Предприниматель Евгения Бочурная: «В женской колонии едят на корточках и спят в коридорах»

Из гомельской исправительной колонии № 4 вышла на свободу витебская предпринимательница Евгения Бочурная, которая 40 дней держала голодовку протеста против условий содержания.
 
В интервью «Салідарнасці» она рассказала о жизни в исправительном учреждении: как приходилось есть на корточках, спать в коридоре, обкладываясь от сквозняков полиэтиленовой пленкой, и сидеть в карцере в случае недовольства условиями содержания.
 
Предпринимательница Евгения Бочурная была осуждена по ст. 216 УК (причинение имущественного ущерба без признаков хищения). Наличие кредиторской задолженности у возглавляемого ею частного предприятия «Виторжье» было расценено как уголовное преступление, совершенное лично директором.
 
За время нахождения в заключении женщина стала инвалидом. А 40 дней назад она объявила голодовку, которая длилась вплоть до освобождения.
 
«Это был единственный способ привлечь внимание к нарушению условий содержания в женской колонии, — рассказала сразу после выхода на свободу Евгения Бочурная. — Я неоднократно писала в департамент исполнения наказания, МВД, прокуратуру. В ответ на это администрация колонии принимала ответные меры – объявляла выговоры, лишала права приема передачи, сажала в карцер. Мне запрещали покупать продукты в магазине – а тюремная пища вообще не пригодна для питания. Тем более с моим больным желудком».
 
Предпринимательнице ничего не оставалось, как начать голодовку, о чем она письменно известила администрацию колонии. Между тем руководство исправительного учреждения напрочь отрицало факт голодовки.
 
«У нас нет никаких голодовок, — уверял БелаПАН заместитель начальника колонии Игорь Жестяников. — Если кто-то не хочет есть – это не голодовка. У нас таких видов, форм протеста нет… Если кто-то один раз не сходил в столовую, то это не страшно».
 
Однако Бочурная уверяет, что просто так «не сходить в столовую» в колонии невозможно.
 
«Мы все обязаны посещать столовую — не ходить туда могут только те, кто официально объявил голодовку, письменно известив администрацию. Я мало потеряла, отказавшись от еды, которой там кормят. К тому же условия, в которых приходилось питаться, ужасные. Не хватало стульев, столов, зачастую ели прямо на корточках», — вспоминает предприниматель.
 
По словам женщины, условия пребывание в колонии мало походили на санаторные. Так, вместо положенных 80 человек в отряде насчитывалось 145.
 
«Места, естественно, всем не хватало, даже с учетом того, что кровати стояли в два яруса, что в женской колонии запрещено правилами, — рассказывает Евгения Бочурная. — Около 20 человек вообще спали в коридоре, в том числе и я. Сквозняки продували со всех четырех сторон. Спали в одежде. Чтобы как-то защититься, я, ложась спать, обкладывала свою кровать со всех сторон полиэтиленовой пленкой. Не хватало столов, стульев, а на кроватях сидеть запрещалось. А мне жизненно необходимо было рабочее место, поскольку я все время работала, писала письма, изучала правовые документы, помогала другим заключенным добиться справедливости. Бывало, придет начальница отряда, увидит, что ты сидишь на кровати, обложит матом — ты вскочишь. Уйдет – снова садишься. Я уже не говорю про полное отсутствие условий для личной гигиены. По правилам (а я их внимательно изучила), в отряде обязательно должна быть комната личной гигиены, но кроме трех дырок в унитазе и холодной воды у нас больше ничего не было».
 
Сейчас, выйдя на свободу, Евгения Бочурная собирается и в дальнейшем отстаивать права заключенных, а также добиваться своего оправдания.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *