Пенсионная система нуждается в серьезной модернизации

Согласно недавнему соцопросу исследовательского центра Института предпринимательства и менеджмента, более половины белорусов — 55 процентов населения — оценивают нынешнюю пенсионную систему как нестабильную. Все больше экспертов и специалистов высказываются за необходимость ее скорейшего реформирования. Почему белорусские власти не торопятся с изменениями в пенсионной системе, наступят ли в Беларуси времена, когда слово «пенсионер» не будет синонимом слова «нищий»? Собеседник «Народной воли» — бывший первый замминистра соцзащиты Беларуси Геннадий Беспалов, проработал в системе социального обеспечения страны почти 40 лет.

 
В 1997 году правительство и президент одобрили концепцию пенсионной реформы
 

— Геннадий Сергеевич, в свое время, работая в руководстве «социального» министерства, вы принимали деятельное участие в становлении и развитии пенсионной системы страны. На Ваш взгляд, соответствует ли она реалиям сегодняшнего дня?
 

— Вначале подчеркну, что национальная пенсионная система уже имеет 15-летнюю историю: Закон Республики Беларусь «О пенсионном обеспечении», принятый 17.04.1992 г., действует с 1 января 1993 года. Несмотря на то, что за истекший период в него внесено немало дополнений и изменений, а также принят ряд других законодательных актов, правовая база нашей пенсионной системы нуждается в серьезной модернизации. Необходимость преобразований диктуется прежде всего неблагоприятной демографической картиной, существенным изменением соотношения работников (плательщиков взносов в пенсионную систему) и пенсионеров (в сравнении с 1990 годом доля получателей пенсий возросла почти на треть), низкими пенсиями большинства пенсионеров при весьма высокой пенсионной нагрузке на экономику в виде страховых взносов (около 30% фонда заработной платы занятых) и другими факторами.
 
— На ваш взгляд, что или кто мешает реформированию системы?
 

— Еще в 1997 году правительство одобрило концепцию пенсионной реформы, поддержал ее и глава государства. К сожалению, за истекшее десятилетие реализованы лишь отдельные, хотя и важные, положения этого документа, в т.ч. в виде поправок в действующий закон. Новые же законопроекты по реформированию пенсионной системы, разработанные при содействии ПРООН и МОТ и одобренные правительством, не поддержаны на последующих стадиях законотворческого процесса.
 

Так, в 2001 году депутатами отклонен проект закона «Об основах пенсионной системы в Республике Беларусь». В нем, в частности, предлагалось закрепить многоуровневую структуру пенсионной системы, принципы организации и функционирования каждой ее составляющей, в том числе дополнительного (обязательного и добровольного) пенсионного страхования, предполагающего использование накопительных механизмов. В 2002 году пакет из трех законопроектов по пенсионной реформе не нашел поддержки в Администрации президента. Не было получено «добро» в этой инстанции и по второму варианту предложений, рассматривавшемуся в 2004 году.
 
— По каким причинам не поддерживались эти законопроекты?
 

— Парламентарии при рассмотрении проекта закона, носившего рамочный характер, засомневались в его актуальности и попросту уклонились от законодательного закрепления положений концепции и новой структуры пенсионной системы. Мне, как докладчику по этому законопроекту, к сожалению, не удалось убедить их в его важности и необходимости принятия.
 

Что же касается Администрации президента, то ее позиция была более понятной: в обоих пакетах в комплексе с другими рациональными мерами предлагалась такая непопулярная мера, как увеличение пенсионного возраста. В частности, в первом пакете предлагалось его ежегодное повышение на 3 месяца для мужчин и на 6 месяцев для женщин, с доведением в течение десяти лет, соответственно, до 62,5 и 60 лет. Во втором варианте предусматривалось повысить возрастные критерии сразу на 2 года для мужчин и на 5 лет для женщин, с сохранением права выхода на пенсию по достижении прежнего пенсионного возраста. Правда, для этого потребовалось бы наличие двух условий: не менее 30 лет страхового стажа (работа с уплатой страховых взносов) и оставление работы.
 

Второй вариант был более гибким: работники (мужчины и женщины), имеющие 30-летний страховой стаж, могли бы выйти на пенсию в любое время после достижения 60/55 лет. Они сами бы принимали решение: получить пенсию сразу, но меньшую, или продолжить работу и получить ее позже, но в большем размере.
 
— Сегодня специалисты Министерства труда и соцзащиты вновь говорят о необходимости повышения пенсионного возраста…
 

— Пока это лишь разговоры. Обсуждая проблемы пенсионной системы, специалисты обязаны говорить о ее «болезнях» и рецептах лечения. Судите сами: если бы в свое время было принято решение о постепенном увеличении пенсионного возраста, и сегодня он был бы, к примеру, на 2 года выше, экономилось бы порядка 10% пенсионного бюджета. Столько же можно было экономить за счет введения разумных ограничений размеров пенсий работающим (в зависимости от получаемого заработка, как это делается в Германии, США и других странах). Эти эффективные меры позволили бы пересмотреть действующую формулу распределения пенсионных средств и повысить пенсии неработающим в среднем примерно на 20%.
 

Получается, что противники таких мер, как из числа нынешних (работающих) пенсионеров, так и кандидатов в пенсионеры, на деле выступают против достойных пенсий тем, кто не работает (их сегодня 77,5%). Оппоненты, видимо, не осознают, что рано или поздно они сами пополнят их ряды.
 

Жаль, что против названных эффективных шагов по повышению уровня пенсий открыто выступают политики всех мастей, включая тех, кто готовится к выборам в парламент. К сожалению, большинство из них не может избавиться от сложившихся стереотипов, находясь в плену популизма и обывательских суждений. Пока наши политики всерьез не озаботятся будущим, пока в обществе не наступит понимание того, что не может государство быть «собесом» для тех, кто в состоянии работать и зарабатывать, достойных пенсий у нетрудоспособных не будет. Особенно с учетом нерадужной демографической перспективы. Это тема для отдельного разговора. Приведу лишь несколько данных статистики: если в текущем году в 16-летний возраст вступает порядка 130 тысяч молодых людей (потенциальный трудовой ресурс), а в пенсионный — 115 тысяч человек, то уже на 2013 год эти цифры составляют, соответственно, 93 и 144 тысячи, а на 2016 год — 91 и 158. И это на фоне более заманчивых возможностей для трудостройства с более высокими заработками за пределами нашей страны, в том числе в соседних государствах. По моему убеждению, настал тот момент, когда не проводить пенсионную реформу просто нельзя.
 
— Геннадий Сергеевич, не могу с вами не согласиться, но в то же время, как можно отодвигать возрастную планку выхода на пенсию в стране, где в некоторых регионах средний возраст продолжительности жизни мужчин составляет всего лишь 58 лет?
 

— На мой взгляд, набивший оскомину аргумент, что многие, в частности, мужчины не доживают до пенсии, просто несерьезен. При этом мало кто вникает в то, что основная причина смертности в трудоспособном возрасте в игнорировании здорового образа жизни или, как говорил философ, «в неразумной манере бытия». Не стану приводить данные о масштабах таких вредных привычек, как пьянство, курение, наркомания. Напомню лишь свидетельства медиков: продолжительность жизни у злоупотребляющих алкоголем короче на 20-22 года, у курильщиков — на 8-9 лет, а стаж употребления наркотиков до трагического финала — не более 7-10 лет. А сколько молодых жизней обрывается на дорогах, в результате несчастных случаев и поведенческих ситуаций, спровоцированных рюмкой спиртного или безалаберностью наших сограждан! Отсюда в основном и печальные данные продолжительности жизни, в частности, мужчин.
 

«Пенсии по возрасту в России выше, чем в Беларуси»
 

— Геннадий Сергеевич, как вы оцениваете нынешний уровень трудовых пенсий в стране?
 

— Двояко. Если сравнивать со странами, находящимися в сходных социально-экономических условиях, то в Беларуси его можно считать удовлетворительным: в 2007 году средняя пенсия по возрасту в сравнении со средней зарплатой работающих составила 44%. Этот показатель, как один из основных индикаторов уровня трудовых пенсий, является самым высоким на постсоветском пространстве, включая страны Балтии. При этом у нас при исчислении пенсий в расчет берется заработок, оцениваемый индивидуальным коэффициентом до 4,0, благодаря чему пенсии, пусть в недостаточной степени, но дифференцированы: максимальная пенсия по возрасту превышает минимальную в 3,4 раза (размеры пенсий по возрасту при некоторых выборочных показателях индивидуального стажа и заработка отражены в таблице). В России, например, учитываемый заработок ограничивается коэффициентом 1,2, в связи с чем разница в пенсиях весьма незначительная. Средняя же пенсия по возрасту у наших соседей на уровне 24-25% средней зарплаты. Это говорит, с одной стороны, о более высокой зарплате российских работников, а с другой — о меньшей степени их солидарности по отношению к пенсионерам: лишь в текущем году после нескольких индексаций подряд средняя пенсия по возрасту в России (4379 руб.) стала выше (на 8%), чем в Беларуси (366,9 тыс. бел. руб.).
 

Другая оценка касается размеров самих пенсий и их покупательной способности. Несмотря на более тесную их связь с зарплатой в отличие от российских пенсий, я хорошо понимаю и разделяю недовольство наших пенсионеров, получающих как небольшие пенсии, так и тех, у кого они максимальные или близкие к ним. Первых — в связи с недостаточностью пенсионных сумм для сносных условий жизни, а вторых прежде всего по причине неадекватности пенсий их трудовому вкладу.
 
— Известно, что согласно рекомендациям Международной организации труда, при 30-летнем страховом стаже пенсия должна быть на уровне 40% заработка. Однако у многих наших пенсионеров она далека от этого норматива. Будут ли когда-нибудь наши пенсии более справедливыми?
 

— Вопрос злободневный и непростой. Для выполнения этой вполне приемлемой рекомендации МОТ потребовалось бы или снизить пенсии тем, у кого они небольшие, но выше 40% их прошлых зарплат, или повысить нагрузку на экономику. Разумеется, ни первый, ни второй варианты неприемлемы. Что касается пенсионной нагрузки, то у нас она в сравнении с другими странами и без того весьма высокая (почти в 1,5 раза выше, чем в России, у нашего главного экономического партнера). Ее увеличение скажется на конкурентоспособности отечественной продукции, что в свою очередь затормозит экономический рост, а значит, и решение задачи повышения уровня благосостояния всего общества, включая пенсионеров.
 

Однако решать проблему повышения пенсий тем, кто имел высокую зарплату и уплачивал соответствующие пенсионные взносы, необходимо. При этом нельзя забывать и о работниках, имевших низкие доходы. Далеко не все они уклонялись от труда или предпочитали «конвертную зарплату»: среди них немало сельских тружеников, в свое время работавших за пустые трудодни, работников бюджетной сферы с невысокой зарплатой и т. д. Но делать это необходимо только за счет внутренних резервов пенсионной системы.
 
— А они есть?
 

— Есть, надо лишь взять на вооружение другие рекомендации МОТ, в которых, в частности, говорится: «нормальным возрастом выхода на пенсию… может быть и 65 лет и больше»; «лицам, имеющим право на пенсию, но занимающимся какой-либо установленной деятельностью, приносящей доход, законодательство страны может предусматривать … как …сокращение размера пенсии, когда заработок получающего ее лица превышает установленную сумму… так и приостановление ее выплаты». Есть и другие разумные рекомендации этой авторитетной организации, к которым стоило бы прислушаться.
 

Нашим законодателям необходимо вникнуть и в смысл статьи 47 Конституции страны, в которой сказано, что гражданам «гарантируется право на социальное обеспечение в старости, в случае болезни, инвалидности…», т. е. тогда, когда они теряют трудовой доход в связи с названными причинами. А ведь пенсионный возраст далеко не старость, не позволяющая продолжать работу. Должно ли государство, предоставляя ранние пенсии, с одинаковой меркой подходить ко всем пенсионерам: тем, кто, реализуя свое право на труд (не ограничиваемое возрастом), продолжает полноценно работать, и тем, кто такой возможности не имеет и живет только на пенсию?
 

Если следовать норме Основного закона, то выплачивать пенсию в качестве дополнения к заработной плате, уменьшая возможности государства для достойных выплат тем, для кого пенсия является единственным источником средств существования, вовсе не обязательно. В то же время было бы правильным разграничить работу с относительно высоким доходом и подработку с тем, чтобы пенсия в полном размере выплачивалась только при низком или нерегулярном заработке, как это было в советские времена и делается в других государствах с учетом рекомендаций МОТ. Такой подход к тому же позволил бы сохранить моральные и материальные стимулы пенсионеров к посильному труду.
 

Однако мы, находясь в других социально-экономических условиях, в силу сложившихся стереотипов продолжаем гордиться завоеваниями социализма в виде самого низкого пенсионного возраста, в странах, отдающих предпочтение достойным, но более поздним пенсиям, он выше на 5-7 лет для мужчин и на 5-12 лет для женщин. А также в виде беспрецедентной системы досрочных пенсий, когда почти каждый третий «новый» пенсионер по возрасту или выслуге лет становится им еще раньше, как правило, на 5-10 лет. При этом не желаем задуматься, что прежде всего именно по этим причинам почти 20% пенсионного бюджета идет на финансирование пенсий в качестве дополнения к зарплате. Ведь далеко не у всех из ныне работающих 551 тысячи пенсионеров зарплата меньше предпенсионной: получают пенсии и банкиры, и успешные бизнесмены, и депутаты, и другие высокооплачиваемые работники. В то время как сотни тысяч стариков с трудом дотягивают от пенсии до пенсии, а у многих бывших тружеников она составляет лишь 18-25% их прошлого заработка.
 

Полицейский Швеции выходит на пенсию в 60 лет
 

— Геннадий Сергеевич, вы еще не упомянули пенсии военнослужащих. Почему до сих пор в Беларуси сохраняется такая существенная разница в пенсиях военных и гражданских лиц? Раньше это объяснялось тяжелыми условиями труда военных. Но уже почти 20 лет белорусские военные служат на родине, не скитаются по гарнизонам, но пенсии имеют значительно выше, чем учителя, врачи, ученые, колхозники. Неужели в Министерстве труда и соцзащиты не поднимался этот вопрос, ставился ли он когда-либо перед правительством?
 

— Прежде всего должен отметить, что пенсионная система страны состоит из двух организационно-правовых форм: государственного пенсионного страхования и государственного пенсионного обеспечения. У них разные источники финансирования. Об источнике страховых (трудовых) пенсий мы уже говорили. Финансовым источником второй составляющей (пенсии военнослужащим, госслужащим, «чернобыльцам», за особые заслуги, социальные) является республиканский бюджет. Пенсионное обеспечение кадровых военных (и других «силовиков») осуществляют соответствующие министерства и ведомства под эгидой Министерства финансов, а не Министерства труда и соцзащиты.
 

Что касается разницы в пенсиях военных и гражданских лиц, то она должна сокращаться, но, на мой взгляд, не путем их уменьшения первым, а путем повышения уровня трудовых пенсий. Действовать же по принципу «отнять и поделить», как считают некоторые, было бы неправильным. Тем более что финансовый результат такого дележа с учетом удельного веса «военных» пенсионеров (их меньше 5%) будет несоизмерим с моральными и другими издержками.
 

В то же время трудно спорить с теми, кто считает, что многие представители силовых структур слишком рано становятся пенсионерами, успевая при этом сделать карьеру «на гражданке» (сегодня у более 50% получателей военных пенсий за выслугу лет возраст ниже пенсионного). Ваш довод, касающийся условий службы и масштабов нашей страны (без крайнего севера и жаркого юга), является убедительным. Кстати, будучи в Швеции, в разговоре с полицейским с удивлением узнал, что он собирается идти на пенсию в 65 лет, хотя имеет право это сделать на 5 лет раньше, правда, со снижением пенсии на 6% за каждый досрочный год.
 

Думаю, в обществе терпимее относились бы к более высоким пенсиям бывших военных, если бы в период работы они выплачивались с учетом заработка (как это было в советское время). Кстати, два года тому назад Министерство финансов вносило предложение выплачивать «военные» пенсии работающим в размере 50%. Оно долго обсуждалось, но не прошло. Причина, на мой взгляд, в его недостаточной продуманности, поскольку существенно ограничивались бы пенсии тем, кто занят на низкооплачиваемых должностях и терял бы больше, чем зарабатывал.
 
— А насколько справедливо, на ваш взгляд, законодательство о пенсиях госчиновникам и депутатам? Получается: прозаседал в парламенте 4 года и обеспечил себе пенсию в размере 2 миллионов рублей…
 

— Вопрос непростой, и у меня нет на него однозначного ответа. Тем более что речь идет о разных категориях: о чиновниках-профессионалах, отдавших много лет государственной службе, в том числе на ключевых должностях и в сложные времена становления нашего государства, и депутатах, из которых многие приобрели этот статус благодаря лишь умению подать себя.
 

Прежде чем сделать небольшой экскурс в историю чиновничьих и депутатских пенсий, должен отметить, что в каждом цивилизованном государстве, которое стремится к тому, чтобы в госаппарате работали высококомпетентные, толковые, порядочные чиновники (а не чинуши), имеются законы, содержащие не только свод требований (и ограничений) в отношении тех, кого оно нанимает на службу для осуществления властных полномочий, но и определенные материальные и социальные гарантии. От заинтересованности работников в таких гарантиях во многом зависит стабильность госаппарата, качество и эффективность его работы.
 

Именно поэтому, уже в первые годы независимости нашей страны и перехода к новым экономическим отношениям были приняты законы «Об основах службы в государственном аппарате» (23.11.1993 г.), «О Верховном Совете Республики Беларусь» (21.12.1994 г.) и ряд других. К сожалению, первый опыт в разработке этих специфических законов (готовились они непосредственно в Верховном Совете), был крайне неудачным, как по отдельным правовым нормам, так и по качеству в целом. Отмечу лишь некоторые. Разве не абсурдными были нормы о предоставлении чиновникам, вышедшим по своей воле в отставку, права на сверхраннюю пенсию (подчас в 35/40 лет для женщин/мужчин) с ее получением в период любой другой работы? Наши возражения против таких пенсий (пусть и в обычных размерах) разработчики проигнорировали. Результат этой «диверсии» — массовый уход из госаппарата (всех уровней), прежде всего в частный сектор, зрелых, грамотных управленцев и специалистов. Правда, их можно было понять: они шли на гораздо более высокие ставки, при этом с меньшей долей ответственности, плюс к этому приличное выходное пособие (6 должностных окладов) и столь ранняя пенсия (лишь три года спустя в соответствии с Декретом президента от 9.11.1997 г. назначение таких пенсий прекратилось).
 

И депутатские пенсии, предусматривавшиеся законом от 21.12.1994 г. в размере 75% «действующей заработной платы депутата Верховного Совета», также предполагалось выплачивать в возрасте весьма далеком до пенсионного и независимо от того, какой пост занял бы бывший депутат после назначения пенсии. Однако тогда такие пенсии бывшие депутаты не смогли получить, поскольку в спешке они забыли определить источник их финансирования, а последующие политические события помешали их коллегам из 13-го созыва исправить допущенную оплошность.
 

Сегодня вопросы пенсионного обеспечения госслужащих и парламентариев регулируются законом от 14.06.2003 г. «О государственной службе в Республике Беларусь» и Указом президента от 30.11.2006 г. №705 «О ежемесячном денежном содержании отдельных категорий государственных служащих», изданным в соответствии с законом от 14.06.2003 г. Народным избранникам такое содержание полагается по достижении пенсионного возраста в размере 65% зарплаты, без права его получения в период работы. Что касается его справедливости?.. Госслужащим (кроме узкого круга лиц, предусмотренных Указом от 30.11.2006 г.) пенсия за выслугу лет полагается при стаже госслужбы не менее 20 лет в размере 40% их заработка (ограничиваемого 3-кратной величиной средней зарплаты в стране). За каждый “лишний” год выслуги пенсия повышается на 2% заработка, но не более чем до 50%. В период работы она также не выплачивается. Средняя чиновничья пенсия за выслугу лет сегодня составляет 598,3 тыс. руб., а максимальная — 1,1 млн рублей. «Минимальное» же денежное содержание бывшего депутата, как известно, в два раза выше. На мой взгляд, единственным оправданием такого поощрения за пребывание в парламенте в течение лишь одного созыва может быть только уважение к высшему законодательному органу страны.
 

Дефицита денег на выплату пенсий нет
 
— Вернемся к обычным пенсиям. В этом году они повышались лишь один раз. В чем причина и когда, на ваш взгляд, будет очередное повышение?
 

— Статьей 70 закона предусмотрен перерасчет (индексация) трудовых пенсий в связи с ростом средней заработной платы. Он производится, если средняя зарплата в стране за истекший квартал в сравнении с ее величиной, примененной при предыдущей индексации, возросла более чем на 15%. В последний раз индексация пенсий на основании этой статьи производилась в ноябре истекшего года, когда для перерасчета пенсий была применена средняя зарплата за 3 квартал 2007 года (727,2 тыс. руб.). По закону очередной такой перерасчет предполагается в августе. По прикидке пенсии станут выше на 9-10%.
 

Что касается повышения пенсий в феврале (в среднем на 6%), то тогда индексация пенсий была произведена по Указу президента и была внеочередной. В совокупности рост трудовых пенсий в текущем году по итогам двух индексаций (февральской и предстоящей) будет адекватным росту средней зарплаты за истекший II квартал в сравнении с ее величиной за III квартал 2007 года, т. е. на 15-16%.
 
— Какие деньги сейчас используются для финансирования пенсий? Достаточно ли средств в пенсионном фонде?
 

— В текущем месяце пенсионные расходы составят более 860 млрд рублей. Дефицита в средствах нет, более того, имеется небольшой резерв. Однако его явно недостаточно для того, чтобы быть спокойным за стабильность функционирования пенсионной системы в будущем, не говоря уже об изменении норм закона в целях повышения уровня пенсий.
 
— Геннадий Сергеевич, могли бы вы популярно объяснить будущим пенсионерам, что они должны делать сегодня, чтобы в старости иметь достойную пенсию? Есть ли смысл открывать счет в пенсионных страховых фондах?
 

— В развитых странах подавляющее большинство будущих пенсионеров не планирует жить (не говоря о путешествиях) лишь за счет выплат из государственной (распределительной) пенсионной системы. Тем более что во многих странах средняя пенсия в общей системе по отношению к зарплате на том же уровне, что и у нас, а то и ниже (в частности, этот показатель в Бельгии, Великобритании, Дании, Ирландии, Канаде, США, от 30 до 42 процентов). Существенным дополнительным источником доходов пенсионеров в названных и других странах является добровольное негосударственное пенсионное (корпоративное, личное) страхование. Широко распространены такие накопительные программы в США, в которых участвуют работодатели и работники, уплачивающие на эти цели дополнительные взносы (как правило, в равных долях). Кроме того, любой американец может открыть индивидуальный накопительный счет (при этом он сам несет ответственность за выбор фонда и финансовые результаты инвестирования). В Великобритании в программах дополнительного пенсионного страхования участвует более 50% работодателей, они и работники направляют в среднем 10% заработков. Разумеется, помимо дополнительных пенсий источниками безбедной жизни пенсионеров развитых государств являются сбережения в банках, в виде ценных бумаг, доходы от собственности и т. д.
 

Нашим будущим пенсионерам, заинтересованным в обеспеченной жизни на пенсии, также нельзя рассчитывать лишь на государство, прежде всего тем, у кого в допенсионный период имеются возможности отложить на старость. Относительно страхования дополнительной пенсии (за счет дополнительных взносов работодателей и работников) отмечу, что в Беларуси оно только в начале своего развития. Сегодня им занимается несколько страховых компаний, наиболее известная — РДУСП «Стравита», учредителем которой является Белгосстрах. Есть ли смысл открывать счет в этой или другой компании, должен решать сам будущий пенсионер, ознакомившись с условиями и вариантами такого страхования.
 
— У вас есть такой счет?
 

— У меня нет, мое поколение опоздало для такой возможности. Как известно, пока самым популярным видом сбережений у наших граждан являются депозиты в банках. Отрадно, что законодателями недавно установлены определенные гарантии их возврата на случай финансовой несостоятельности банка. Было бы хорошо, если бы государство с целью укрепления доверия к банковской системе наконец-то изыскало возможность компенсировать «сгоревшие» в свое время вклады наших стариков.
 

В заключение хотел бы дать совет пенсионерам, которые работают и получают пенсию по возрасту, на время отказаться от нее. В таком случае закон предусматривает повышение пенсии на 1% от учитываемого предпенсионного заработка за каждые два месяца ее неполучения. К примеру, за год работы пенсия будет повышена на 6% плюс 1% за полный год стажа (если он меньше 45 лет у мужчин и 40 у женщин). Учитывая, что по данным статистики у лиц, достигших пенсионного возраста, оставшаяся продолжительность жизни в среднем составляет у мужчин 14,2 года, у женщин — 24,4 года, неполученная сумма в условиях номинального и реального роста зарплат и пенсий достаточно быстро будет перекрыта, после чего станут поступать соответствующие дивиденды. Знаю немало оптимистов, в том числе из журналистской среды, которые в свое время воспользовались такой возможностью и сегодня получают приличную прибавку. Так, у одного из них, не получавшего пенсию 40 месяцев, она сегодня почти на треть выше. И это не рекорд.
 

Справка «НВ»: Геннадий Сергеевич Беспалов, в 1986-2002 гг. — заместитель, первый заместитель министра соцзащиты. При слиянии министерств труда и социальной защиты вышел в отставку, продолжив работу консультантом в объединенном министерстве до достижения предельного для пребывания на госслужбе возраста.
 
Был участником многих международных конференций и семинаров по вопросам пенсионной политики (в Австрии, США, Франции и в ряде других стран), проходил стажировку в МОТ и Международной ассоциации социального обеспечения. На месте изучал системы социальной защиты Германии, Швеции.
 
Мария Эйсмонт, «Народная воля»

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *