Государство «банкротит» только частный бизнес

банкротствоНа частный бизнес приходится львиная доля дел об экономической несостоятельности. По мнению экспертов, это не связано с тем, что госпредприятия работают эффективнее. Просто государство искусственно сдерживает процедуры банкротства в отношении многих госпредприятий.

По данным Высшего хозяйственного суда (ВХС), на 1 июня 2009 года в состоянии банкротства находились 1 455 предприятий, из них 1 364 (93,7%) — негосударственной формы собственности.

«Это те частные предприятия, которые просто брошены своими хозяевами», — пояснила «Белорусским новостям» начальник главного правового управления ВХС Ирина Бельская. Она отметила, что в данном случае речь идет о предприятиях со стопроцентным частным капиталом: «Если у предприятия присутствует хотя бы небольшая доля государства, то оно относится к государственному».

В свою очередь, количество предприятий с госдолей, которые находятся в стадии банкротства, невелико: всего 91. Среди них, к примеру, Минский часовой завод, торговое предприятие Управделами президента «Белая Русь», коммунальное предприятие «Дирекция по реконструкции площади Независимости», «Мозырьдрев», трикотажная фабрика «Славянка», Чаусский овощесушильный завод, столичное кафе «Березка». Все эти предприятия относятся к категории организаций, имеющих значение для экономики и социальной сферы страны, ряд из них являются градообразующими и бюджетообразующими. Многие дела о банкротстве этих предприятий ведутся еще с 2001-2002 годов.

По мнению заслуженного юриста Беларуси Валерия Фадеева, частные предприятия превалируют в статистике о банкротствах из-за особенностей белорусского законодательства. Он напомнил, что принятый в 2003 году указ № 508 существенно ужесточил критерии, по которым госпредприятие может быть признано банкротом. В частности, для этого оно должно быть устойчиво неплатежеспособным длительный период — не меньше года (в Европе — несколько месяцев).

Это отразилось и на статистике. Еще три года назад в состоянии банкротств находилось 16 тысяч предприятий, почти в 10 раз больше. Сейчас, по сути, остались лишь одни частники. Доводить дело до банкротства государство старается лишь в крайних случаях.

«Государство исходит из того, что госпредприятия выполняют социальную функцию, там работает много людей, и банкротство может привести к негативным социальным последствиям. Но ведь и на частных предприятиях тоже работают люди», — сказал Валерий Фадеев «Белорусским новостям». По его мнению, правовые условия банкротства должны быть равными для всех форм собственности.

Основную ставку государство сделало на досудебное оздоровление убыточных госпредприятий: через реструктуризацию долгов, предоставление налоговых льгот. Правда, в обмен на господдержку государство требует и акции предприятий, проводя попутно «тихую национализацию». Еще одна мера — присоединение должников к более эффективным предприятиям. В нагрузку убыточных получили промышленные гиганты МТЗ, МАЗ, БелАЗ и многие другие предприятия. К примеру, макаронная фабрика «Боримак» была включена в состав Борисовского комбината хлебопродуктов. За счет подобных мер государство смогло сократить официальную цифру убыточных предприятий. Если в 2005 году их было 20% от общего количества, то на сегодняшний день — 12,6%. Больше всего убыточных приходится на промышленность, торговлю и общепит, а также транспорт.

Дело об экономической несостоятельности возбуждается только после того, как эти меры не срабатывают. А когда и банкротство не приносит результата, ставится вопрос о ликвидации.

К слову, подобная «мера пресечения» избрана в отношении большей части госпредприятий, находящихся сейчас в стадии банкротства (59 из 91). Но и здесь не все так просто. Процесс ликвидации растягивается на годы. Например, ОАО «Пищевик» находится в стадии ликвидации с 2003 года. Дата вынесения решения о ликвидации этого предприятия переносилась восемь раз (очередной срок назначен на декабрь 2009 года). Похожая ситуация с Дрогичинским сыродельным заводом, предприятием Управделами «Белая Русь» и многими другими.

Еще в 2006 году премьер Сергей Сидорский поставил задачу активизировать банкротство убыточных предприятий, распорядившись «закрывать предприятия, которые не могут нормально работать».

В целом количество решений о банкротстве с ликвидацией в три раза превышает количество дел, по которым вынесено решение об оздоровлении.

По мнению экономиста Леонида Злотникова, институт банкротства в Беларуси не работает, и работать в условиях административно-командной системы не может. «В стране сохранилась советская практика, когда убыточные предприятия продолжают работать, доводятся планы по снижению числа таких предприятий. Однако опасность такой ситуации в том, что они за собой тянут в долги предприятия, которые еще держатся на плаву», — сказал экономист «Белорусским новостям».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *