Папа отсудил у детсада пять миллионов

Теперь Яна ходит в другой садик.
Двухлетняя Яна поранила глаза, упав на подставку, в которую карандаши были вставлены острием вверх

Первого сентября двухлетнюю Яну Франкевич папа привел особенно нарядной: ведь праздник все-таки — День знаний!

 
— А через полтора часа мне позвонили, сказали: срочно приезжайте, Яна поранила глаза, — вспоминает Эрнест Евгеньевич. — Я еще с улицы услышал, как дочка кричит. Зашел в группу и увидел, что у нее из обоих глаз кровь капает прямо на платье…
 
Вокруг глазок Яны были видны четыре раны. Когда в больнице их стали зашивать, оказалось, что нужно наложить 12 швов — проколы были между веком и глазом. Чудом оказались неповрежденными сами глазные яблоки.
 
Папе воспитатели объяснили, что травму Яна получила, упав лицом на карандашницу, в которую карандаши были вставлены… заточенными остриями вверх.
 
— Яна захотела рисовать, и воспитатель дала ей карандаши, а потом отвернулась утихомирить мальчиков, которые поспорили из-за машинки, — рассказывает папа Яны. — А Янка упала с карандашницей в руках. Мне эту карандашницу так и не показали, говорят, выбросили. Но рассказывают, что это было что-то самодельное, кусок ДСП с просверленными дырками, в которые карандаши вставлены заточенными концами кверху. Правда, на суде потом работники сада стали говорить, что это был просто стаканчик с карандашами…
 
Из больницы девочку выписали с заключением «здорова». Но через какое-то время родители стали замечать, что она как-то странно наклоняет голову, когда рассматривает картинки в книжке или рисует. К тому же Яна стала быстро утомляться — стоит девочке чем-то подольше позаниматься, и она начинает жаловаться на то, что «глазки болят». Снова пошли по врачам, съездили в Минск. Диагноз, который в конце концов поставили, звучал так — «посттравматический парез верхней косой мышцы слева и посттравматическая патологическая установка головы». Оказывается, один из карандашей задел эту самую косую мышцу. И теперь, чтобы нормально видеть, девочке приходится наклонять голову. Тогда Франкевичи начали собирать документы для искового заявления.
 
— Когда Яна лежала в больнице, нам предлагали какую-то помощь, которую собрал то ли родительский комитет, то ли работники сада, а потом воспитательница Алла Романовна предлагала деньги. Но я же не знал, что будет с ребенком дальше, возможно, нам потребуется еще лечение или платные операции, поэтому и решил судиться, — объясняет Эрнест Евгеньевич.
 
Судебные разбирательства длились долго. В конце концов, суд Железнодорожного района признал воспитательницу виновной в том, что она ненадлежащим образом выполняла свои обязанности. Ответчик — учреждение «Витебский сектор дошкольных учреждений Белорусской железной дороги», к которому относится злополучный садик, согласно решению суда должен выплатить родителями Яны пять миллионов рублей за то, что ребенку был причинен вред. Правда, представители ответчика с этим решением не согласны, так что компенсации семья Франкевичей пока не получила. Решение суда пересматривалось на областном уровне, который оставил его без изменения.
 
Сейчас Яна ходит в другой садик.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *