Брать или не брать кредит?

Еще недавно банки наперебой рекламировали свои кредитные продукты, приманивали бонусами, простотой оформления документов… По своему природному менталитету аккуратно относящиеся к долгам белорусы только начали привыкать к кредитам, как их перечень значительно сократился в конце прошлого года. Да и привлекательность снизилась: процентные ставки за каких-то пару месяцев достигли предела разумного…

Брать или не брать кредит? В современных экономических реалиях вопрос из бытовой категории перешел в финансово-философскую. В некоторой степени хорошо, что ситуация вовремя заставила нас пересмотреть свое отношение к заемным средствам. Ведь, как говорил лучший менеджер прошлого века Генри Форд, одалживать необходимо, главное знать, зачем это делать и как возвращать деньги.

Тысячу раз был прав создатель «народного автомобиля». Опыт соседних стран — России и Украины — показал: люди быстро «подсаживаются» на кредитную «иглу». Дефицит советских 80-х годов в симбиозе с кризисом 90-х создал огромный спрос на потребительские товары. И когда дорогая бытовая техника, автомобили, коттеджи и другие радости «буржуазной» жизни стали доступны почти каждому обывателю, здравый расчет отодвигался на задний план. В Киеве и Москве одно время было почти признаком скудоумия не взять дорогую машину в кредит. «Бери пока дают» — лозунг, который подспудно начал проникать в рекламные слоганы и некоторых белорусских коммерческих банков. Мировой финансовый кризис сбил ажиотаж в сегменте потребительского кредитования. Задуматься пришлось обоюдно: банкам — о критериях, предъявляемых к заемщикам, гражданам — о целесообразности долгов.

Но просто не брать и не давать кредиты, ожидая ровной глади морской на неспокойном ныне финансовом рынке, — несколько наивно. Такая позиция отражает наше отношение к потребительским кредитам, в котором красной нитью проходит желание поймать «халяву». Взял деньги в белорусских рублях, а инфляция «съела» добрую часть долга, или купил сегодня автомобиль за доллары, а завтра он подорожал… Но суть-то потребительского кредита не в извлечении дохода. Это — инструмент, который позволяет удовлетворить насущные бытовые потребности, отнеся платеж за полученные блага на более позднее время.

Следовательно, и относиться к кредитным деньгам стоит как своим, заработанным, мысленно представив, что работодатель выплатил авансом зарплату на несколько месяцев или лет вперед. Перейдя к такой абстракции, сразу по-другому начинаешь оценивать пользу или бесполезность кредита, меняется отношение к условиям договора с банком.

Обычно все оценивают привлекательность «долговых» продуктов по двум параметрам — процентная ставка и условия получения кредита. А сколько еще интересных пунктов есть в договоре, которые обычно выпадают из поля зрения. Один из краеугольных — порядок изменения процентной ставки, особенно актуален для «длинных» денег. Самая распространенная его формулировка у финансистов: банк имеет право изменить ставку в одностороннем порядке, при этом оставляет за клиентом возможность погасить задолженность по старым «ценам», но за достаточно короткий период времени — в среднем 3 месяца. Если вы купили холодильник и в «пассиве» семейного бюджета оказалось 1—1,5 миллиона рублей, можно поднапрячься и в несколько приемов отдать долг. А если приобрести машину или квартиру и даже годовой доход семьи задолженность не покроет — приходится соглашаться на новые условия.

Банки понять можно: страхуются от непредвиденных внешних рисков. Никто не знает, какая монетарная конъюнктура сложится через 5—10 лет. В принципе все справедливо, если в договоре заранее оговорено, при каких условиях кредит может подорожать. Тут-то собака и зарыта. В кредитном договоре одного из банков (впрочем, такой подход почти стандартен) в списке поводов для повышения процентной ставки были указаны: изменение стоимости финансовых ресурсов, существенные изменения в экономике… Дальше даже читать не стал. При такой абстракции клиенту остается рассчитывать только на совесть банка. «Подорожание финансовых ресурсов» — формулировка, которая не имеет цифрового выражения. Для кого «внешние» деньги стали дороже: для конкретного банка, страны или во всем мире?! Менеджеры объясняют: мол, обычно ориентируются на ставку LIBOR — стоимость однодневных кредитов, цена на которые формируется на валютной бирже в Лондоне. Отлично, тогда четкую формулировку и стоит прописывать в договоре с физическим лицом и привязывать процентную ставку к конкретным числовым величинам: LIBOR, ставке рефинансирования, уровню официальной инфляции…

Второй немаловажный пункт — санкции и штрафы, а также возможность получения отсрочек по платежу. Даже в годы расцвета некоторые компании банкротятся, сокращают штаты, люди болеют, получают травмы… Объективные неприятности человеческой жизни, которые резко отражаются на финансовом благополучии. Хотя бы временно. Готов ли банк не включать «счетчик», если так сложились обстоятельства, что клиент не может внести вовремя очередной платеж? Сколько может продлиться ожидание? В типовых договорах конкретика по этому пункту встречается редко. Чаще пропечатана ссылка на «уважительные причины». Мол, стряслась неприятность — пиши заявление в установленной форме, а потом директор филиала или другое должностное лицо банка будут решать — «уважить» или «не уважить». Мяч оказывается на стороне финансистов, поэтому лучше сразу определить возможности реструктуризации долга, его условий и конкретный список причин, по которым она может производиться. Всякое бывает, лучше лишний раз заранее перестраховаться.

Еще одна важная деталь: возможность досрочного погашения. Актуальна как никогда. Сегодня ставки по потребительским кредитам находятся на уровне 20—25%. Сказались и высокая стоимость депозитов, и повышенные риски… Но стоимость кредитов как рванула ввысь, точно так же быстро может и опуститься обратно до былых 12—17% годовых. О повышении стоимости ранее выданных кредитов слышать доводилось, а вот о снижении… Обидно будет через пару лет платить «четвертак» вместо «десятины». Но если долг можно погасить без пеней и штрафов — никаких проблем. Схема проста: взял более выгодный кредит в другом банке и погасил за счет этих средств текущий. Кстати, так поступало немало граждан 1—2 года назад, когда конкуренция заставила банки делать все более «вкусные» предложения.

Впрочем, каждый человек — хозяин своей судьбы. И кредит — дело сугубо индивидуальное, как и объем доходов. Единственное — не стоит полностью полагаться на банки в расчете платеже-способности. Финансисты считают свои риски, а будет клиент погашать задолженность комфортно или на спичках экономить — их мало волнует. Нередко используется формула: после выплат банку от зарплаты должен оставаться 1—2 прожиточных минимума на каждого члена семьи. Конечно, существовать на 300 тысяч рублей в месяц крайне сложно. Но и с голоду не помрешь — самое главное для банка. Лучше кредитный лимит определить самостоятельно исходя из своих привычек. Обычно считается: 25% заработка — предельный уровень затрат на кредитные выплаты. Но многое зависит и от величины дохода. Директору частной компании с «получкой» 5—6 миллионов рублей — не проблема и половину каждый месяц отдавать и не бедствовать в бытовых вопросах. А если оклад ограничен 800 тысячами плюс стандартные премиальные — лишние 300 тысяч влияют на рацион…

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *