировала трагедию «КП» начальник управления российской Объединенной авиастроительной корпорации Елена Федорова. — Практически в сорока странах мира есть МИГ-29. Он надежный, простой в эксплуатации.
 
Это третья трагедия за последнее время
 
МИГ, разбившийся в четверг, — это уже третий военный самолет, который терпит крушение с прошлого августа.
 
30 августа 2009 года на авиасалоне города Радом (Польша) во время выполнения фигур высшего пилотажа разбился белорусский самолет СУ-27УБ. Летчики-снайперы Александр Марфицкий и Александр Журавлевич погибли. Оба пилота жили в Барановичах. У 46-летнего Александра Журавлевича остались дочь и жена. А у 53-летнего Александра Марфицкого — жена и две дочери.
 
21 апреля 2010 года в небе столкнулись два истребителя МИГ-29, принадлежащие 927-й истребительной авиационной базе, которая находится в Березе. Один самолет разбился, летчики успели катапультировался, второй истребитель успешно приземлился на базовом аэродроме.
 
Все полеты МИГ-29 приостановлены
 
После крушения военного истребителя МИГ-29 в Ганцевичском районе в Беларуси был введен запрет на полеты этих истребителей.
 
— Эта мировая практика. Запрет продлится до первичного выяснения причин, — прокомментировал «КП» начальник пресс-службы Министерства обороны Вячеслав Ременчик.
 
— Сколько дней это может продлиться?
 
— В этом случае срок не устанавливается.
 
В Беларуси находятся последние модификации самолета МИГ-29 — конца 80-х — начала 90-х годов. Сегодня такие истребители есть только на авиационной базе Барановичей. По неофициальной информации, в стране около 40 МИГов.
 

 

 

 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *