Беларусь и Россия открывают новый фронт в торговой войне?

Александр Лукашенко в последнее время не раз призывал чиновников правительства переходить на режим Министерства торговли.  Мол, кризис кризисом, а продавать белорусскую продукцию за рубеж надо. В роли сбытовика, видимо, он не прочь проявить себя и сам.

В минувший вторник белорусский президент возмутился тем, что поставки отдельных видов белорусской продукции на российский рынок блокируются. «У нас еще есть проблемы, которые лежат в плоскости Российской Федерации. Есть блокирование поставок нашей продукции в Россию», — заявил он в Лиде 10 февраля.

Речь идет о продукции сельского хозяйства и машиностроения. «Зачем блокировать поставки наших МАЗов?», — задался вопросом Лукашенко. По его словам, есть много моментов, которые приняты в спешке, и их сегодня надо регулировать. В том числе поставки на российский рынок отдельных видов продукции сельского хозяйства.

Проблема для Беларуси, судя по всему, настолько серьезна, что президент намерен ее лично обсудить с президентом России. Хотя такая возможность у него была совсем недавно — 3 февраля на заседании Высшего госсовета Союзного государства. Но тогда Александр Лукашенко был, очевидно, занят более важными проблемами. В частности, просьбой о еще одном кредите и необходимостью подписать договор о единой системе противовоздушной обороны фактически в обмен на дешевый газ.

Еще одним пунктом договоренностей, очевидно, был более широкий доступ белорусских товаров в Россию. «Если мы договариваемся о единой ПВО, подставляя плечо России, то зачем блокировать поставки наших товаров?», — спросил белорусский президент. По его словам, принимая подобные решения, «усугубляется ситуация в самой России».

Между тем, топор «торговых войн» по сельскохозяйственным товарам обе страны торжественно зарыли в декабре прошлого года. Приезжавший в Минск глава российского Минсельхоза Алексей Гордеев заявил о намерении России увеличивать долю белорусского продовольствия, сокращая при этом импорт продуктов из стран дальнего зарубежья.

Стороны тогда подписали пятилетний план поставок, производства и потребления основных видов продукции, в том числе сельскохозяйственной (по мясу, молоку и сахару), который предусматривает рост объемов продаж белорусской продукции.

Однако, как заявил 11 февраля тот же Гордеев, белорусская сторона этот план не выполняет, продолжая поддерживать свое молочное производство. И даже предложил приостановить выделение кредитов Беларуси, пока та не синхронизирует с Россией политику в сфере сельского хозяйства. «Возобновить помощь можно будет после того, когда будет одинаковый уровень поддержки и один уровень защитных мер. Из-за того, что Лукашенко больше любит свое сельское хозяйство, мы не должны страдать», — приводит слова российского министра РИА «Новости».
Россельхознадзор периодически накладывает запрет на ввоз в Россию продукции белорусских мясокомбинатов. В частности, с 6 февраля запрещены поставки свинины «Беловежского мясокомбината». Также из-за сомнений в качестве лекарств Россия запретила ввозить продукцию государственного предприятия «Белмедпрепараты».

Российская сторона считает, что проблемы поставок продукции на рынки двух стран не следует возводить в межгосударственный разряд. «Это обычные локальные вопросы. Есть нарушения, давайте их устранять», — заявил российский посол Александр Суриков на пресс-конференции 6 февраля. В качестве примера он привел недостатки, которые были выявлены белорусскими экспертами у некоторых российских производителей йогуртов.

Как уже писали «Белорусские новости», при подготовке совместного с Россией антикризисного плана белорусская сторона предлагала придать белорусским и российским товарам статус «отечественный». В России с этим не согласились, посчитав, что это было бы выгоднее, в первую очередь, белорусским предприятиям, поскольку такой статус позволил бы им еще шире выйти на рынок России, причем за ее же счет.

По информации «Белорусских новостей», белорусская сторона уже представила российскому Минпрому список белорусских промышленных предприятий, к которым предлагает применять в России меры государственной поддержки. Но стороны ни до чего не договорились, потому что пока не определено, что такое «меры господдержки». В каждом государстве они свои. До конца февраля стороны должны выработать единые подходы по этому вопросу.

К примеру, общий объем поддержки, которую российское правительство планирует выделить своей автомобильной промышленности, может составить около 5,5 млрд. долларов. Белорусские предприятия, испытывающие сложности со сбытом и финансами, очевидно, были бы не прочь воспользоваться в России такой же финансовой поддержкой наравне с российскими предприятиями.

«Сейчас наша задача — побыстрее разобраться со статусом нашей продукции в России, — заявил недавно в интервью БДГ заместитель коммерческого директора МАЗ по продаже грузовых автомобилей Сергей Захаревич. — Сейчас россияне считают, что МАЗ, скорее всего, не относится к отечественным автомобилям, которым предоставляется господдержка. Я с этим не согласен — у нас ведь единое таможенное пространство, в России мы покупаем большую часть деталей и комплектующих. Поэтому мы должны доказать российской стороне, что имеем в России такой же статус, как российские производители».

Однако с такой формулировкой в России не согласились. Россия, конечно, щедрая душа, но, очевидно, не до такой степени, чтобы финансировать еще и белорусские предприятия — по сути, конкурентов своим же производителям.

«Почему мы должны выделять белорусским предприятиям льготные кредиты либо допускать их к системе государственных закупок, если они наши товары к своей системе госзакупок не допускают?», — приводит аргументы российская сторона.

Например, в Беларусь в 2008 году было ввезено из России всего 89 тракторов. В то время как количество белорусских тракторов и машин, поставляемых в Россию, исчисляется тысячами.

Впрочем, белорусская сторона, похоже, потихоньку осознает, что сделанная в свое время ставка только на Россию при сбыте товаров уже себя не оправдывает. «Не надо замыкаться только на российском рынке, но и терять его нельзя. Рынки надо диверсифицировать. И я доволен, что наконец-то мы поняли, что это надо делать», — сказал Лукашенко.

Независимые эксперты, кстати, об этом твердят уже не первый год.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *