В погоне за уликами

Распутать дело об убийстве, мотивы которого на первый взгляд неочевидны, всегда было чрезвычайно сложной задачей. Недаром признаком высочайшего профессионализма в уголовном розыске считается раскрытие такого преступления по горячим следам. Нашумевшее убийство минского бизнесмена, тело которого нашли прямо на проезжей части одной из городских улиц, было раскрыто всего за одну ночь: спустя несколько часов после убийства преступники уже давали первые признательные показания.
Вечер встречи

Выйдя воскресным вечером к колонке за водой, жительница дома на улице Богдановича обнаружила на дороге окровавленное тело. Тут же сообщила в милицию… Услышав о трупе на проезжей части, дежурный отправил на место происшествия скорую помощь и наряд ГАИ. Но сотрудникам Госавтоинспекции, впрочем, как и врачам «скорой», там делать было нечего. Раны на теле погибшего красноречиво свидетельствовали не о последствиях ДТП, а… о жестоком убийстве: у человека было перерезано горло.

Осмотрев тело и изучив кровавые следы на асфальте, следователь предположил, что убили его в салоне какого–то автомобиля, а потом на полном ходу выбросили из машины. Следов торможения не было.

Из заключения экспертов: «…смерть наступила в результате проникающего колото–резаного ранения шеи с повреждением правой сонной артерии, правой доли щитовидной железы мышц шеи. Данные телесные повреждения образовались от двух травматических воздействий колюще–режущим предметом незадолго до наступления смерти, напрямую с ней связаны, имеют признаки тяжких телесных повреждений. После получения телесных повреждений Никулин А.П. мог передвигаться в течение непродолжительного промежутка времени (секунды)».

— У погибшего при себе имелись деньги, ключи, мобильник и документы, так что мы тут же установили его личность, — знакомит с подробностями расследования Александр Агафонов, старший следователь прокуратуры Советского района. — Им оказался некто Никулин, соучредитель крупной белорусской фирмы, занимающейся торговлей металлом. По исходящим и входящим телефонным звонкам оперативники изучили его последние контакты, связались с невестой. Девушка тут же приехала…

Оказалось, несколько часов назад ее жених уехал на встречу с предполагаемыми покупателями одной из своих машин — БМВ–328. С ними же он встречался и накануне.

Оперативники немедленно запросили распечатку звонков с телефона потерпевшего за последние трое суток и определили номер телефона возможного покупателя. К 2 часам ночи о нем было известно немало: 19–летний житель Логойска Сергей Павлович. Сыщики этой же ночью отправились к нему домой.

Тем временем следователь, беседуя с невестой погибшего, узнал кое–какие подробности об исчезнувшей машине. Для бизнесмена его спортивная «тройка» была любимым детищем, в нее он вложил немало денег и всю душу: установил форсированный двигатель и другие «навороты». На ней он гонял время от времени и долго не решался на продажу, а, решившись, назвал цену — 8,5 тысячи долларов. На меньшую сумму Никулин упрямо не соглашался, хотя желающие приобрести спортивный автомобиль были.

А в начале августа 2007 года, через полгода после начала безрезультатных поисков покупателя, на его газетное объявление вдруг откликнулся парень и изъявил желание посмотреть машину.

Ночной дозор

…Засаде у дома Павловича долго ждать не пришлось. Молодой человек признался, что с другом Вовой ездил в Минск, мол, планировал купить машину, но цена не устроила. Вскоре в соседнем подъезде задержали и друга — Вову Лобановского. Но тот утверждал, что в столицу не ездил. И твердо стоял на своем, пока не увидел распечатку телефонных разговоров с указанием места, откуда делались звонки.

Одна биография Вовы Лобановского поведала следователю о многом. Как и его три брата, он не раз бывал за решеткой (первый раз — в 15 лет), сестра занималась проституцией, отец — запойный алкоголик, мать повесилась в канун нового, 2007 года. Непродолжительное время между отсидками юноша нигде не работал. На его фоне Павлович со своим базовым образованием и занятиями в спортивном кружке казался интеллигентом. В последнее время Лобановский занимался тем, что покупал дешевенькие машины, доводил до ума и перепродавал дороже на 200 — 300 долларов.

— Первым начал «колоться» Лобановский, — вспоминает Александр Дмитриевич. — Правда, сначала вину признавал частично. Он настаивал, что убийство — случайность. Якобы хотел лишь припугнуть Никулина, поэтому и приставил к его горлу заостренный супинатор, который собственноручно заточил и всегда носил с собой. Когда машина сильно дернулась, ее владелец якобы сам напоролся на «заточку»… Было ясно, что подозреваемый врет. Павлович, давая показания, настаивал, что дорога была ровной и пустынной и никого они не обгоняли. Да и как нужно было исхитриться, чтобы дважды напороться на приставленное ребром (!) лезвие… Мои сомнения позже подтвердились и на следственном эксперименте.

Одного взгляда на парочку было достаточно, чтобы понять: покупка спортивного авто им явно не по карману. Юноши не отрицали, что встречались с покупателем в субботу и смотрели машину. Она им понравилась, поэтому договорились о встрече в воскресенье. Мол, взяли день на раздумья. А у следствия были все основания полагать, что время молодчикам потребовалось отнюдь не для размышлений, а для разработки плана преступления. Приехав в Логойск, Павлович тут же стал искать пустующий гараж. Значит, как минимум они планировали разбойное нападение. И роли распределили, исходя из способностей: один умел водить машину, другой мог орудовать ножом.

Картина убийства вырисовывалась все четче. Первый раз они встретились с Никулиным накануне убийства, посмотрели машину, прокатились. Договорились о встрече на следующий день — в воскресенье. Никулин смог с ними встретиться только в 8 вечера. Павлович вызвался проехать за рулем, чтобы еще раз прочувствовать машину, Никулин сел рядом, а Лобановский сзади. Выбрав момент, когда дорога была пустынной, Лобановский пырнул свою жертву несколько раз в шею. Никулин защищался от ударов, о чем свидетельствуют порезы на его правой руке, а потом, пытаясь спастись, открыл дверь и вывалился на дорогу…

Выехав по московскому шоссе из Минска, преступники петляли по Минскому району, затем в болотце старательно вымыли машину (правда, по меркам экспертов, крови в ней осталось предостаточно. — М.Д.), стерли все отпечатки пальцев, сняли номер. Но далеко уехать не смогли — закончился бензин. Поэтому злоумышленники решили спрятать машину в лесу за 7 километров от Логойска и вернуться днем. Так, впрочем, и произошло, только вместе с ними утром следующего дня машину осматривали следователь и эксперты.

Возле того самого болотца рядом с автомобилем были найдены фрагменты автомобильного номера, окровавленные тряпки, разорванные блокноты потерпевшего.

День истины

Павлович свою вину отрицал. Говорил, что всерьез загорелся идеей приобрести БМВ. Собственно, поэтому утром в воскресенье отправился вместе с Вовой в Минск и сбыл с рук свой старенький «Сеат» за полторы тысячи долларов. Умолчал только, что с тысячей долларов расстался в обед того же дня, вернув знакомым долг. Так что в кармане к вечеру у него оставалось меньше 500 долларов. На вопрос, где он собирался достать еще 8 тысяч, вразумительного ответа Павлович так и не дал.

— В его добрые намерения насчет покупки машины следствие не поверило. Как и в то, что нападение Лобановского на продавца оказалось для Павловича полной неожиданностью, — демонстрирует видеозаписи следственного эксперимента Александр Агафонов. — Не убедили меня и его рассказы о том, что Лобановский после убийства, угрожая «заточкой», заставил Павловича скрыться с места преступления, — на роль испуганной жертвы широкоплечий Павлович в сравнении со своим хилым другом мало походил. Если бы он хотел скрыться от приятеля и позвонить в милицию, сделал бы это. Лесные стежки–дорожки, по которым они ехали, ему были прекрасно известны. Как грибник он прекрасно ориентировался на местности, а как чемпион района по кроссу быстро бегал.

Не поверил Павловичу и суд. В итоге оба признаны виновными в убийстве из корыстных побуждений, сопряженном с разбойным нападением.

Владимир Лобановский, который, кстати, в суде признался, что все было именно так, как установило следствие, отправился за решетку на 24 года, Павловичу придется провести в тюрьме всего на два года меньше…
Автор публикации: Марина ДОНИНА
СБ

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *