Нам нужно «заболеть» экономикой


Довольно долго в нашем сознании господствовало мнение о том, что мировой кризис вскоре пройдет сам собой и экономика вернется на круги своя. Мол, надо лишь тихо переждать сложные времена, а там, глядишь, и прежние рынки снова приветливо распахнут свои двери для наших товаров. Сегодня даже в правительственных кругах осознают всю иллюзорность подобных измышлений. Между тем ученые предупреждали экономистов еще в конце прошлого года: нынешний кризис довольно глубокий, и он неизбежно переформатирует всю мировую экономику, заставит бизнес искать новые пределы эффективности. Об этом же шла речь на состоявшейся недавно в БрГУ имени А.С. Пушкина международной научно-практической конференции с участием ученых из Беларуси, Германии и Польши. По итогам конференции мы задали несколько вопросов одному из ее организаторов, нашему эксперту, доктору экономических наук профессору Александру Черновалову.
 

— Александр Викторович, чем брестская конференция отличалась от других подобных конференций?
 
— Основное отличие в том, что мы, может быть, впервые для нашей страны попытались сформулировать новую научную парадигму и по-новому взглянуть на ситуацию, связанную с кризисом. В своем докладе я ссылался на известного американского ученого Нуэля Рубани, который фактически предсказал нынешний мировой кризис задолго до его начала. Суть этой концепции в том, что любая экономическая модель должна основываться не только на привычных категориях, таких, как производство, потребление, извлечение прибыли, но и на человеческом факторе. Вот вам самый свежий и яркий пример с белорусским молоком. Вроде бы и производство отлажено, и новые современные технологии применены, и пользуется спросом товар. Но тут появляется институциональный Х-фактор в лице господина Онищенко и стоящих за ним структур — возникает преграда. Напрашивается вывод: нам, белорусам, нужно очень серьезно подумать над тем, как приспособить свою экономику к требованиям времени, сделать ее более гибкой, более мобильной. И здесь, очевидно, ставка должна быть сделана на малый и средний бизнес. Польские коллеги, кстати, делились успешным опытом выхода из кризиса за счет малых предприятий – их доля в экономике соседней страны составляет уже свыше 70 процентов, тогда как у нас не более 20.
 
— Но правительство, похоже, по-прежнему нацелено на протекционистские методы и накачку крупных производств кредитными ресурсами в надежде на то, что они найдут для себя новые рынки сбыта за рубежом или же сумеют удержаться на старых. Между тем Китай, который наиболее успешно справляется с последствиями кризиса, делает акцент на стимулирование внутреннего потребления…
 
— Да, если вы помните, в своем предыдущем интервью я как раз говорил о необходимости стимулировать внутренний спрос. Но делать это нужно не примитивными методами слепого протекционизма, а более гибкой политикой, направленной на детальное изучение спроса и предложения, через мягкое снижение цен на наши товары. Нам сложно, конечно, полностью заимствовать опыт Китая, в силу его несоразмерности и неразвитости там многих внутренних рынков, но я думаю, что изучать этот опыт будет еще не одно поколение ученых. И здесь хотелось бы отметить одну немаловажную деталь. Китайцы, в отличие от белорусов, уже «болеют» экономикой, они становятся все более экономически активными. Мы же со своей «памяркоўнасцю» все чего-то выжидаем. Когда я езжу в транспорте, то обращаю внимание не лица наших людей: они скучные. На них написана неуверенность, даже, я бы сказал, некая растерянность. Они не знают, что будет с курсом рубля и что им вообще нужно делать. А нужно работать, не особенно надеясь на помощь государства, – китайцы это уже давно поняли. Вот вам еще один пример влияния человеческого фактора, ментальности на экономические процессы. Полагаю, что и государству, и общественным, и даже религиозным организациям, и СМИ необходимо культивировать и пропагандировать активную позицию граждан, чтобы постепенно менять менталитет.
 
— По поводу прогнозов развития белорусской экономики высказываются порой диаметрально противоположные точки зрения. Буквально на днях премьер Сергей Сидорский докладывал президенту, что кризисные явления практически преодолены и экономика плавно выходит на линию подъема. С другой стороны, известный академик Александр Лученок говорит о том, что признаков стабилизации пока не наблюдается, а вторая волна кризиса уже не за горами. Хотелось бы узнать вашу точку зрения на сей счет.
 
— Ну, когда говорят о полуторапроцентном росте по итогам пяти месяцев, у меня это ничего, кроме усмешки, не вызывает. Я ведь анализирую другие показатели, причем также из официальной статистики. И они совсем не согласуются с объявленными цифрами роста ВВП. Но дело даже не в этом. Отечественная экономика – лишь очень маленькое звено в экономической системе планеты. А в ней, увы, не все так безоблачно. Да, в ряде стран наметились некоторые признаки оживления. Однако многие факторы говорят в пользу той версии, что кризис будет развиваться по формуле «W», и вторая волна накроет экономику в конце 2009 — начале 2010 года. Кстати, об этом говорил уже упомянутый мною профессор Рубани на Петербургском экономическом форуме. Но в любом случае, как бы ни складывалась ситуация, нам нужно быть готовыми к тому, что вернуться в прежнее, порой искусственно разогретое состояние рынка уже вряд ли удастся. Значит, надо, отбросив инерцию, детально анализировать ситуацию, с привлечением экспертов, публично. Может быть, меньше рукоплескать успехам, а больше говорить о проблемах. Тогда рано или поздно вырисуется некий план, стратегия совместных и эффективных действий. На сегодняшний день такого плана у правительства мы не наблюдаем, хотя оно и пытается доказать обратное.
 
* * *
Одним из приоритетных направлений в борьбе с кризисом власти провозгласили диверсификацию экспорта. «Идите туда, где нас не знают и где нас ждут», — потребовал президент от министров на недавнем совещании. Однако, как считают специалисты, переориентировать товарные потоки за столь короткое время практически нереально. Абсолютное большинство руководителей и менеджеров предприятий СЭЗ, с кем пообщался автор, говорят о том же. Восточная соседка долгое время оставалась для них основным рынком сбыта. А ведь предприятия эти частные, имеющие в основном четкую и достаточно развитую систему маркетинга. Выходит, прав профессор Черновалов, что нашему бизнесу недостает креатива? Или причина в чем-то другом? Заместитель начальника отдела внешнеэкономических связей (входит в структуру комитета экономики облисполкома) Игорь Колядич полагает, что потенциал для освоения рынков других стран у брестских компаний неплохой. Свободные ниши в мире есть. И приводит конкретные примеры (смотрите таблицу). Другое дело, что за внушительными цифрами роста продаж могут стоять слишком малый объем в физическом выражении и слишком большие расстояния (соответственно, транспортные расходы). Впрочем, под лежачий камень вода, как известно, не потечет.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *