Чем расплатится Беларусь за российский спасательный круг?

Скупые информационные сообщения с расплывчатыми формулировками, итожившие встречи президентов Беларуси и России последнего времени, обычно свидетельствовали о том, что к каким-либо конкретным договоренностям стороны так и не пришли. Прошедшие же 22 декабря в Москве переговоры Лукашенко и Медведева — обратный случай: информации вновь почти ноль, но договоренности определенно достигнуты.

По вопросам, которые обсуждались на встрече президентов, включая вопросы безопасности, приняты соответствующие решения, заявляет белорусская сторона. Согласована, в том числе, и цена газа на 2009 год. Конкретная цифра не называется, но, как заявляет источник в белорусской делегации, газ наша страна будет получать на «вполне приемлемых для Беларуси условиях».

Самое любопытное в том, что всё, о чем договорились Лукашенко и Медведев, будет юридически оформлено только в конце января на заседании Высшего госсовета, которое, напомним, из-за существенных разногласий в значимости выносимых на обсуждение вопросов переносилось уже дважды. Конфликт между Минском и Москвой назревал весьма шумный — МИД Беларуси даже грозился опубликовать выставляющую в нелицеприятном свете Кремль переписку между ведомствами. Но пламя, судя по всему, удалось сбить. Государственное агентство БЕЛТА в сегодняшней информации из Москвы даже специально подчеркнуло, что «встреча проходит в доброжелательной и конструктивной обстановке».

Возвращаясь к газу, следует напомнить, что приемлемой ценой голубого топлива для Беларуси можно считать 140 долларов за тысячу кубометров. Именно такой параметр был заложен в республиканский бюджет на будущий год. Но в последние дни официальный Минск устами представителей различных министерств и ведомств неоднократно давал понять, что в сложившейся ситуации есть шанс даже эту относительно невысокую цену сбить. Мол, стоимость нефти упала настолько существенно, что покупать газ даже по 140 долларов как-то нелогично.

Впрочем, как хорошо известно, прописанная два года назад в новогоднем контракте формула определения стоимости газа плохо защищена от политических факторов, и при одинаковом наборе цифр, но меняющейся конъюнктуре может давать различные ответы.

«Комбинаций для торга по газу ближайших союзников пока достаточно. И торговаться можно долго — по крайней мере, в течение предстоящего года. Москва прекрасно понимает, что белорусская экономика, тотально зависящая от российского рынка и цен на энергоносители, подпитываемая ежегодно 5-6 млрд. долларов российских дотаций, далеко от России не уйдет. Наркотическая привязка в виде дешевого газа и нефти настолько сильна, что белорусская экономика вряд ли способна выдержать «ломку». Тем более, в условиях усугубляющегося финансового кризиса», — считает экономический обозреватель газеты «Белорусы и рынок» Татьяна Маненок.

Газовый диалог между Минском и Москвой сегодня следует рассматривать исключительно в комплексе с целым рядом других проблем, обрушившихся на белорусскую экономику. Сегодня страна вынуждена экономить на всем и искать внешние заимствования даже там, куда вчера и не подумала бы обратиться.

Признание Лукашенко об обращении к США за пятимиллиардным кредитом, если оно было сделано не ради красного словца, оптимизма относительно перспектив выживания отечественной экономики в условиях кризиса не добавляет. Впрочем, сама переживающая не лучшие времена Америка белорусскую просьбу, судя по всему, оставила без ответа. Переговоры с Международным валютным фондом, у которого Минск просит 2 млрд. долларов, также пока результата не дали. Не спешат на выручку дружественные нашему режиму Китай, Иран и Венесуэла.

Единственная дверь, постучав в которую сегодня еще можно услышать «войдите», ведет в кабинет президента России. Вот в нее Лукашенко в компании с Сидорским и Прокоповичем в этот понедельник и постучались.

Прекрасно понимая всю подоплеку своего визита в Москву, президент Беларуси в начале беседы с Медведевым специально подчеркнул, что «ничего не собирается выпрашивать у России», а приехал в Кремль решать проблемы «при соблюдении обоюдных интересов». Более того, по мнению Лукашенко, оказав помощь белорусской экономике, Россия избавит от многих проблем собственную.

«Сегодня, если остановится экономика Беларуси, то 10 миллионов частично или полностью безработных будут в России, потому что остановятся те предприятия, от которых мы берем комплектующие и так далее», — сказал президент Беларуси.

Такой вариант, по словам Лукашенко, не интересен ни России, ни, тем более, Беларуси, «поэтому Минск хотел бы поддержки Москвы во избежание таких проблем».

У размеров этой поддержки уже есть и цифровое выражение — 100 млрд. российских рублей (около 3,5 млрд. долларов). Именно за таким кредитом обратилась Беларусь к России, пообещав взамен перейти на расчет в российской валюте во взаимной торговле. Если учесть, что Россия уже предоставила Беларуси один кредит и перечислила первый миллиард (а второй обещала в конце февраля), то Минск в сумме просит порядка 5,5 млрд. долларов. Приплюсуйте сюда скидку на газ, которой Лукашенко, судя по всему, все же добился — недешево России обойдется этот спасательный круг для братской страны.

Впрочем, можно предположить, что встречный счет официальному Минску уже выставлен и даже получено обещание его удовлетворить. Тем более, что и Лукашенко обещал российскую помощь отработать. «Мы, наоборот, рассчитываем на то, что Россия в этой ситуации сможет Беларуси подставить плечо. Притом это же не бесплатно — отработаем, мы никогда никому не были должны. Так я и ставлю вопрос перед российским руководством, — мы отработаем. Нам чужого ничего не надо», — заявил президент Беларуси в минувший четверг в интервью отечественным СМИ.

Вопрос в том, что потребовал Кремль от Лукашенко взамен финансовой помощи.

Накануне визита белорусского лидера в Москву нередко бьющий без промаха «Коммерсант» утверждал, что «Газпром» вполне может потребовать контрольный пакет акций «Белтрансгаза». 25% российский газовый монополист уже имеет, еще столько же выкупит в ближайшие годы согласно договоренности. Но согласится ли Минск уступить еще хотя бы один процент и фактически потерять при этом управляющие функции национального транспортера газа?

Еще один возможный пункт переговорной повестки дня — признание Беларусью независимости Южной Осетии и Абхазии. В Москве, не исключено, до сих пор дуют щеки, что Лукашенко с запозданием поддержал военную операцию России в Грузии и вовсе не спешит признавать суверенитет двух кавказских республик. Хотя и обещал сделать это в установленном порядке — через парламент. Новый созыв Палаты представителей вопрос признания Абхазии и Южной Осетии самостоятельно не поднимал, а на официальное обращение отреагировать толком не успел — ушел на зимние каникулы. И тем самым дал президенту время для маневров аж до апреля, когда откроется весенняя сессия.

Но в том же апреле истекает полугодовой срок, который Европейский союз отвел официальному Минску на выполнение «домашнего задания» по демократизации общества. В этом контексте белорусские власти должны учитывать и возможную негативную реакцию Запада, если Беларусь независимость кавказских республик признает.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *