У предпринимателя конфисковали товар на 93 миллиона рублей за хранение «не в том месте»

У бобруйских предпринимателей Вячеслава Шелега и Вячеслава Голуба конфисковали товар «за хранение не в том месте». Вячеславу Шелегу добился возврата своих денег через суд – но по указу Александра Лукашенко ему так и не вернули часть денег.
 
Предприниматели Вячеслав Шелег и Вячеслав Голуб торговали в Бобруйске бытовой техникой. У обоих было по небольшому магазину. Для хранения габаритного товара, например, стиральных машин, предприниматели арендовали склад — из соображений экономической целесообразности один на двоих, пишет «КП в Беларуси».
 
В конце 2006-го на склад пришли контролеры из Бобруйского отделения департамента финансовых расследований Госконтроля (МО УДФР КГК) и налоговой инспекции, поинтересовались документами на товар. Предприниматели предъявили товарно-транспортные накладные. В этих документах, подтверждающих легальность приобретения товара, значились пункты разгрузки: на товар Шелега — его магазин, на товар Голуба, соответственно, его. А по закону в документах должен был значиться склад.
 
Довод Шелега «посмотрите по номерам — эти стиральные машинки на складе те же, на которые мы вам сейчас предоставили накладные, но мы их тут храним» не приняли. Склад закрыли и опечатали.
 
«Поделили УДФР и налоговая товары на глазок, пополам. Выяснять, что кому принадлежит, не стали — половину приписали одному предпринимателю, вторую – другому», — говорят предприниматели.
 
Так получилось два отдельных административных дела: одно — на Шелега, второе – на Голуба.
 
«Половину Шелега» оценили в сумму чуть больше 93 миллионов белорусских и со склада увезли «на хранение». Дело об административном правонарушении направили в районный суд общей юрисдикции.
 
Суду Вячеслав Шелег все-таки предоставил накладные на товар, где местом разгрузки значился склад – правда, с опозданием. Если бы суд учел эти документы, то ему просто «впаяли» бы штраф, а технику вернули. Однако суд документы учитывать не стал и постановил: не только взыскать штраф в 20 базовых (тогда это было 620 тысяч рублей), но и конфисковать товар.
 
Борьба за имущество
 
Предприниматель решил бороться за свое имущество. Для начала он обжаловал постановление в вышестоящих судах – городском, областном. Два раза обращался в Верховный суд. Не помогло. Постановление вступило в силу, и товар пустили на продажу.
 
«Но через полгода мне удалось добиться личной встречи с председателем Верховного суда Валентином Сукало», — рассказывает предприниматель.
 
Верховный суд решил, что не все обстоятельства исследованы судом районным и… отменил (!) постановление бобруйского судьи, направив дело на новое рассмотрение. Опять в районный Бобруйский суд, но уже другому судье.
 
К этому времени срок для наложения административного взыскания истек. И Бобруйский суд постановил: вернуть Шелегу стоимость конфискованного товара — то есть 93 миллиона.
 
Тут бы можно было за предпринимателя порадоваться: надо же, смог отстоять свои права! Но вернуть свои деньги оказалось не так просто…
 
Где растворяется конфискат?
 
Его продают в специальных магазинах либо в отделах. Покупатели радуются невысоким ценам, и большинство даже не подозревает, что у товара, как в этом случае, может быть хозяин.
 
Покупателям конфискат обходится дешево, а предпринимателям — дорого.
 
Бытовую технику Шелега продали по цене ниже себестоимости, выручив чуть больше 60 миллионов.
Деньги за проданный государством конфискат попадают в Департамент по гуманитарной деятельности. Именно департаменту и ушли 60 миллионов за бытовую технику предпринимателя.
 
«…В соответствии с действующим законодательством, регулирующим порядок работы с имуществом, обращенным в доход государства (указ президента РБ от 4.09.2006 №559 ДСП (для служебного пользования! — КП) существует определенный порядок… в соответствии с которым… возврат денежных средств производится в размере, не превышающем сумму, поступившую в бюджет от реализации… имущества», — ответил департамент на просьбу Шелега вернуть деньги.
 
В письме предпринимателю напоминают, что департамент лишь оформляет заявку на возврат денег из государственного казначейства. То есть по указу Александра Лукашенко ведомство может написать заявку в казначейство только на 60 миллионов, а не на 93 миллиона, как требует суд. Так что постановление Бобруйского суда оставляют без исполнения.
 
Решение суда отменили снова
 
По ПИКоАП (статьи 11.9-12.4), Шелегу полагается вернуть 93 миллиона. По президентскому указу №559 ДСП — 60 миллионов. Предприниматель обратился за разъяснениями к Минюсту.
 
И Минюст… попросил председателя Верховного суда Валентина Сукало отменить постановление суда Бобруйского (о возврате Шелегу 93 миллионов). Решение суда… отменили и направили дело на новое рассмотрение. Так что Вячеславу Шелегу, скорее всего, вернут только 60 миллионов.
 
«Я заплатил за технику 93 миллиона, пережил шок от ее конфискации, угробил год жизни на суды, и теперь мне могут вернуть только 60 миллионов. И еще неизвестно, когда вернут…», – печально констатирует предприниматель.
 
Кстати, второе дело — Вячеслава Голуба — еще не завершено, добиться решения вернуть хоть какие-то деньги пока не удается. Шелег вынужден заниматься и этим делом — ведь Голубу приписали часть его товара.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *