Алкоголь, Красная шапочка и другие…

Через шесть лет компания асоциальных личностей давно и прочно забыла банальный в их среде случай: выпили с незнакомкой, чего-то не поделили, ударили ее и разбежались. Однако следователи и сыщики все эти годы искали преступников. И нашли.

В 2003 году некая Ч., журналистка из Могилева, активно сотрудничающая с одной из столичных газет, приехала в Минск, чтобы получить гонорар и встретиться с сестрой. Однако ни в редакции, ни у сестры женщина не объявилась. А вот в Могилев позвонили медики и сообщили, что Ч. доставлена в больницу в тяжелом состоянии, вызванном черепно-мозговой травмой.

Как и положено в таких случаях, в больницу прибыли сотрудники в милиции, однако допросить пострадавшую не смогли — она лежала в реанимации и не приходила в сознание. Благо дамская сумочка с документами оказалась при пострадавшей — не пришлось устанавливать личность. А вот большая дорожная сумка, с которой она выехала из Могилева, пропала, хотя, как заявляли родственники, ничего ценного в ней не было.

Отрабатывалось несколько версий, в том числе профессиональная: мало ли кому журналист наступил на мозоль. Однако она не подтвердилась. Коллеги же характеризовали Ч. как дисциплинированного и ответственного работника. Только отмечали, что она общительна, любит проводить время в компаниях и не чурается выпивки, но все в меру.

Оперативники установили, что Ч. приехала к сестре, проживающей на улице Лещинского, а «скорая» забирала женщину из подъезда дома на Бурдейного. Поквартирный опрос не дал никаких результатов: никто с потерпевшей не знаком, ничего подозрительного не видел и не слышал. Впрочем, вроде как какие-то люди заходили в подъезд, но кто точно — нет, не знаем…

Много лет спустя была восстановлена картина того вечера. Вот как об этом рассказывает старший следователь по особо важным делам следственного отдела предварительного расследования Фрунзенского РУВД г. Минска Ольга Демещенко: «Приехав в Минск, Ч. случайно познакомилась с двумя братьями-сиротами Марфиными*, лицами без определенного места жительства Топорковым и Красной шапочкой — так жители микрорайона называли женщину, вынужденную скитаться после продажи квартиры, которую сын проиграл в казино. Компания решила отметить знакомство. Возможно, Ч. задумала написать репортаж о жизни людей социального дна, но этого уже никто не узнает…

Сперва купили в универсаме водки, потом перешли на напитки попроще — дешевое вино. Расположились в подъезде на балконе и выпивали. Вскоре младший Марфин ушел домой, Топорков тоже отправился к месту своего ночлега, а Ч., старший Марфин и Красная шапочка продолжили банкет.

На десерт Марфину захотелось любви, однако Ч. отказала ему в этом удовольствии. Тогда Марфин ударил ее кулаком в лицо. От удара женщина упала на бетонный пол и, как потом определили медики, получила черепно-мозговую травму тяжелой степени.

Красная Шапочка и Марфин сбежали, прихватив с собой дорожную сумку Ч.

Утром по дороге в школу подростки услышали стон, доносящийся с запасной лестницы подъезда. Они вызвали «скорую». Через несколько дней Ч. умерла в больнице, не приходя в сознание».

Раскрытию этого уголовного дела спустя шесть лет после происшествия помогли не новые улики, а всего лишь… большая откровенность свидетелей. Казалось бы, со временем люди забывают многие события, тем более не имеющие к ним отношения, а на самом деле, оказывается, совсем наоборот — по прошествии нескольких лет люди вспоминали события шестилетней давности без опаски, что кто-то отомстит им за внимательность. Именно теперь, перечисляя заходящих в подъезд людей, вспомнили о Красной шапочке. Она-то и рассказала следователю о событиях 2003 года.

Когда Марфина пригласили в милицию, он перебрал в уме все свои «свежие» грешки, но вот что его будут спрашивать о событиях шестилетней давности, никак не ожидал. «Думал, уже давно все списали», — поделился он своими мыслями. Но отпираться не стал и сознался в совершенном преступлении.

Однако признание уже давно не царица доказательств, поэтому пришлось выезжать на место преступления, чтобы подозреваемый Марфин и свидетель Красная шапочка независимо друг от друга детально рассказали и показали, как все происходило шесть лет назад. К тому же сохранились отпечатки пальцев и прочие улики с места преступления, обнаруженные экспертами.

Суд Фрунзенского района Минска признал Марфина виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 147 Уголовного кодекса Республики Беларусь — умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на пять лет. Применив статью 10 закона «Об амнистии», срок лишения свободы сокращен на один год.

Можно облегченно вздохнуть: наказание за совершенное преступление неотвратимо. Но преступления могло бы и не быть, если бы в деле отсутствовал главный сообщник — алкоголь.
 
*Все фамилии изменены.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *