ДЕЛО О ДОРОГОМ ЗЯНОНЕ ПОЗЬНЯКЕ


В суде Московского района Минска проходят слушания дела по иску инженера-технолога УП «Унидрагмет БГУ» Кастуся Кашеля к своему предприятию в лице генерального директора Георгия Корзуна. Кроме того, 10 января Кастусь Кашель подал в городскую прокуратуру заявление по факту кражи у него из рабочего кабинета портрета Зенона Позьняка, который инженер оценил в 1000 долларов.

Портрет Позняка (90х60 см) Кастусь Кашель повесил на стене, рядом со своим рабочим местом еще в 2002 году. Начальство по этому поводу тихо роптало, но особых нареканий в адрес идейного инженера не было. До тех пор, пока летом прошлого года в кабинет «с плановым посещением предприятия» не забрел заместитель министра образования Казимир Фарино. Возможно, чиновник тоже не был против портрета Зенона Станиславовича, но именно после его визита у Кашеля и начались неприятности.

«Видимо, моему начальству рекомендовали или просто приказали, чтобы я убрал портрет со стены, – говорит Кастусь Кашель. – Но сделать это должен был своими руками, а поэтому на меня начали «давить». Звонили моей жене, говорили, что, если я не уберу портрет со стены, то меня уберут с работы. После этого у нее ухудшилось здоровье – она заболела на нервной почве. Вернувшись из отпуска, начальство и мне прямым текстом заявило: «Снимай портрет». Я отказался».

После этого кто-то из сотрудников предприятия заклеил позьняковский портрет белой бумагой. Кашелю пришлось его «реставрировать», и, когда начальство увидело, что все «воспитательные потуги» не имеют эффекта, портрет в один прекрасный день просто содрали со стены. Коллеги инженеру сообщили: «Ищи остатки Позьняка у заместителя генерального директора Бориса Гильденберга». Доказательств того, что портрет снял именно замгенерального, у Кастуся Кашеля, естественно, не было, а поэтому он решил действовать законным путем.

«Я написал заявление сначала на имя генерального директора, а через два дня, когда не дождался ответа, отправил его в прокуратуру Московского района Минска. Написал: «Прошу возбудить уголовное дело по факту кражи имущества из моего рабочего кабинета. И добавил: «Прошу вернуть мне либо портрет Зенона Позьняка, либо взыскать с виновных в его краже 1000 долларов». Объяснил, откуда взялась такая сумма. Портрет Позьняка – это раритетная ценность, выпущенная белорусской государственной типографией малым тиражом, и сейчас среди поклонников Зенона Станиславовича он оценивается именно в такую сумму».

Ради справедливости надо сказать, что прокуратура вынудила городской отдел милиции провести расследование. Правда, опрашивали милиционеры Кошеля почему-то в присутствии его же начальства, к которому инженер и имел претензии. И тогда оскорбленные начальники решили использовать «административный ресурс».

«Против меня «накопали» несколько мелочных замечаний, что в итоге привело к появлению на свет дисциплинарного взыскания по ст.198 Трудового кодекса, – рассказывает Кастусь Кашель. – На двух мешках я когда-то неправильно написал вес, после чего за один мех мне «выписали» одно замечание, а за второй мешок – «в пару». Еще одно взыскание – и далее следует увольнение. Я и подал иск в суд о неправомерности наложенных на меня взысканий. Ответчиком выступает УП «Унидрагмет БГУ» в лице генерального директора Георгия Корзуна. И хотя на суде мои взыскания стараются не связывать с кражей портрета Зенона Позьняка, совершенно очевидно, что все это – звенья одной цепи».

Прокуратура Московского района Минска прислала ответ Кастусю Кошелю, в котором сообщает, что в возбуждении уголовного дела по факту кражи портрета отказано, поскольку нет оснований, и 10 января инженер направил заявление в городскую Прокуратуру. А 12 января состоится уже четвертое за этот год судебное заседание по делу Кастуся Кашеля и УП «Унидрагмет БГУ».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *