Насколько глубоким будет финансовый кризис в Беларуси?


Экс-министр внешнеэкономических связей, доктор экономических наук, руководитель ассоциации «Европейское измерение», бывший политзаключенный Михаил Маринич рассказал, почему финансовый кризис может обернуться для Беларуси самыми тяжелыми последствиями и что бы он делал сегодня на месте руководителя предприятия.

— Нынешний кризис, как известно, в наибольшей степени поразил страны, имеющие большой дефицит текущего баланса и существенно зависимые от внешнего финансирования. А из них особенно те страны, где западноевропейские банки активно развивали ипотечное кредитование. В Восточной Европе это, прежде всего, Латвия, Болгария, Румыния.
 

Несмотря на то, что финансовая система Беларуси относительно слабо включена в мировую финансовую систему и белорусские банки менее зависимы от внешнего кредитования, финансовый кризис может обернуться для Беларуси самыми тяжелыми последствиями по нескольким причинам.
 

Первое. Беларусь еще до кризиса имела очень большое отрицательное сальдо внешней торговли. Сегодня оно уже достигло 5 млрд. долларов.
 

Что будет впереди, можно только предполагать, очевидно одно — условия торговли ухудшатся, поскольку наши основные торговые партнеры будут иметь гораздо меньше возможностей платить за белорусские товары, к тому же в большинстве своем не очень качественные. Сложно сказать, какова будет «кризисная» судьба большинства белорусских экспортеров, если даже такой гигант, как «Беларуськалий», уже вынужден пересматривать свои экспортные планы.
 

Кризис, который начинался как финансовый, стал экономическим, и пострадает от него, особенно в Беларуси, в основном реальный сектор экономики.
 

Второе. С 2009 года, как известно, энергоресурсы для Беларуси станут дороже. Соответственно вырастут цены и на продукцию.
 

Третье. Доступ к финансам из-за их высокой стоимости был затруднен для белорусских субъектов хозяйствования и до кризиса. Сегодня цена кредитных ресурсов еще более возросла, и в ближайшее время ее уровень не понизится.
 

Кредит на 2 млрд долларов, которые пообещала нам Россия, обременен политическими и экономическими условиями. Пока сложно сказать, и широкая общественность вряд ли вообще узнает, на какие уступки придется пойти Беларуси, чтобы получить вторую траншу.
 

Кредит МВФ (о котором мечтает Беларусь), возможно, будет предоставлен, но только на условиях выполнения ряда требований по реформированию белорусской экономики. И этапы кредитования будут привязаны траншами (а не всем кредитом в 2 млрд) к выполнению Беларусью этих условий.
 

Четвертое. Сегодня страна нуждается в финансах. Только в ноябре население скупило более 300 млн долларов США, хотя еще недавно оно выступало поставщиком валютных средств. Нацбанк уже вынужден был истратить значительную часть из имевшихся валютных резервов (этот резерв на пике достигал 4 млрд долларов США) для поддержания курса рубля, а ведь худшие времена еще впереди.
 

Понятно, что нужна девальвация. Вопрос в том, хватит ли у Нацбанка валюты для того, чтобы снижение курса рубля проходило относительно плавно, или нам суждено пережить очередной дефолт.
 

Пятое. Прямых инвестиций в белорусскую экономику по-крупному как не было, так и не будет. В условиях кризиса инвесторы вообще предпочитают не рисковать, а если и вкладывают некоторые средства, то в основном в покупку сильно обесценившихся активов. К тому же рейтинг инвестиционных возможностей нашей страны, несмотря на бодрые заявления правительства, остается невысоким.
 

В целом надо сказать, что проблемы в экономике нашей страны начались задолго до того, как разразился мировой финансовый кризис, и порождены они, прежде всего, тем, что белорусская экономика была и остается командно-административной (советского типа). Поэтому для преодоления кризисных явлений Беларуси предстоит предпринять двойные усилия: направленные на минимизацию последствий мирового кризиса и на реформирование экономической системы. Очевидно, что первое невозможно без второго.
 
— Как будет развиваться кризис?
 

— Если банковская система Беларуси относительно меньше, по сравнению с финансовыми системами других стран, подвержена влиянию кризиса, то с реальным сектором ситуация прямо противоположная. Для преодоления кризиса нужна серьезная перестройка стратегии развития предприятий, наши же предприятия неповоротливы, они не свободны в принятии стратегических (а часто и оперативных) управленческих решений, не говоря уже о выборе форм собственности.
 

Глубокая, а не формальная либерализация экономики требует благоприятной политической среды, каковая напрочь отсутствует в Беларуси.
 

Поэтому я думаю, что следующий год будет очень трудным. Пик кризиса придется как раз на него. Нынешний дефицит торгового баланса на уровне 7 млрд долларов, скорее всего, еще далеко не предел. Для выхода же из кризиса Беларуси понадобится, по моему мнению, минимум четыре года.
 

Но в целом кризис может пойти стране на пользу — ведь под действием «обстоятельств непреодолимой силы» власти все равно будут вынуждены осуществить какие-то реформы.
 
— Что бы вы сегодня делали на месте руководителя предприятия?
 

— Как я уже говорил, сегодня руководитель предприятия — заложник плановой экономики. Несколько в лучшей ситуации оказались те предприятия, которые развивались за счет собственных средств и не имели больших долгов. Таких, думаю, не много.
 

Что бы я делал? Работал бы по нескольким основным направлениям. Прежде всего, необходимо избавиться от балласта абсолютно ненужной и простаивающей собственности, которой у каждого крупного предприятия достаточно. Всю продукцию, залежавшуюся на складах, необходимо срочно распродать, пусть даже по сниженным ценам. Очень важно поощрять предпринимательскую инициативу внутри предприятия — мини-бизнес-планы для внутреннего потребления (кафе, предприятия обслуживания для работников и т.д.).
 

Издержки, связанные с содержанием так называемых социальных объектов, должны быть сведены к минимуму.
 

Понятно, что основной резерв — сокращение издержек производства за счет снижения энергоемкости продукции, перехода на энергоэффективное производство, оптимизации дистрибьюторской сети и т.д.
 

Большинству предприятий не избежать перевода работников на неполную рабочую неделю, снижения уровня оплаты труда, а где-то и увольнений. Эти меры вызовут меньшее недовольство, если люди увидят, что решительно сокращаются административные издержки.
 

Полезным было бы сформировать «антикризисную команду» молодых профессиональных управленцев. Только после всего этого можно было бы говорить о привлечении инвестиций.
 

К сожалению, белорусские реалии таковы, что, осуществив хотя бы половину этих очевидно разумных и необходимых мер, директор автоматически подвергает себя риску уголовного преследования. Тюрьмы сегодня переполнены управленцами, обвиненными в так называемых экономических преступлениях. Статью можно получить даже за реализацию по низким ценам не находящей сбыта продукции…
 
— Как вы относитесь к мерам по ограничению импорта?
 

— Ограничивая административными мерами импорт, государство совершает нелогичный и очень плохой по своим последствиям шаг. В очередной раз оно ищет врагов не там, где нужно. В условиях дефицита валюты понятно желание заставить как можно меньше ее тратить. Но искусственно остановить финансовые потоки — значит вредить производству. Если правительство добивается этого, то оно почти у цели.
 

В условиях кризиса предприятиям нужно дать свободу еще большую, чем раньше. Ограничивая импорт, государство бьет и по реальному сектору, и по населению. Большинству предприятий нужны импортное оборудование, комплектующие, сырье и т.д. Говорить о том, что в Беларуси будет натуральное хозяйство, сегодня уже как-то даже не смешно.
 

Экономическая теория гласит, что от мировой торговли страны выигрывают, и чем больше объем торговли, тем больше доход всех ее участников. Собственно, поэтому-то и получила развитие глобализация, нравится это кому-то или нет.
 

Люди должны понимать: нам надо готовиться к трудным временам. Девальвация означает неизбежнее сокращение сбережений. Выводы для себя каждый должен делать сам. Это трудно. Особенно после того, как государство многие годы приучало нас не думать о будущем, о своей семье, не зарабатывать, а просто работать ради шкварки и чарки. И сейчас президент по сути призывает к тому же — обзаводиться натуральным хозяйством. Нет, если уж разводить кур, то для того, чтобы вести предпринимательскую деятельность.
 

Думайте о себе, о своих детях и внуках, а также о своем предназначении. О том, что мы — люди, что у нас есть честь и достоинство, что каждый человек имеет право заниматься своим делом, право на свободу и достойную жизнь. Тогда и страна легче преодолеет кризис и, наконец, поднимется с колен.
«Народная воля».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *