ИСТОРИЯ ОДНОЙ СЕМЬИ

Впервые с членами этой семьи пришлось знакомиться при печальных обстоятельствах. Расследовалось убийство старушки, совершенное на окраине города.
 
Дочь убитой, которая жила неподалеку с двумя взрослыми сыновьями, пустила к себе квартирантку, а вскоре у той появился сожитель, пришедший из мест не столь отдаленных.
 
«Молодые» пьянствовали и однажды, когда денег на выпивку не оказалось, сожитель решил одолжить денег у матери хозяйки. Старушка отказала, и разгневанный квартирант зарубил ее лопатой. А потом пришли известия, что один из внуков убитой в пьяном угаре свел счеты с жизнью, второй внук куда-то пропал, и ее дочь осталась одна. Стабильно нигде не работала, жила, как говорят, с огорода и иногда выезжала по направлению Центра занятости на сельхозработы. И злоупотребляла. Дешевым вином и самогонкой, которую можно было почти всегда купить или чаще выменять в некоторых окрестных домах.
 
Однажды в октябре она целый день вместе с соседкой и ее сожителем пропивала мешок картошки, заработанный в сельхозпредприятии. Сначала одно ведро за одну бутылку, потом второе, и так все пять. Обмен происходил по несколько видоизмененной формуле денежного обращения «товар-самогонка» в одном из дворов неподалеку. Пять бутылок на троих. В тот день хватило. Сон сморил всех прямо на месте пиршества.
 
На следующий утро собутыльники «загнали» мохеровый шарф, принадлежавший одной из женщин, затем табуретку от пианино, которая тоже, как ни странно, имела свой самогонный эквивалент, потом еще что-то, и, в конце концов, хватило и в этот день. Хозяйка дома заняла законное место на кровати, сожитель — в кресле, а гостье, пропившей накануне мешок картошки, предложили второе кресло. Пожалели: упадешь, мол, по дороге домой, как уже бывало раньше, заснешь, а ночи холодные. Так и до беды недалеко, простудиться чего доброго можно. Гостья охотно согласилась.
 
А до беды было действительно недалеко. Ночью сожитель проснулся от мучившей его жажды и еще от храпа гостьи. Жажду кое-как утолил холодной водой, а на требование прекратить храп гостья ответила нечленораздельно, но, как показалось сожителю хозяйки, нецензурно. Чего он снести не мог. И нанес ей удар в область груди кухонным ножом,  гостья перестала издавать какие-либо звуки. И тут хмель как рукой сняло.
 
Идти на исходе шестого десятка в тюрьму никак не хотелось. В ту же ночь он перетащил в сарай бездыханное тело, а днем закопал. Орудие убийства сгоряча выбросил в огород, но утром отыскал, обтер и положил в кухонную тумбочку. Вполне возможно, еще и хлеб нарезал. Нож острый был, хороший, жалко выбрасывать.
 
Преступление было раскрыто по горячим следам.
 
История одной семьи закончилась.
 
На первый взгляд, члены этой семьи, убитые мать и дочь, покончивший жизнь самоубийством внук – невинные жертвы преступников и обстоятельств. Однако, если разобраться, обстоятельства, при которых происходили преступления, создавались при активном участии самих жертв. А еще благодаря предприимчивым винокурам-самогонщикам, пытающимся построить свое благополучие на чужом горе. Но ведь это в принципе невозможно. В этом они рано или поздно убедятся.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *