Почему белорусская одежда и обувь такие дорогие?

Нередко от цен в магазинах просто дух захватывает. Блузки — от 60 тысяч, платья по 240 тысяч рублей, юбки по 100 тысяч, босоножки вообще по пятьсот!

То ли дело в Вильнюсе! Майки на распродажах — 10 — 20 тыс. руб., платья — 20 — 50 тыс. руб., обувь — 30 — 100 тыс. руб. А тамошние зарплаты выше наших. Так почему же в Беларуси все такое дорогое?

 
ЧТОБЫ ОДЕЖДА ПОДЕШЕВЕЛА, НАДО НАНЯТЬ БОЛЬШЕ ЛЮДЕЙ
 
— Вот это платье, которое на мне, стоит в Вильнюсе 35 литов (около 34 тыс. руб.), а в Минске такое обойдется тысяч в двести. Почему все так дорого? — спросили мы у Александра Титова, начальник управления финансов концерна Беллегпром.
 
— Не соглашусь, не все так дорого, некоторые товары дешевле. И не все дорогие товары производит система легпрома. Например, мужские костюмы, белорусский трикотаж сделаны из натуральных материалов и стоят дешевле импортных аналогов, по большей части — синтетических. Галстуки тоже. Но, конечно, дорогие товары нужно делать дешевле. Во-первых, энергоносители по сравнению с основным конкурентом — Россией — у нас дороже в 2,5 раза. Во-вторых, налоговая нагрузка, даже по исследованиям Нацбанка, не самая низкая в мире. А с 1992 по 2002 годы страну то и дело охватывал кризис. Ограничения цен, несоответствие курса Нацбанка рыночному, высокая инфляция, содержание большого количества садиков, пионерлагерей и других социальных объектов за счет прибыли, которая и так была невысокой, привели к тому, что оборотные средства вымылись. При отсутствии оборотных средств предприятие загружалось всего на 50%. Из-за чего фактические затраты на выпускаемую продукцию были большие и цены росли.
 
— Так может, нужно продавать лишние здания, распускать людей, чтобы расходы снизить?
 
— У вас растение засыхает, потому что у него мало воды. А вы предлагаете еще и половину корней отрезать. Тогда он только быстрей засохнет! Наша задача — поднять легкую промышленность, а не убить ее… Мы это делаем. Но я уверен — нужно не снижать объемы, а наращивать, в том числе импортозамещение. Просто нужен комплексный подход: со стороны производителя и со стороны Минэкономики и фискальных органов.
 
Нужно производить плановый расчет цен исходя из мощности конкретного предприятия. Но для этого нужно как можно быстрее менять методику формирования цен. Любой наниматель понимает, что каждый метр здания должен приносить отдачу. Нужно рассчитать: сколько с учетом норм гигиены и профсанитарии нужно рабочих, чтобы в рабочую смену отработать с максимальной мощностью производства? Из этого числа рассчитывают, сколько товара может быть произведено в рабочую смену и сколько затрат придется на один рубль зарплаты. А себестоимость — это как раз компенсация всех затрат. Получается, что если основных технологических рабочих меньше оптимального количества и производство не работает в полную силу, то затрат получается больше, и себестоимость — выше! Сегодня там, где должно работать 200 основных рабочих, работает всего 120. Кто же будет вкалывать на заводе за невысокую зарплату, если можно поехать за рубеж домохозяйкой и зарабатывать тысячу евро? Да даже бармены в столичных барах получают больше, чем швеи на заводе! А работы меньше. В то же время аппарат управления и вспомогательный персонал надо сокращать, где возможно.
 
— Почему же руководители не набирают людей? Все только и говорят, что кризис высвободил много свободных рабочих рук.
 
Не набирают из-за недостатка оборотных средств и частичной неграмотности руководителей. Директора говорят: если я найму еще рабочих, товара станет еще больше. Я и столько продать не могу, где же я продам больше? Конечно, не продашь, если себестоимость будет высокая! А если цены удастся понизить так, чтобы они стали конкурентными, то и это продашь, и еще прибыли больше получишь. А тогда можно и зарплату поднять…
 
— Но, возможно, люди не хотят покупать белорусское не только из-за цены. Проблема еще и в дизайне…
 
— Конечно! Надо нанимать хорошего дизайнера, покупать новое оборудование, новые ткани. Но для того чтобы удержать высококлассного специалиста и проводить инновации, нужно, как я и говорил, чтобы государство создало условия для развития, а предприятия сокращали внутренние издержки, снижали материалоемкость, энергоемкость производства, повышали производительность труда.
 
ПОЧЕМУ В БЕЛАРУСИ НЕ БЫВАЕТ РАСПРОДАЖ
 
— На мой взгляд, основная проблема в белорусском ценообразовании для производителей и организаций розничной торговли, ограничений по ценам. На Западе наценку делают100 — 200 процентов. Потом ее можно и убрать. Если белорусские производители одежды опустят цену ниже себестоимости, их привлекут к ответственности за занижение цен!
 
— Но обычные покупатели смотрят, где подешевле и помоднее. И стараются съездить за одеждой на распродажи за рубеж, потому что там дешевле.
 
— Люди просто не понимают: купив иностранный товар сегодня по дешевке, вы все равно потом заплатите больше внутри страны через уменьшение социальных льгот, рост курса валют, ухудшение пенсионного обеспечения, здравоохранения.

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

 
МНЕНИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЯ
 
«Майки подешевеют только после приватизации»
 
Один из белорусских производителей высказал «КП» такое мнение. Чтобы в стране производилась интересная и недорогая одежда и обувь, надо:
 
— Отдать предприятия легпрома частнику. Частник все сделает: и взаймы возьмет, и кредит найдет, и продать найдет кому — это же его собственные деньги!
 
— Отменить план, который до сих пор доводят нашим предприятиям. Легкая промышленность — это не вал. Это ассортимент и качество, и еще немного искусства.
 
— Уменьшить налоги и упростить их учет. В Китае они ниже наших, потому производство там дешевле, а китайские товары заполонили весь мир.
 
— Отменить или выровнять таможенный контроль для всех, кто привозит товары из России как российские, не декларируя их. А сейчас существует серый импорт — за него не платят ни НДС, ни таможенных пошлин. А мы, когда ввозим материалы — ткани, фурнитуру из-за рубежа, мы делаем это по всем правилам. По унизительной процедуре. И получается, что мы еще ничего не произвели, а налоги уже заплатили! Вот уже 30% разницы в цене.
 
— Изменить систему мотивации руководителей и привлекать грамотных и опытных, которые поработали на Западе.
 
 
МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА
 
Экономист Леонид ЗЛОТНИКОВ: «Нужно выходить за пределы экономического пространства страны»
 
— Приведу в пример наших соседей. В России есть фирма, которая производит одежду: моделируют ее в Израиле, пошив заказывают в Китае. В России — сразу передают не на склад, а в сеть магазинов на комиссионных началах таким образом, используются все преимущества международного разделения труда: и дешевизна, и качество, и экономия на отдельных складах для хранения продукции. В Иваново, городе ткачей, одна их фирм оказалась на грани банкротства — не выдержали конкуренции с Китаем. Производство тут же перепрофилировали. Поскольку россиянам гораздо лучше удается окраска тканей, теперь завод специализируется на завозе некрашеной ткани из Китая и нанесении на нее принтов. В Японии на производстве крупных автомобилей-погрузчиков, в изготовлении машины занято до 70 тысяч предприятий — мелкие подрядчики разных уровней. Мелкие не значит кустарные. Как правило, я видел своими глазами, они высокотехнологичны. Производство, даже ручное.
 
Есть еще пример. В России существовал комплекс, который производил лучшие в мире магнитроны для СВЧ-печей. У них купила лицензию южно-корейская фирма. И вот оказалось, российский магнитрон стоил 35 — 40 у.е., а такой же корейский — 5 — 6 у.е. Потому что Россия на свой рынок производила всего 10 тысяч печей в год, а Корея на весь мировой рынок, где сделала большую рекламу 6 млн. печей в год. Естественно, россияне были вынуждены прекратить производство магнитронов. Нужно либо изменяться, создавать условия для малого бизнеса, либо выходить за пределы экономического пространства страны!

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *