Иранский бизнес интересен Минску — не задает лишних вопросов

Иран готов присоединиться к поставкам нефти в Беларусь по своп-схеме. Об этом на пресс-конференции в Минске 10 февраля заявил посол Сейед Абдолла Хосейни. Можно рассчитывать и на сотни миллионов долларов новых иранских инвестиций в белорусскую промышленность. 

Иран активно инвестирует в Беларусь на протяжении последних лет. Например, часть иранского капитала прочно осела в банковском секторе — в ЗАО «ТК Банк» и ЗАО «Онербанк». 

Также Иран активно ведет себя на строительном рынке Беларуси. Так, в районе Национальной библиотеки в Минске компания «Кейсон» развернула строительство торгово-развлекательного центра «Магнит» с объемом инвестиций в 250 млн. евро. Эта же компания реализует проект по созданию транспортно-логистического центра «Прилесье» в свободной экономической зоне «Минск». 

Компания «Терсополис» намерена построить в белорусской столице, в районе Немиги, 36-этажный пятизвездочный отель, инвестировав более 150 млн. долларов. Кроме того, у компании есть намерение построить тургостиничный комплекс. Этот замысел включает в себя 15 мини-проектов на общую сумму 1,5 млрд. долларов. 

Также иранские бизнесмены планируют наладить производство проволоки из металла в Речице, построить цементный завод в Гомельской области. 

«Общая сумма реализуемых проектов составляет более чем 1,5 млрд. долларов. Сумма тех проектов, которые находятся на стадии переговоров, — значительно больше», — заявил журналистам Сейед Абдолла Хосейни. 

Финансовый аналитик Сергей Чалый не удивляется инвестиционной активности Ирана в Беларуси. 

«Они понимают условия работы. Для них совершенно нормально наличие большого количества негласных договоренностей. Они привыкли решать дела в таком порядке», — считает эксперт. 

Беларусь, запланировав увеличить к 2015 году объем прямых иностранных инвестиций в основной капитал в 7 раз — до 7,5 млрд. долларов, радушно принимает иранский капитал. Однако, как неоднократно подчеркивали независимые эксперты и с чем соглашается правительство, важно привлекать не только деньги, но и новые технологии. В этой части аналитики усматривают некоторые проблемы. 

«С одной стороны, в Иране успешно развивается цементная промышленность. И, думаю, иранские компании могут хорошо строить объекты в Беларуси. У Турции, конечно, здесь гораздо больше опыта, тем не менее, не думаю, что с иранскими компаниями могут быть какие-то сложности. С другой стороны, нельзя говорить о продвинутости иранских технологий. Вся промышленность Ирана создана прежде всего на заимствованных технологиях», — отмечает старший научный сотрудник Института востоковедения Российской академии наук профессор Владимир Сажин. 

Как отмечает эксперт, Иран находится под прессингом как международных санкций со стороны Совета безопасности ООН, так и особых санкций со стороны США, ЕС, к которым присоединились такие страны, как Япония, Канада, Южная Корея, Австралия, Новая Зеландия и Швейцария. 

«Так что в плане получения новейших технологий у Ирана проблемы», — констатирует Сажин. 

Санкции сильно ударили по нефтяной и нефтегазовой промышленности Ирана. Эта страна, отмечает Сажин, заинтересована, например, в поставках на экспорт сжиженного природного газа, однако при отсутствии технологий столкнулась с проблемами в создании соответствующей инфраструктуры. 

Из-за санкций устарела инфраструктура нефтеперерабатывающей промышленности Ирана, что сказывается на эффективности ее работы. «Иран фактически сидит на нефти, однако 40% потребляемого в Иране бензина ввозится из-за рубежа», — констатирует Сажин. 

Эксперт отмечает, что основные нефтегазовые компании, которые ранее работали в Иране, ушли. Это и британская «Бритиш Петролеум», и французская «Тоталь», и российская «Лукойл». 

«На иранском рынке образовалась пустота, так что здесь вполне успешно могут работать белорусские нефтяники. Иран занимает четвертое место в мире по разведанным запасам нефти и второе место после России по разведанным запасам природного газа. Так что в части энергетического сотрудничества с Ираном у Беларуси хорошие перспективы», — полагает Сажин. 

Стратегия развития энергетического потенциала Беларуси на период до конца 2020 года предусматривает добычу в Иране более 9 млн. тонн нефти. Ныне реализуется первая фаза проекта добычи нефти на месторождении Джофейр. Ежедневно добывается 15 тысяч баррелей. «Сейчас речь идет об открытии второй фазы — тогда будет добываться 30 тысяч баррелей в день», — заявляет посол Ирана в Беларуси. 

Между тем еще летом прошлого года белорусский посол в Иране Виктор Рыбак отметил, что Беларусь может закупать нефть в Иране независимо от своего проекта нефтедобычи в этой стране. По словам дипломата, белорусские специалисты готовы обсуждать с Тегераном вопросы экономической эффективности таких поставок. 

Финансовый аналитик Сергей Чалый в целом положительно оценивает сотрудничество Беларуси и Ирана в энергетической сфере, и прежде всего в том, что касается возможности добывать нефть в этой стране. 

«Проект добычи нефти в Венесуэле уже рентабелен и приносит прибыль. И иранский, думаю, окажется рентабельным тоже», — считает Чалый. 

Вместе с тем эксперт скептически относится к поставкам нефти из Ирана по своп-схемам с Азербайджаном и Россией. 

«Что касается России, то ей это точно не нужно. А жизнеспособность проекта поставок иранской нефти в Беларусь по свопу с Азербайджаном будет зависеть от жизнеспособности проекта с Венесуэлой. Россия стимулирует Беларусь покупать как можно меньше чужой нефти. И белорусским властям придется просчитывать выгоду от разных вариантов поставок. Кроме того, есть такое ощущение, что белорусское руководство охладевает к венесуэльскому проекту», — сказал Сергей Чалый. 

Даже если заработает проект поставок нефти из Ирана в Беларусь по своп-контрактам с Азербайджаном, «мы получим копеечный эффект», говорит аналитик. 

В то же время правительства Беларуси и Ирана могут позаботиться о повышении эффективности торгово-экономического сотрудничества в целом. 

По итогам 2010 года экономикам обеих стран удалось увеличить товарооборот по сравнению с 2009 годом на 50% — до 104,5 млн. долларов. Но цифра все равно скромная и достигнута в основном благодаря белорусским предприятиям. 

Поставки белорусской продукции в Иран в прошлом году выросли на 53,9% — до 97 млн. 155,6 тысяч долларов. Основными статьями белорусского экспорта в Иран стали синтетические волокна и жгут синтетических нитей, металлопродукция, грузовые автомобили, тракторы. Так, поставки грузовых автомобилей, по данным Белстата, выросли в 22,1 раза, до 18 млн. 792,5 тысячи долларов, тракторов и седельных тягачей — в 7,6 раза, до 7 млн. 396 тысяч долларов. 

Импорт товаров из Ирана в Беларусь, напротив, упал почти на 10% — до 7,6 млн. долларов. При этом ассортимент выглядит своеобразно. 

Например, основные закупки в прошлом году пришлись на виноград, свежий и сушеный. Его было поставлено на 1 млн. 680,5 тысячи долларов (рост на 31,4% к 2009 году). Также Беларусь покупала фрукты, орехи (809,5 тысячи долларов), синтетический каучук (640,7 тысячи долларов). 

Но даже при неплохом темпе роста товарооборота сторонам еще очень далеко до культовой планки в 1 млрд. долларов, которую в ноябре 2009 года обозначил управляющий Центральным банком Ирана Махмуд Бахмани в ходе встречи с прежним премьер-министром Беларуси Сергеем Сидорским. 

По словам представителя иранской стороны, потенциал экономик двух стран позволяет достичь такого товарооборота. Но когда? 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *