Что нужнее Беларуси — образование или ОМОН?


Ответ можно получить сразу же, взглянув на структуру госбюджета, где расходы на образование отнесены на предпоследнее место.
Кстати, очень символично, что и по уровню оплаты труда работники системы образования находятся на таком же месте среди всех бюджетников. Но рассмотрим проблему несколько подробнее.
…Конец августа, приближается начало учебного года. Практически весь ректорат еще в отпуске, и я занимаюсь всей текущей работой. К концу рабочего дня ко мне на прием пришла посетительница. Умное, несколько усталое лицо выдавало ее принадлежность к интеллигенции, подтверждением чему служили также сильно поношенный плащ и видавшее виды платье. При знакомстве оказалось, что она — учитель из глубинки, а ее две дочери учатся в Минске, причем на платной основе. Одна из дочерей была нашей студенткой и уже несколько сессий сдала на одни пятерки. Поэтому мать приехала хлопотать о ее переводе на бюджетное место. Причем вопрос стоял так: либо бюджет, либо надо бросать университет, поскольку родители уже больше не в состоянии оплачивать учебу обеих дочерей. Что это была правда, подтверждал весь облик посетительницы. Просьбу я удовлетворил, и уже более десяти лет этот случай не стирается из моей памяти. Он является ярким примером заложенного в народе на генетическом уровне стремления дать образование своим детям. На самом деле, спросите граждан, куда они потратят свои средства — на образование ребенка или на покупку, например, новой машины. Подавляющее большинство, несомненно, выберет первое. Также поступит и большинство чиновников в отношении своих собственных чад. Но как только вопрос выходит на общегосударственный уровень, то они почему-то действуют диаметрально противоположно.
Вскоре после описанного выше случая меня пригласили в парламентскую комиссию по образованию, где обсуждался бюджет будущего года. В представленном проекте, который был вскоре принят депутатами, удельное финансирование образования было в несколько раз меньше, чем МВД.
Прошло более десяти лет, и передо мной лежит расходная часть бюджета Республики Беларусь на 2008 год. Общая сумма составляет без малого 40,5 трлн белорусских рублей. На общегосударственные расходы выделено почти 8,9 трлн рублей, т.е. 22% всего бюджета. При этом очень показательно распределение средств внутри этой статьи. Так, на госорганы общего назначения, т.е. фактически на содержание чиновников, идет почти 650 млрд рублей, а на фундаментальную науку лишь 130 млрд, практически в пять раз меньше.
На силовой блок, т.е. национальную оборону плюс правоохранительную деятельность и обеспечение национальной безопасности, выделено почти 3,2 трлн рублей, в том числе на вторую часть — 1 трлн 949 млрд рублей. А вот на всю национальную экономику — лишь чуть более 11 трлн рублей. Получается, что на силовые структуры нынешняя власть тратит почти 30% средств от расходов на экономику. Тут же вспоминается правило развития экономики, что если в стране в мирное время количество людей в униформе превышает 1% всего трудоспособного населения, то экономика такой страны развиваться не может.
На здравоохранение выделено чуть более 1 трлн рублей, а на образование — 1 трлн 278 млрд рублей, что в сумме почти на один триллион меньше, чем на силовые структуры. Сравнив количество занятых в образовании и здравоохранении с количеством занятых в силовых структурах, получим вообще удручающую картину, поскольку удельное финансирование наиболее значимых для любого общества отраслей (а это здоровье нации и ее образованность) в несколько раз меньше, чем силового блока. Поэтому минимальная зарплата милицейского работника в 600 тыс. рублей практически равна средней зарплате педагогов с высшим образованием.
Вообще, даже беглый анализ нашего госбюджета представляется очень интересным. Вот, например, на органы судебной власти выделено 124 млрд рублей. Стоит ли удивляться, что, придя 28 сентября на участок для голосования, я обнаружил, что один из кандидатов, рядовой судья районного суда, задекларировал свой годовой доход в размере 46,5 млн рублей, почти 4 млн в месяц. Сравните 600 тыс. у педагогов и 4 млн у рядового судьи. Причем и те и другие являются бюджетниками.
Думается, приведенных выше данных вполне достаточно, чтобы констатировать, что образование сегодня у нас в стране, мягко говоря, не в почете, впрочем, как и здравоохранение. А это уже какой-то необъяснимый парадокс. Если в рядовой семье культ образованности сохраняется, то в общей нашей большой семье — государстве его нет. А это не так безобидно, как кажется нашим чиновникам. Представим, за парту в первом классе сели два ребенка. Один с первого дня начал работать, с отличием закончил школу, университет, защитил кандидатскую, затем докторскую диссертацию, стал профессором, т.е. специалистом высшей квалификации. Другой проскучал в школе, пошел в армию, отслужил. Куда пойти? В колхоз? Там надо вкалывать. На стройку — еще хуже. Тогда в ОМОН. И вот он уже вальяжно прохаживается по освещенным улицам центра города и получает за это зарплату, выше профессорской. А дети это прекрасно понимают, в отличие от взрослых чиновников, поэтому педагогическая общественность с тревогой констатирует снижение у большинства школьников желания хорошо учиться. И здесь заложено два очень опасных для общества момента. Во-первых, у детей не формируется устойчивое стремление к труду, требующему хорошего образования. Во-вторых, в современном мире в жесткой межгосударственной конкуренции преуспевают только страны, опирающиеся на высокие технологии, а значит, на образование и науку. Судя же по госбюджету нашей страны, участь у нас всех незавидная, мы запрограммированы нынешней властью по постоянное отставание от развитых государств. И здесь нам уже никакой ОМОН не поможет.
                                                                                             
Анатолий Павлов,
«Народная воля».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *