Как столичные таксисты обманывают пассажиров


Каждый пассажир, едущий на такси из столицы в Национальный аэропорт, переплачивает в среднем около 20 тысяч рублей. К такому выводу пришел «Ежедневник», изучив схему обмана пассажиров при таких поездках.
 
В последнее время многие из тех, кто использовал такси для поездки в аэропорт, жалуются на дороговизну таких поездок: мол, их стоимость составляет около 85 тыс. рублей даже при поездке с самой близкой к аэропорту окраины Минска. При этом пассажиры ссылаются на специальный тариф, существующий у служб такси для поездки в аэропорт. «Е» решил выяснить, на каком основании и каким образом осуществляется взимание такой платы.
 
Отправной точкой нашего маршрута послужил автовокзал «Московский». Измерив расстояние от него до аэропорта по карте «Гугл мэп» (измерение производилось не напрямую, а именно по дорогам), мы выяснили, что оно составляет чуть менее 37 км. Учитывая, что тариф проезда по городу у подавляющего большинства перевозчиков составляет 1580 рублей за 1 км, получаем стоимость поездки – около 58,5 тыс. рублей (все суммы округляем только в большую сторону). Прибавив немного на непредвиденные незначительные изменения маршрута вроде проезда по другой улице, будем ориентироваться на то, что в конце пути нужно будет заплатить таксисту около 60 тысяч.
 
Поначалу мы пытались заангажировать таксистов, дежуривших в ожидании пассажиров неподалеку от автовокзала. Цена, которую они называют, узнав, куда нужно ехать, варьируется от 80 до 90 тысяч рублей. На оплату по счетчику ни один из пяти таксистов, представляющих четыре разные службы, не соглашается. А водитель желтой «Волги» с шашечками и номерами государственного перевозчика, едва ли не крутя пальцем у виска, раздраженно спрашивает, где я в последний раз видела идиотов, ездящих в аэропорт по счетчику. Правда, через минуту он сам догоняет меня и сообщает радостную новость о том, что в виде исключения согласен «скинуть десятку» и, соответственно, довести стоимость поездки до суммы, называвшейся его менее требовательными коллегами.
 
В ответ на доводы о необходимости сдать чек в бухгалтерию для получения компенсации за проезд таксисты сочувственно пожимают плечами и сообщают, что могут выдать чек на сумму, которая получится по счетчику, а остальное, мол, все равно придется оплатить из своего кармана. «Да там всего-то двадцатка какая-то несчастная получится», – пытается усовестить жадного пассажира один из них.
 
Впрочем, двое таксистов предлагают выдать чек на всю сумму. Но только не из кассового аппарата, а выписанный от руки на специальном бланке с печатью. Стопочка этих бланков, прижатых зажимом к приборной доске, почему-то доверия не внушает, а обещание вписать «любые цифры, какие вам надо, хоть 100 тысяч» усугубляют сомнения в легитимности такого документа.
 
Убедившись, что в прямой беседе с водителями нам ничего не светит, я, напутствуемая фразой таксиста «Весь город так ездит, и нигде вы дешевле не найдете!», отправляюсь вызывать такси по телефону.
 
Диспетчер первой же набранной службы (с водителем которой мы, кстати, только что непродуктивно пообщались на стоянке) сообщает, что получить чек из аппарата проблемы не составит и что расчет за поездку производится по счетчику. Каково же было наше удивление, когда водитель, тронувшись с места и проехав пару сотен метров, не торопится его включать. На напоминание о необходимости это сделать следует ответ: «В аэропорт счетчик не нужен. У нас туда фиксированный тариф – 85 тысяч». Поскольку я продолжаю настаивать, счетчик все-таки включается, однако с оговоркой: «Только в нем не та сумма будет, которую вы заплатите, на ту я вам другой чек выпишу». «Чеком» оказывается уже знакомый бланк квитанции, в который добрые таксисты предлагали вписать дополнительные цифры, чтобы нажиться на организаторах поездки. На вопрос, смогу ли я доказать факт оплаты, если обращусь с этим документом к перевозчику, таксист честно отвечает: «Нет. Это же филькина грамота. Но обычно у всех срабатывает, всем по ней расходы компенсируют, никто ничего не проверяет».
 
И через пару минут после того, как разговор вернулся к вопросу о чеке из аппарата, жалеет о своей доброте: «Ну вот, зря я вам это сказал по-человечески. Надо было просто соврать, что сойдет – и все. Все обычно верят».
 
Стремясь уверить меня в законности своих притязаний на лишние 25 тысяч, таксист заявляет, что у перевозчиков существует специальный повышающий коэффициент для выезда за город.
 
«Проблема заключается в том, что нам не разрешают его ввести в счетчик, хотя технически такая возможность есть, – говорит он. – Они боятся, что мы будем незаметно включать его при езде по городу, чтобы обманывать пассажиров». На вопрос, как соотносится существование «повышающего коэффициента» с упомянутой ранее фиксированной ставкой он путано поясняет, что «примерно то на то и выходит».
 
Сославшись на отсутствие математических способностей, я заявляю, что никак не могу понять этих расчетов и намерена обратиться за разъяснениями по телефону, по которому вызывала такси. К торжеству водителя и немалому моему удивлению, девушка-диспетчер на вопрос, существует ли в службе фиксированная ставка для поездки в аэропорт, отвечает утвердительно. Правда, озадачивает названная ею сумма – 80 тысяч. «Ну, это она что-то перепутала, – поясняет таксист, – у меня всегда было 85». Для того чтобы разобраться с новым противоречием, я вновь набираю номер службы, но на этот раз прошу соединить меня с администратором. «Оплата производится только по счетчику, ничего сверх этого вы водителю платить не должны», – сообщает мне тот.
 
На водителя этот довод не действует. «Меня не касается, что они там вам говорят в службе! – возмущается он. – Я вообще их правилам не подчиняюсь, они нам только информационные услуги оказывают». На вопрос, где можно ознакомиться с правилами, по которым работает лично он, таксист ответить не может, говорит только, что «все нормальные люди и так их знают».
 
Начиная понемногу комплексовать от своей ненормальности, мы, тем не менее, продолжаем приобретающую все более неприятный оттенок беседу, уверяя таксиста, что непременно заплатим требуемую сумму, как только узнаем, каким именно документом она обосновывается.
 
Разочарование таксиста в несговорчивых пассажирах усиливается все сильнее. После заявления о том, что в отсутствие доказательств его правоты платить я намерена исключительно по счетчику и никакой другой вариант меня не устраивает, он пригрозил: «И что вы сделаете? Выйдете сейчас из машины? Но вам при этом придется заплатить за то, что вы уже проехали».
 
Еще пара звонков администратору. Еще несколько новых вариантов обоснования цены: «Как потребитель вы правы, но поймите и меня, мне за город за такие деньги ехать не интересно…», «В цену поездки в аэропорт входит стоимость обратной дороги, потому что там маленький шанс кого-нибудь подобрать…»
 
Приехали. Аэропорт. К нашей только что припарковавшейся машине подходит какой-то мужчина и жестом вызывает водителя наружу. Сквозь приоткрытую дверь я слышу, как подошедший приказывает: «С этой чтобы взял по счетчику! Из города звонили…»
 
Вернувшись, таксист нервно отсчитывает сдачу и вручает ее со словами «Держите, раз совести нет!». Сумма на чеке – 59 830 рублей. Я уношу 25 тысяч рублей, не доставшихся таксисту в качестве навара. Видимо, как награду за мою отсутствующую совесть.
 
После поездки «Е» сделал несколько звонков в компанию, через которую было вызвано такси, с вопросом об установленной в ней системе оплаты проезда в Национальный аэропорт. Системы выявить не удалось. В одних случаях оператор отвечал, что оплата осуществляется по счетчику, в зависимости от километража, в других называли фиксированную цифру, подчеркивая, что она не зависит от точки выезда. Обзвон других столичных служб такси дал схожие результаты: в пяти из девяти случаев была названа фиксированная цена. В разных компаниях она составляла от 70 до 85 тысяч рублей.
 
«У нас, как и в остальных службах, нет никаких повышающих коэффициентов для поездок за город, равно как нет и никаких фиксированных тарифов для поездки в аэропорт, – сказал «Е» директор компании, на такси которой была осуществлена поездка. – Здесь явно имело место нарушение существующих правил со стороны таксиста. Если оператор говорит вам, что в компании существует фиксированный тариф для поездки, из какой бы точки города вы ни ехали, это глупости. Чтобы не утруждать себя объяснениями, оператор называет иногда примерную сумму оплаты. Но это – предельная стоимость поездки, а не фиксированная ставка. Ориентировочно 85 тысяч стоит проезд в аэропорт из самой дальней точки города – примерно из района Юго-Запада. Если оператор говорит, что это фиксированная ставка, он неправ».
 
«Ответственность за такие нарушения лежит не только на таксисте, – сказал «Е» представитель администрации другой компании, также подтвердивший отсутствие в ней жестких тарифов или повышающих коэффициентов. – Если наши пассажиры не привыкли платить по счетчику, это их проблема. Значит, они могут себе это позволить».
 
Когда журналисты попросили прокомментировать ситуацию специалистов контролирующих органов и заинтересованных организаций, представители Мингорисполкома, Минтранса, Министерства торговли и Общества защиты прав потребителей проявили редкое единодушие и лаконичность. Их ответы сводились к следующему: таксист ВСЕГДА обязан включать счетчик, пассажир должен платить ТОЛЬКО сумму, указанную в чеке. Если таксист отказывается обслужить пассажира по правилам, установленным компанией-перевозчиком, он нарушает его права и может быть привлечен к ответственности.
 
Анастасия Дорофеева,
«Ежедневник».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *