В Беларуси запретили слово «кризис»

Но в том, что кризис подкосил предприятие «МАЗ-МАН» и просто МАЗ, сегодня сомневаться уже не приходится.

Кризиса в Беларуси нет, постановил на прошлой неделе Александр Лукашенко, фактически запретив это слово в употреблении среди чиновников и руководства белорусских предприятий и банков.

С чиновниками проще – им, как андроидам, пришлось перезалить новую прошивку. Руководителям предприятий сложнее — в официальных комментариях они предпочитают говорить, что у них «усе добра» и есть лишь «опосредованное влияние» кризиса, в частных беседах все обстоит несколько иначе.

Представители банков официально все как один утверждают, что проблем в банковской сфере нет и лишь через опять таки опосредованное влияние кризис сказался лишь на увеличении ставок по кредитам и более строгом отборе кредитополучателей. В неофициальных разговорах вне территории банка и не по мобильной связи ситуация вырисовывается в несколько ином ракурсе.

Однако даже официальные комментарии становится давать все труднее. Так, директор СП ЗАО «МАЗ-МАН» А.Картынник на встрече с журналистами Associated Press, Bloomberg, Financial Times, Reuters, Handelsblatt (тур устроила администрация Александра Лукашенко) признал, что маркетинг предприятия отмечает возросшее количество жалоб клиентов на высокие процентные ставки банков по кредитам на покупку техники и такие же высокие ставки по лизингу, что сдерживает рост числа заказов.

В этой связи А.Картынник не исключил обострение конкуренции как на внутреннем рынке Беларуси, так и на рынке России, поскольку эти рынки практически не имеют тарифной защиты.

Вместе с тем, руководитель совместного предприятия утверждает, что «МАЗ-МАН» пока не ощущает заметного влияния мирового финансового кризиса на деятельность предприятия.

Если нет роста заказов, то как можно не ощущать влияния кризиса? Но словесные каламбуры А.Картынника вполне понятны – он давал официальный комментарий, и признаться в том, что у совместного предприятия заметно сократились заказы, не имел права. Слишком уж велика так называемая социальная ответственность белорусского бизнеса.

Однако, в том, что кризис подкосил «МАЗ-МАН» и просто МАЗ, сегодня сомневаться уже не приходится. Достаточно лишь вспомнить обилие новостей о сокращении производства на российских предприятиях машиностроения.

А белорусские новости, судя по имеющейся информации, таковы. Белорусский БелАЗ лишился за последнее время 70% заказов на поставку большегрузных грузовиков в Россию. То есть речь идет не о прогнозе продаж на будущие периоды – 70% покупателей попросту аннулировали уже сделанные заказы.

Минский моторный завод, который еще пару месяцев назад не имел проблем со сбытом своей продукции, сегодня привыкает к тому, что ему придется выживать в условиях снижения российских заказов (основной рынок сбыта) примерно 30%. И это сегодня, а что будет завтра?

Между тем, объективные трудности белорусских предприятий не находят понимания у чиновников из белорусского правительства. Так тот же ММЗ в непростых условиях кризиса обратился в правительство с просьбой оказать содействие в договоренности с МТЗ, чтобы последний продолжил предоставлять свой литейных цех для нужд ММЗ (оба предприятия – государственные). Но все закончилось исключительно по-белорусски – правительство дало указание ММЗ организовать свое собственное литейное производство.

При этом на каком рынке ММЗ в условиях кризиса должно найти инвестиции, сколько еще форумов помимо Лондонского и в каких точках планеты представителя моторного завода должны посетить, чиновники, конечно, не объяснили.

Нефтепродукты, нефтехимия, калий, мебель, аутсорсинг и т.д. Перечень отраслей, которые в той или иной степени затронул безжалостный кризис, сегодня куда длиннее. Проблема сегодня не в том, что упорно скрывают чиновники, а в том, что они на самом деле понятия не имеют, что можно сделать в условиях командно-административной и социально-направленной экономики.

Единственное, на что способно сегодня правительство, так это без устали повторять ставшую популярной фразу «Кризис оказал лишь опосредованное влияние на экономику Беларуси». Вернее, бывшую популярной – слово «кризис» в Беларуси запрещено устным распоряжением Александра Лукашенко.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *