О долгах лучше забыть?


Очень обидно бывает, когда кто-то одалживает у тебя деньги, а потом под самыми различными, порой абсурдными предлогами, не спешит их возвращать. Еще обиднее, еще горше становится, когда так поступает не какой-нибудь проходимец, мошенник, а государство и далеко не бедствующий банк.
 
И в самом деле. Только золотовалютные резервы нашей страны, как сообщил недавно Президенту председатель Нацбанка РБ Петр ПРОКОПОВИЧ, к концу февраля с.г. составили уже 5,2 миллиарда долларов, а совокупные активы ОАО «АСБ «Беларусбанк», по словам заместителя председателя правления Владимира НОВИКА, за последние пять лет выросли более, чем в пять раз, и превысили 7 миллиардов USD. Не удивляет уже сегодня никого и бурная благотворительная деятельность АСБ «Беларусбанк», постоянные евроремонты, реконструкции и переоборудования своих филиалов и отделений. Банка, задолжавшего обманутым вкладчикам триллионы рублей…
 
И на все хватает денег, а вот на компенсацию сгоревших в 1990 году банковских вкладов населения все еще никак не можем найти средств. И это особенно удивляет на фоне бесконечных победных реляций о чуть ли не самых больших темпах экономического роста республики в Европе и гордых утверждений, что наше государство чуть ли не самое социально-ориентированное во всем мире.
 
Не понятно также, почему так долго (более семи лет) не выполняются многократные поручения президента РБ банковским службам и правительству республики о проведении второго этапа компенсации обесцененных в 1990 году вкладов населения? Как бы косвенно отвечая на этот волнующий многих вопрос, представители АСБ «Беларусбанк» в одном из своих комментариев, ничуть не смутившись, замечают: «Все упирается в источники финансирования. Если говорить об источниках, то нужно однозначно сказать, что такие деньги очень большие для нашего государства…»
 
Справедливости ради, надо сказать, что уже года четыре тому назад в наших СМИ появилась информация о том, что Нацбанк РБ внес предложение начать второй этап компенсации обесцененных вкладов с 1 января 2005 года. Обнадежили стариков и опять забыли. Получается, как в той белорусской присказке: «Абяцанка-цацанка, а дурню – радасць». А мы ведь, как это ни горько и страшно говорить, должны, обязаны постоянно помнить, что скоро, очень скоро последние из этих доверчивых ветеранов, могут уйти от нас навсегда, так и не дождавшись восстановления справедливости. А мы по-прежнему без стыда и совести стараемся убедить их в том, что во всех их бедах виноваты не государство и правопреемник Сберегательного банка СССР в нашей республике – АСБ «Беларусбанк», а некая мифическая инфляция. Только одна она является виновницей «нанесенного народу урона».
 
И говорится это так часто и так уверенно, что многим инфляция уже представляется неким осязаемым инопланетным чудовищем: прилетела, съела сбережения и была такова. Но с кого тут спросишь?.. Однако же нет, подождите. Известный московский юрист Юрий Печерников говорит: «Люди несли в банк живые деньги, а не чубайсовские ваучеры. Куда же они подевались? Если разворованы, то кем? Мы же знаем, что мелкого воришку, пойманного за руку, обязательно осудят. А тут разворованы миллиарды рублей, а воров и след простыл. Так найдите их, посадите на скамью подсудимых, чтобы люди видели, что ни один вор от закона никогда и никуда не спрячется…».
 
Но банкиры, похоже, решили, что о долгах лучше всего забыть, а нет долгов – нет и проблем?
А мне в этой связи почему-то вспоминается моя мать. Летом 1944 года она вместе с отцом возвратилась из немецкого концлагеря. В доме пусто, холодно, голодно, ни картошины… И вдруг на улице мать находит полный кошелек денег. По тем временам это было целое состояние. На них можно было купить корову, поросенка, кур, хлеба – одним словом, зажить.
 
Ан нет! Пошла мама по всей деревне узнавать, чьи это деньги. И узнала. Проезжал, оказывается, несколько часов назад здесь известный всем в округе еврей-старьевщик Аронов. Только у него и могли быть такие деньги. И она, глубоко верующий человек, еще до восхода солнца, с израненными в долгой дороге из концлагеря ногами, отправилась за 7 километров в местечко Смольяны, где и жил старьевщик. И только к вечеру, возвратив находку хозяину, усталой, но какой-то счастливой и просветленной вернулась она домой… Именно таким, по моему разумению, должно быть отношение к чужим деньгам, а тем более полученным на хранение, взятым в долг.
 
Или я опять в чем-то заблуждаюсь, чего-то не понимаю?
 
Константин Романовский,
«Экспресс-новости».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *