Постановление N991: номенклатурный ГКЧП не состоялся

Кликните чтобы увеличитьО «странном» постановлении N991, проблемах  белорусской модели экономики и кризисе  рассказал в интервью обозревателю ИА «Интерфакс-Запад» главный редактор газеты «Обозреватель» генеральный директор компании SERGE Сергей Атрощенко.
 
—  Постановление N991 о запрете торгово-посреднической деятельности, принятое правительством в конце июля, фактически парализовало на несколько дней работу всего белорусского бизнеса и вызвало небывалый резонанс в стране. Как представителя бизнеса, что вас удивило в этом скандальном решении, и какую оценку ему вы могли бы дать?
 
— Это постановление было странным с юридической точки зрения, с учетом многочисленных побочных эффектов для десятков тысяч компаний и организаций, в которых заняты сотни тысяч белорусов. Многие из них могли элементарно лишиться работы, бюджет недосчитался бы значительной части налогов, некоторые промышленные предприятия просто остановились бы, не имея возможности вписаться по закупкам в рамки 991-го постановления, мы бы имели всплеск коррупции и увеличение «серого» импорта. Нацбанк подсчитывал бы риски от невозврата банкам торговых кредитов и т.д.
Странным было и поведение  чиновников. К примеру, еще во вторник утром, 4 августа поведение премьер-министра Сергея Сидорского свидетельствовало о том, что он не собирался отменять это постановление, хотя неожиданно объявил, что решение об исключении посредников при реализации юрлицам товаров на территории страны будет касаться только госпредприятий и предприятий с долей госсобственности. При этом в 991-м постановлении черным по белому было написано, что под его действие подпадают все, без исключения, организации.
 
Еще в понедельник-вторник коллега Сергея Сидорского — министр экономики Николай Зайченко давал публичные пояснения и комментарии по поводу действий документа и сроков реализации заложенных в него замыслов. А уже во вторник вечером постановление было отменено, просуществовав фактически всего один день.
 
По моему мнению, 991-е постановление — это номенклатурное ГКЧП, попытка под прикрытием кризиса и наведения порядка повернуть историю вспять. И даже если люди, причастные к появлению этого документа, искренне заблуждаются, руководствуясь своими теориями плановой экономики, это их не оправдывает. Потому что такими действиями правительство вплотную подходит к психологической грани, за которой народ двигается в одном направлении, а власть — в другом.
 
Следует отметить, что злополучное постановление готовилось втайне от общественности, предпринимательских структур и широко не обсуждалось. Такая практика законотворческой деятельности не способствует возникновению доверия между государством, провозгласившим курс на повышение инвестиционной привлекательности белорусской экономики, и бизнесом.
 
— Обосновывая свое решение, руководство Минэкономики и премьер-министр говорили о необходимости ухода от посредничества, приводящему к завышению цен. Таким образом, формально принятие такого постановления было логичным?
 
— Специфика белорусской экономики такова: «что и за сколько продавать» во многом решает государство, так как оно является собственником около 80% средств производства.
 
Эта собственность находится в оперативном управлении чиновников или приравненных к ним руководителей госпредприятий. В рыночной экономике частные собственники получают доход от реализации произведенных ценностей. В белорусской переходной модели чиновники, фактически владея активами, такой возможности не имеют, поэтому научились извлекать прибыль не с продаж, а с закупок сырья и комплектующих для производств. Схемы в своей массе элементарны: правоохранительные органы регулярно, десятки раз за год, заводят уголовные дела в отношении директората госпредприятий за «злоупотребление служебными полномочиями», больше известное в народе как «откат» при закупках товаров для своих ОАО и РУП. Разумеется, обслуживают интересы этих людей специально созданные и подобранные компании-посредники, которым обеспечиваются победы в фиктивных тендерах, завышение объемов подрядных работ, увеличение контрактных цен на тот же импорт.
 
Бороться с этим путем уничтожения торгово-посреднической деятельности как явления глупо и недальновидно. Торгово-посредническая деятельность — это «полезная микрофлора» здорового организма экономики, без которой не будет продаваться произведенный продукт. Бороться надо не со следствием, а с причиной.
 
Причину в данном случае можно ликвидировать, лишь запустив программу приватизации, организовав приход на предприятия реального собственника, который, поверьте, разберется со своими коррупционерами в два счета.
 
— По вашему мнению, в чем причина такого непросчитанного решения со стороны правительства?
 
— Как правило, так всегда бывает, когда проблемы наваливаются одна за другой. В обычной жизни у человека происходит так же: «сдают нервы», и принимаются импульсивные, необдуманные решения, которые еще больше усугубляют ситуацию.
 
Кстати, у чиновников «нервы не выдерживают» уже не в первый раз. В середине мая банки в течение нескольких дней отказывали своим клиентам, нуждающимся в закупках по импорту, в приобретении валюты на бирже, ссылаясь при этом на поступившие к ним сверху некие устные рекомендации. Бизнес и пресса подняли шум, и спустя 4 дня Национальный банк выступил со специальным заявлением об отсутствии официального запрета.
 
Менее года назад, в сентябре 2008-го, Минэкономики отличилось выпуском ставшего теперь также легендарным 179-го постановления по ограничению размера оптовой надбавки на импортные товары 30 процентами по всей торговой цепочке. Воплощение этого решения грозило перекрыть поставки значительной части импортных товаров в страну, к тому же были возможны и другие негативные последствия для экономики. 179-е постановление просуществовало 2 недели, после чего было заменено новым документом, не предусматривавшим столь строгих (во многих случаях — невыполнимых) ограничений, и также вводился список импортных товаров со свободным ценообразованием.
 
—  Вы считаете, что такие нерациональные действия свидетельствуют о том, что у правительства не получается работать в условиях кризиса?
 
— Не получается. Правительству пока не удается решить проблему затоваренных складов промпредприятий, при этом темпы закупок по импорту снижаются медленнее, чем экспорт, отрицательное сальдо внешней торговли товарами растет, давит на стабильность национальной валюты. Гиганты машиностроения, от работы которых зависит не только наполняемость бюджетов целых регионов, но и загрузка мощностей многочисленных подрядчиков внутри страны, уже перешли на 3-дневную рабочую неделю. Дальше — остановка конвейеров, увольнения, рост напряженности в обществе, образование финансовых брешей в системе социальной защиты. Чтобы законсервировать ситуацию, нужны огромные средства в течение неопределенного срока, однако объем ЗВР невелик, размеры внешних заимствований ограничены. А что потом? С чем мы выйдем из кризиса? С той же промышленностью, основанной на третьем-четвертом технологических укладах, с ручным управлением в экономике, со скрытой безработицей, с большими ценами и налогами, неэффективными госпрограммами, высоким уровнем коррупции?
 
Белорусская экономика находится на промежуточном этапе, и сейчас настает как раз тот самый момент, когда следует переходить к решительным действиям. Стране нужно четко обозначиться с долгосрочной стратегией преобразований в экономике и вывести к управлению новые кадры, способные ее реализовать.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *