Экономика 2008: основные тенденции

Есть ли признаки перехода к новой экономике? Что происходит с нами в 2008 году? Какие тенденции проявили себе уже с первых месяцев этого года? О чем говорят статистические показатели страны?
«Молоко пропало»
 
Очень интересной была тенденция прошлого года, связанная с выходом на мировые рынки молока и молочной продукции. Прямо экономическая сенсация, которая была неожиданной для самих производителей. Надо сказать, что по объему внешних продаж продукции молочных заводов мы несколько лет тому назад опередили экспорт тракторов. Естественно, в стоимостном выражении. Рынки продовольствия вообще становятся новой сферой борьбы стран за свое место в мировом экспорте. Дороже продовольствие – выше доходы таких стран, как Беларусь. Умеющих делать хорошие и качественные продукты. Создавших свои новые бренды, например, как «Савушкин продукт».
 
Но начало года удивляет. При приросте экспорта только за январь на 77.9%, что является неожиданно фантастическим результатом, случился казус. У нас пропало молоко. На внешних рынках, естественно. На внутреннем потребительском рынке оно стало значительно дороже, повысившись в цене почти на 1/3. По итогам 2007 года, на втором месте после России основным покупателем молочной продукции, производимого в стране, стала Япония.
 
Вообще внешние продажи молочной продукции выросли в 2 раза. Мы уже способны продавать этой продукции на 80 млн. долларов в месяц, что значительно больше, чем аналогичные показатели начала прошлого года, когда ежемесячный экспорт составлял около 40 млн. долларов. Но, казус молочного рынка состоит в том, что в количественном выражении мы стали экспортировать меньше. Физический объем месячного экспорта снизился, а поступления валюты выросли в 2 раза. Все экспортное молоко «скачалось» в Россию. Нашим вторым и последним покупателем молочной продукции стала Венесуэла, в которую и стали поставлять пока еще небольшое количество молочных продуктов.  
 
Интересно, а что будет дальше? Будем отрабатывать российский газ, и поставлять наши продукты питания в обмен на растущую цену газа. Кстати, по молоку, мы отомстили российскому Газпрому. Они нам тарифы в 2 раза больше в прошлом году, и мы им в этом году молочные продукты практически в 2 раза дороже. Российские покупатели будут выбирать, что лучше.
 
В 4 раза меньше наши поступления от продаж мяса в Россию. Этот рынок не столь успешен для белорусских производителей. Да и цены уже дошли до уровня предельных издержек. Дальше наступит этап эффективной конкуренции, когда российские ассоциации производителей будут лоббировать свои интересы и вытеснять нас со своего внутреннего рынка.
 
Если суммировать первые результаты 2008 года, то новой тенденцией становится российский вектор экспорта для нашей страны. По объемам. Что касается темпов изменений, то продажи наших товаров в Россию выросли на 33%. Это хорошо, но все познается в сравнении. А с чем сравнивать? С революционной Украиной, где мы стали продавать своих товаров в 2.5 раза больше.
 
Однако, начало года связано с перекосами. Первый и самый сильный – дисбаланс в торговле с Россией. Как только наше правительство начинается бороться за те или иные цели, то получается результат противоположный. Это относится к стремлению выйти на положительный баланс торговли товарами, что, вообще, сделать всегда трудно. Да и стоит ли «бороться» за такие цели, когда постоянно рынок находится под напряжением более высоких цен на энергетические товары.
 
Так вот, с Россией начинается второй этап деформации торговли. Мы только за один январь имеет свыше 1 млрд. дефицита торгового баланса. Новый отрицательный рекорд. Для сравнения отмечу, что в начале прошлого года дефицит в торговле с Россией имелся всего на уровне 302 млн. долларов.
 
А, что торговля с другими странами? Другами и недругами? Посмотрим на первые ласточки наших устремлений в ЕС. Да и США не оставим без внимания.
 
Так, США стали покупать меньше наших товаров. Не очень быстро, но экспорт падает. Политический резон для этого есть. Американцы в 2008 году в 2 раза стали меньше покупать биноклей, монокуляров и штативов к ним. Это не опасно, ни для них, ни для нас. Но главная позиция – калийные удобрения стали им обходится почти в 2 раза дороже, что поправляло наше положение на американском направлении. Главное же – исчезли нефтепродукты. Станет ли это новой позицией американского бизнеса? Выполнением рекомендаций официальных кругов? Посмотрим, целый год еще впереди.
 
В ответ на происки недругов мы увеличили в 4 раза наш вывоз товаров в Таджикистан. Если все будет идти такими шагами, то за год мы сможем экспортировать на 40 млн. долларов нашей европейской продукции в эту азиатскую страну.
 
А Германия? Она не сидела, сложа руки. В 10 раз увеличила покупки нефтепродуктов. Американцы нам в этом отказали совсем, но дружественные тевтоны помогли сбыту, за что им и спасибо от российских олигархов и белорусского нефтяного руководства. И Великобритания славно поработала. Увеличила покупки белорусской продукции в 2 раза. Что также хорошо, даже лучше, чем у дружелюбной к нам Германии.
 
Таким образом, несмотря на расхожие мнения о Беларуси, с нами сотрудничают. Причем, западные страны лучше, чем восточный сосед. И это тенденция нового времени. Что надо изучать и использовать в деловой и политической практике.
 
И последний штрих. В прошлом году приходилось писать о Чукотке, с которой мы почти что разорвали экономические отношения. Так, вот в этом году ее взяли и вообще выбросили из статистических данных. Однако, нехорошо.
 
Экономика как таковая
 
Итак, внешняя экономика не работала против нас. Хотя, приближающийся мировой финансовый кризис должен внести коррективы в расстановку сил на мировых рынках, мы пока идем вперед. Внешний вид белорусской экономики внушает уважение. Достаточно ознакомиться с графической диаграммой, которая наиболее полезна при анализе и оценке ситуации в макроэкономике.

Предварительные итоги таковы.
 

Уходим мы от экономики 2006 года, когда громадные нефтяные доходы резко помогали инвестициям и росту доходов домашних хозяйств. Что стоит за новые тенденциями, которые только обозначились в национальной экономике нашей страны?
 
Графически это очень хорошо заметно. Мы стали еще более потребительски ориентированным обществом. Доходы и заработная плата растут гораздо более медленными темпами, нежели это было пару лет тому назад. Конечно, сказывается новая геоэкономическая ситуация. Конечно, меняются финансовые потоки. Есть и ограничения в получении более высоких доходов. Хотя – главное средство держаться на плаву и повышать собственные заработки – это увеличивать цены. На свою продукцию за границей. А на внутреннем рынке? Это – вопрос вопросов.
 
Но есть и сложный вопрос. Почему заработная плата выросла всего на 7.7%, а покупки населения на 21%. Что повторяет успехи в развитии покупок товаров в прошлом году. Домашние хозяйства черпают новые доходы из иных источников? Или начались процессы перевода доходов в серую сферу. Конвертами и иными пакетами? Такого рода процессы не могут оставаться вне внимания экономических властей страны. Это – сильный сигнал, который должен учитываться во всей макроэкономической политике.
 
И затронем традиционный вопрос. Покупки выросли на 21 процент, а собственное производство потребительских товаров приросло всего на 14%. Конечно, при не столь высоком темпе прироста заработной платы разогревать те или иные производства не следует. Но в этом наши маркетологи просчитались реальная потребительская практика оказалась более интересной. Более удачной для тех, кто работает на расширение рынка.
 
Следующий парадокс общей экономической ситуации. Повторение ситуации прошлого года. Некий новый тренд. Начнем с того, что общие результаты в аграрном секторе отличаются неплохим приростом выпуска — +6.4%. Это своего рода средний показатель возможного и невозможного для нереформированного села. Но растет стоимость продуктов питания. Можно выигрывать не на объемах, а на новых ценах.
 
Что понимает аграрное лобби. Именно оно в массированном порядке проводит атаки на правительство с целью добиться более высоких закупочных цен. Но и без этой помощи аграрии не продают нам дешевые картофель и мясо. Что каждый житель страны наблюдает на собственном потребительском опыте.
 
Да, на приросте в 6.4% могло бы неплохо идти все развитие на селе. Но этого не происходит. Важным сигналом для специалистов является то, что уровень производства в собственных хозяйствах населения, которое по ряду позиций превосходит колхозы и совхозы, падает. И уровень падения – 6%. Причем такой тренд развивается последние 3 года. Население не хочет увеличивать производство в своих хозяйствах. Скрывает ресурсы? Или использует собственное производство только для самоснабжения. Не желая не только показывать свои результаты, но и обращать на себя внимание вообще.
 
Так что, тема частного производства на селе является уже новой проблемой для страны. То, что там происходит, заслуживает пристального внимания и экономистов и социологов. Про политологов вообще говорить не надо. Они не очень-то любят данный сегмент нашей действительности. Разве, что отдых в усиленно пейзанских местах. С соответствующим настроением и запасом, причем не только духовной энергии.
 
Итак, производство растет еще лучше, чем в прошлом году. Никакие санкции ничего для нас пока не сделали. Враги могут дышать неровно, а мы спокойно и смотреть в наше экономическое будущее. Пока не начнем распродажу всей общенародной собственности. Которую в Беларуси торжественно именуют государственной собственностью.
 
Да, в нашей реальной действительности есть парадоксы. Паровоз летит вперед. Остановка где-то будет. За месяц стали должны по разным товарным группам России свыше миллиарда долларов. Народ покупает товаров в 2 раза с большей динамикой, чем зарабатывает деньги. Или зарабатывает уже не в Беларуси, и создает этот новый образ страны. Полной противоречий и странных перспектив.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *