Перед кризисом все одинаковы: Литва, Беларусь, Украина

В столкновении с экономическим кризисом литовцы проявляют осторожность и пессимизм, белорусы — беспечность и оптимизм, а украинцы — отчаяние. При всех различиях экономической политики в Литве, Беларуси и и Украине население этих стран живет «с колес»: более 65% в случае потери работы смогут протянуть на личных сбережениях не более двух месяцев.
 
В ноябре 2009 года в Литве, Украине и Беларуси был проведен опрос о восприятии населением этих стран экономического кризиса. Во трех странах выборка представляла взрослое население (18 лет+); объем выборки: Беларусь — 1091; Литва — 918; Украина — 2054 респондентов.
 
Первое, о чем спрашивалось в анкете: «Ощутили ли вы лично или члены вашей семьи влияние экономического кризиса?
 

 

Беларусь

Литва

Украина

Да

30,8

48,6

63,5

В чем-то да, а в чем-то нет

 
53,0

 
44,2

 
29,1

Нет

11,6

5,2

6,2

НЗ/ЗО

4,6

2,0

1,2
 
То, что в стране существует экономический кризис, признают большинство респондентов во всех трех странах: в Беларуси — 83,8%, в Литве — 92,8%, в Украине — 92,6%. Однако степень категоричности, с которой респонденты констатировали наличие кризиса, отличается. Если в Литве, и особенно в Украине, опрошенные чаще были склонны к безапелляционному утверждению: «Да, кризис, конечно, есть», то в Беларуси большинство отвечали уклончиво: дескать, «в чем-то кризис есть, а в чем-то его и нет». В Беларуси вдвое больше, чем в других сопоставляемых странах, удельный вес тех респондентов, которые считают, что кризиса в стране нет вообще, а также тех, кто «затрудняется ответить» или, иными словами, понятия не имеет, что там сегодня на дворе делается. 
 
Опыт проведения значительного количества фокус-групп на тему экономического кризиса дает автору заметки основание с большой долей уверенности предполагать, что оптимизм (или неведение?) белорусов есть в значительной степени заслуга массмедиа. Ведь на самом деле трудно утверждать, что мы переживаем кризис, если СМИ в один голос говорят об обратном. 
 
Следующий вопрос анкеты касался того, в какой стадии развития кризиса (с точки зрения общественного мнения) находится страна.
 
Вопрос: Как вы считаете, на сегодняшний день наша страна…
 

 

Беларусь

Литва

Украина

… только входит в настоящий кризис

17,6

75,8

15,5

…находится на пике кризиса

 
29,8

 
17,5

 
49,8

…постепенно выходит из кризиса

35,1

2,6

18,1

Уже вышла из кризиса

2,9

0,0

7,1

НЗ/ЗО

14,6

4,0

9,5
 
Судя по ответам на вопрос социологической анкеты, Литва только входит в настоящий кризис, Украина находится на его пике, а Беларусь уже постепенно выходит из кризиса. Эти цифры отражают не столько объективное положение дел в экономике той или иной страны, сколько общественные настроения и ожидания людей. Судя по цифрам, в Литве ожидания наиболее тревожны, белорусы же на общем фоне выглядят оптимистами, хотя, с другой стороны, среди них больше всего «растерянных», не знающих, чего ждать, и как ответить на заданный вопрос (вариант «не знаю, затрудняюсь ответить» выбрали 14,6% респондентов, т.е. почти в 4 раза больше, чем в Литве). 
 
Оптимизм в отношении скорого окончания кризиса в Беларуси чаще всего проявляют работники тех предприятий, которые имеют заказы, которые нашли возможности для оживления сбыта своей продукции, хотя бы временного. А многие просто считают, что всему когда-нибудь наступает конец: «всё пережили, и это переживем».
 
Весьма важен и интересен вопрос о том, какими ресурсами располагают люди, чтобы пережить тяжелые времена и какие способы приспособления, адаптации к ситуации они практикуют. 
 
В анкете задавался такой вопрос:

Если вы вдруг потеряете сегодняшние источники доходов, то как вы думаете, на какое время вам хватит ваших сбережений?
 

 

Беларусь

Литва

Украина

Больше, чем на год

4,4

3,9

4,1

На 7-12 месяцев

4,1

5,1

На 5-6 месяцев

5,2

5,9

6,2

На 3-4 месяца

5,6

9,3

На 2 месяца

10,8

12,8

11,4

На месяц

12,5

11,6

13,1

Меньше, чем на месяц

12.4

8,7

7,1

Не имею сбережений

35,2

31,7

42,5

НЗ/ЗО

9,8

11,0

15,6
 
Как видим, более трети респондентов во всех трех странах вообще не имеют сбережений, около трети респондентов смогли бы прожить на свои сбережения не более двух месяцев и только примерно 4% — более одного года. 
 
Следовательно, в случае потери работы или других источников дохода (а такое в период кризиса не редкость), а также в случае сокращения зарплаты по тем или иным причинам (например, сокращение рабочего времени, неполная рабочая неделя) приходится как-то «вертеться», «приспосабливаться», «подрабатывать» и т.д. 
 
Общие особенности стратегий адаптации к кризисной ситуации, описанные респондентами из Беларуси, характеризуются следующим:
 
а) они индивидуальны: каждый спасается сам, как может. Не подразумевается обращение за помощью и поддержкой к неким организациям, группам, фондам, профсоюзам, не подразумевается объединение усилий и создание жизнеспособных малых предприятий и т.п.;
 
б) они регрессивны, т.е. чаще всего предпринимаемые человеком меры и усилия — это отступление назад от той социальной позиции, которую занимает этот человек в настоящее время, это потеря и смирение, согласие с потерей. Возможно, кризис в каких-то случаях стимулирует движение и развитие, но в данном случае переживаемый кризис — это, скорее, толчок к регрессу. Для примера приведу следующие высказывания респондентов: «если вообще перестанут платить, будем сидеть на заводе всё равно, чтоб только сохранить свое место», «пойдем на неквалифицированную работу», «те места, на которые раньше никто не претендовал, теперь расхватали».
 
Надежда Ефимова,
Агентство политической экспертизы BISS

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *