ДВА ЧАСА ЗВУЧАЛИ КРИКИ О ПОМОЩИ


За несколько недель до наступления 2006 года работник Борисовского городского отдела МЧС возвращался домой около двух часов ночи. Неожиданная задержка на службе этого человека стало спасением для его семьи и соседей по небольшому многоквартирному дому в Старой части Борисова.
 
Жильцы спали, а дом уже горел. Вернее, горела одна из квартир. Из-под двери стелился и поднимался вверх густой темный дым. Прибывшие на место происшествия пожарные, погасив пламя, обнаружили в комнате, откуда распространялся огонь, два мужских трупа.
 
Судебно-медицинская экспертиза установила, что причиной смерти одного из погибших стало отравление угарным газом, второй умер в результате черепно-мозговой травмы. Было установлено также, что оба мужчины перед смертью были жестоко, садистски избиты, у каждого из них зафиксировано по четыре перелома костей, десятки ушибов вследствие контактов с тупым предметом.
 
Достаточно быстро выяснили личности погибших. Оба были незрячими! Один тотально слепой, второй – инвалид второй группы по зрению.
 
Это были жители Минска, Владимир Иванович Власенко и его поводырь, если можно было так называть человека, способного отличить свет от тени, Дмитрий Чубин.
 
Власенко был уже достаточно пожилым человеком. В свое время окончил  один из престижных факультетов Белорусского государственного университета, но болезнь быстро прогрессировала, он полностью ослеп и практически не работал по специальности. Тем не менее, не сломался психологически, нашел свою нишу, место в жизни. Стал одним из самых востребованных белорусских педагогов, обучающих слепых детей чтению с помощью рельефно-точечного шрифта Брайля. Еще одним направлением работы Владимира Ивановича было обучение таких детей навыкам социально-бытовой адаптации.
 
Все, кто знал Власенко, отзывались о нем, как о талантливом преподавателе, человеке редкой доброты и участливости. Многие его воспитанники, а он занимался с детьми индивидуально, вспоминают его с благодарностью и признательностью. Он и его супруга бескорыстно помогали многим людям, попавшим в беду, часто предоставляли в столице кров и еду знакомым и малознакомым. У них в квартире достаточно долгое время жил и Дима Чубин, которого Власенко пригласил выполнять функции поводыря, поскольку парень тоже оказался в непростой житейской ситуации.
 
В Борисове у Власенко было два ученика, с которым он работал по договору с  Центром коррекционно-развивающего обучения и реабилитации, поэтому дважды в неделю он приезжал в наш город вместе с Чубиным.
 
Обычно они останавливались ночевать в квартире покойной сестры Власенко. Она пустовала, потому что старший племянник Антон отбывал наказание в исправительной колонии, а младший  — Игорь, над которым после лишения сестры родительских прав и ее смерти, взял опеку сам Владимир Иванович, учился в школе-интернате.
 
Однако когда Антон вернулся из заключения, Владимир Иванович перестал останавливаться в этой квартире и после занятий возвращался в Минск.
 
Надо отметить, что жизнь покойной сестры не задалась, хотя у нее не было никаких физических недостатков. Старший сын ее родился, когда она была еще совсем юной. Желания воспитывать детей (через несколько лет появился еще один сын) у нее не было. И поэтому, наверное, есть печальная закономерность в том, что ее старший  сын, отличашийся очень агрессивным поведением, еще подростком совершил преступление, а младший оказался в школе-интернате. Сама же она решением суда лишилась родительских прав.
 
После полутора лет заключения в колонии, куда попал за изнасилование, Антон был освобожден и вернулся в Борисов. Спустя достаточно короткое время он совершает новое, совершенно жуткое с точки зрения человеческой морали преступление – зверски избивает собственную мать, нанеся ей тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть.
 
Суд, очевидно, учитывая молодость преступника и, вероятно, чистосердечное раскаяние, ограничился относительно мягким приговором – пять лет заключения. Из них Антон не отбыл и трех, помогла амнистия, условно-досрочное освобождение.
 
Понятно, что оставаться ночевать в доме вместе с Антоном тотально слепому Владимиру Ивановичу не очень хотелось.
 
Почему же в ту ночь он вместе с Димой Чубиным оказался в Борисове? Следствие выяснило, что Антон, вернувшись из заключения, не мог найти достойную, по его мнению, работу, не имел постоянных источников заработка и потому воспылал родственными чувствами. Полагая, что дядя, который был знакомым со многими людьми, в том числе и влиятельными, мог помочь устроиться на хорошую работу, племянник приехал к нему в Минск просить об этом.
 
Владимир Иванович в силу своего характера не отказал родственнику, даже такому. Он в тот же вечер  согласился поехать в Борисов, чтобы рано утром начать поиски работы для племянника. Итак, дядя с племянником и Дима Чубин уехали на электричке в Борисов. Все вместе остались ночевать в квартире в Старом городе. Но в выгоревшей комнате обнаружено было только два трупа.
 
Антон скрывался недолго. Осознав, что ему не убежать от правосудия, явился с повинной. На следствии объяснял, что поссорился с дядей, который его, якобы, оскорбил, вошел в ярость и немножко поколотил слепого человека и его слабовидящего поводыря. А затем ушел спать к знакомым. Комнату он не поджигал, по его мнению, скорее всего угли из печки вывалились, либо Дима  Чубин курил в постели.
 
Между тем судебно-медицинская экспертиза обнаружила на шее у обоих трупов  странгуляционные борозды – следы от удушения веревкой. Жестко избив дядю и его поводыря,  Антон для верности решил еще задушить их веревкой. Впрочем, ему не удалось этого сделать, поскольку смерть дяди уже наступила вследствие открытой черепно-мозговой травмы, а Дима не подавал признаков жизни. Антон не стал  усердствовать.
 
Случайный характер поджога опровергается материалами следствия. Антон направлен на психиатрическую экспертизу, и если будет признан вменяемым, то ему предъявят обвинение сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса, некоторые из них предусматривают высшую меру наказания.
 
Насколько суровым будет наказание (не исключена и высшая мера) и заслуживает ли снисхождения преступник, решит суд.
 
Но будут ли  снисходительны к себе соседи Антона, в течение двух часов слышавшие крики о помощи, а затем умиротворенно заснувшие и чудом избежавшие смерти в огне?
 
Павел МОГИЛИН,
Татьяна БАТУРО,
следователь прокуратуры г.Борисова.
 
 
P.S. Имена и фамилии изменены по этическим соображениям.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *