УБИЙСТВЕННЫЕ МЕТОДЫ БЕЛОРУССКОЙ МИЛИЦИИ


УБИЙСТВЕННЫЕ МЕТОДЫ БЕЛОРУССКОЙ МИЛИЦИИ
 
36-летнего Юрия Куприянюка похоронили в пятницу. В Каменюках, где проживает около 1200 человек, похороны случаются не так уж и редко, однако эти собрали чуть ли не полдеревни. Сказать, что случившееся потрясло сельчан, это не сказать ничего. Вечером 9 мая Куприянюка еще видели живым и невредимым. В среду стало известно, что он убит. Однако настоящий шок наступил, когда сельчане поняли: Юрий скончался после того, как имел несчастье тесно пообщаться с местным участковым — 24-летним лейтенантом милиции, назначенным в Каменюки около полугода назад.
 
Рассказывая о погибшем сыне, Зинаида Александровна Куприянюк не скрывает, что тот любил выпить. Обычное в деревне дело. Однако никогда ни с кем в ссоры не ввязывался, на учете у нарколога не состоял и вообще, по мнению сельчан, был человеком совершенно неконфликтным. Жил в одном доме с матерью и семьей старшего брата, с родными вполне ладил.
 
Был, правда, один случай еще зимой, когда, подвыпив, стал требовать у матери денег, грозясь в случае отказа поджечь дом. Зинаида Александровна, одна растившая детей (отец ушел из семьи, когда сыновья были еще маленькими), церемониться с ним не стала и вызвала участкового, который только-только приступил к работе в Каменюках.
 
Лейтенант милиции Андрей Барташук прибыл незамедлительно, нарушителя семейного спокойствия увез, а на следующий день сообщил матери, что тому за нарушение общественного порядка выписан штраф. Вот с этого штрафа, по мнению Зинаиды Александровны, у ее сына, до этого времени не имевшего никаких трений с органами правопорядка, и начались неприятности. Куприянюки подозревают, что штраф Юрию участковый «назначил» самолично. По крайней мере, никаких официальных бумаг, подтверждающих, что постановление о штрафе действительно выносилось, они не видели. Зато готовы подтвердить, что весной участковый приходил к ним домой опять: спрашивал Юрия и напоминал о штрафе. Еще родные вспоминают, что Юра жаловался как-то: мол, участковый его выловил, надел наручники, отвез на кладбище в соседние Пашуки и там избил. Тогда его слова всерьез не восприняли…
 
9 мая Юрий почти весь вечер был дома. Это подтверждают и родные, и соседи. Ближе к 21 часу вышел на улицу. Где-то в деревне на свою беду он и встретил участкового.
 
Рассказывает двоюродный брат Юрия Николай Кисляк:
 
— Около 9 часов вечера слышу звонок в дверь. Открываю, стоит Юра. Говорит, дай 10 тысяч рублей, мне штраф надо отдать срочно. Нет, отвечаю, деньги у жены, а она в сарае сейчас с хозяйством управляется. Ну, он и пошел. Я думал, жену искать. Выглядываю в окно, а там Юра с участковым, и тот его по лицу кулаком бьет. Тут уж я не выдержал.
 
Выбегаю, ты что, говорю, делаешь, за что бьешь? А участковый уже Юру на землю повалил, сам над ним наклонился и наручники пытается надеть.
 
От меня отмахнулся, как от мухи. Позвонил кому-то по мобильному телефону, я еще услышал, как просил подъехать к кресту (установлен на въезде в деревню. — Е.Т.), потом поднял Юру с земли и поволок со двора.
 
У этого происшествия оказалось немало свидетелей. Когда Николай выскочил во двор — защищать брата, из своих квартир в доме по ул. Пущанской, 4, выглянули соседи. И Василий Бек, и Валерий Калиновский видели, как участковый надел на лежащего Юрия наручники, поднял мужчину и поволок со двора.
 
«Если бы знали, чем все обернется, не дали бы увести, — сокрушается теперь двоюродный брат. — Но кто ж мог подумать, это же представитель правоохранительных органов… Я еще сам Юре посоветовал: не сопротивляйся, мол, он же при исполнении. Думали, проведут с Юрой воспитательную беседу, может, штраф выпишут…»
 
Мужики еще посидели на улице на скамейке, обсуждая свои житейские  дела. А совсем рядом, в нескольких десятках метров, незначительное по сельским меркам происшествие перерастало в трагедию.
 
Спустя какое-то время покурить на балкон вышел Владимир Щурко, живущий в доме по ул. Пущанской, 2. Уже стемнело, однако на пустыре между домами он разглядел две какие-то копошащиеся тени. Один лежал на земле и тихо постанывал, другой как раз замахнулся, чтобы ударить лежащего ногой. Щурко решил, что два человека напились и никак не могут довести друг друга по домам, и ушел с балкона.
 
Примерно между 11 и 12 часами ночи домой от матери возвращался Михаил Явтухович. Только подошел к калитке, на пустыре между домами N 2 и N 4 услышал слабый голос: «Больше не могу», — и тупые удары.
 
Подошел ближе. «Гляжу, на земле лицом вниз человек лежит, голова курткой обернута, руки за спиной наручниками схвачены, а над ним наш участковый, — рассказывает Михаил Александрович. — Спрашиваю, что происходит, может, это сосед мой, так я его лучше домой отведу. А он мне: идите домой, мы сами разберемся. Ну, я и пошел».
 
Все, что происходило дальше, можно восстановить лишь по отдельным деталям. Известно, что участковый дождался-таки подмоги. По некоторой информации, в Каменюки подъехали двое его коллег (участковый и младший участковый), работавшие на сопредельном участке. Известно, что были они не на служебном автомобиле и что еще живого Куприянюка повезли в Каменецкое РТМО на освидетельствование на алкоголь.
 
Известно, что живым его не довезли. По информации из Каменецкого РТМО, в приемный покой «скорой помощи» его доставили около 1 часа ночи — уже мертвым, и что вскоре тело увезли на судмедэкспертизу.
 
В заключении о смерти, которое получили на руки родные Юрия, очень коротко перечислены полученные им телесные повреждения: обильная внутренняя кровопотеря, разрыв печени, множественные двусторонние переломы ребер, закрытая тупая травма грудной клетки и живота. Сами родные говорят, что на теле Юрия живого места не осталось: все лицо в синяках и кровоподтеках, а кожа на кистях рук стерта наручниками почти до костей…
 
У дикого по сути происшествия оказалось труднообъяснимое продолжение.
 
Уже утром 10 мая в Каменюках работала следственная бригада, искавшая и расспрашивавшая свидетелей. «Никто и словом не сказал, что Юра уже мертв, — рассказывает Николай Кисляк. — Я подумал даже, что его хотят на принудительное лечение в Брест направить. Спрашиваю: где сейчас Юра? Говорят, в Бресте. Когда будет дома? Скоро»
 
Только во второй половине дня по Каменюкам поползли слухи, один другого чернее. Дошли они и до Куприянюков. Невестка Зинаиды Александровны не поверила, набрала номер «мобильника» участкового. «Андрей Владимирович, вы вчера забрали Юру. Где он?» «В Бресте»,  — опять же ответил участковый.
 
«А что он там делает?» — продолжала допытываться Татьяна.
 
«Он умер. Сейчас на экспертизе», — был ответ.
 
Надо ли удивляться, что после этого у родных Юрия появилось стойкое убеждение, что дело хотят «замять». Оно еще более окрепло, когда ездившие по делам в Каменец сельчане, вернувшись, рассказали, что видели участкового Андрея Барташука свободно прогуливающимся по улицам райцентра. Для матери Юрия, которой только надежда на справедливое расследование позволяет справляться с горем, это стало настоящим потрясением.
 
На самом деле «прикрывать» это дело вряд ли удастся. Как сообщил журналисту «ВБ» прокурор Каменецкого района Валерий Королюк, возбуждено уголовное дело по ст. 147 ч. 3 — умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть.
 
Обстоятельства случившегося следствию в основном ясны, однако информация в интересах следствия не разглашается. Удалось лишь узнать, что в понедельник утром никакая мера пресечения в адрес подозреваемых применена не была.
 
Известно также, что 24-летний Андрей Барташук, только в прошлом году после окончания колледжа пришедший на работу в Каменецкий РОВД, сразу после возбуждения уголовного дела был отстранен от исполнения служебных обязанностей, но продолжал работать в РОВД на кабинетном «фронте». До этого времени никаких претензий к работе не имел. По слухам, из Дмитровичского сельсовета, где он замещал участкового до перехода в Каменюки, его даже не хотели отпускать. Говорят, работать прямо рвался.
 
Вот только методы его работы оказались убийственными…
 
Вячеслав РУСАКЕВИЧ, заместитель начальника Каменецкого РОВД (и.о. начальника РОВД на время его отсутствия):
 
— Ситуация для всех нас крайне неприятная, и поверьте, мы все переживаем ее очень тяжело. Я говорил по телефону с мамой погибшего Юрия Куприянюка, выразил соболезнования по поводу того, что случилось, и говорил искренне. Я просил родных, чтобы свое отношение к отдельному участковому они не переносили на всех сотрудников милиции. Мы не заслужили этого, потому что большинство из нас честно и добросовестно выполняют свой долг. И обязаны его выполнять, что бы ни случилось.
 
P.S. Когда материал готовился к печати, стало известно, что в понедельник во второй половине дня прокуратура Каменецкого района вынесла постановление о задержании Андрея Барташука в качестве подозреваемого. В этот же день ему было предъявлено еще одно обвинение — по ст. 426 ч.3 УК (превышение власти и служебных полномочий). Дело по подведомственности передано в прокуратуру Брестской области.
 
Елена ТРИБУЛЕВА, «Вечерний Брест»

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *