БЕЛОРУССКИЙ «КРЕСТ»


Уровень жизни и социальной защиты в РБ оказался ниже,
чем в соседних странах, взявших курс на решительную либерализацию экономики

 
До распада социалистического лагеря социальное положение белорусов (доходы населения, система социальной защиты, услуги медицины и образование) было не хуже, чем в странах Прибалтики, Польше, и в несколько раз лучше, чем в других республиках бывшего СССР. И вот спустя 15 лет оказалось, что северные и западные соседи, ставшие на путь либеральных реформ, находятся впереди по уровню зарплат, пенсий, пособий по безработице и другим показателям социального развития, включая продолжительность жизни (у белорусов она снизилась, у них — возросла). И пусть нас не утешает, что мы пока чуть-чуть опережаем украинцев и по ряду показателей лишь немного отстаем от россиян.
 
Отставание в социальном развитии от западных и северных соседей обусловлено социально-экономической политикой, которая длительное время проводилась в ущерб эффективности производства.
 
И теперь ситуация в этой сфере такова, что любая реформа, направленная на технологический прогресс и рост уровня жизни, поначалу может вызвать шок. Но это не будет рост цен. Сегодня это будет, если в программе реформ не предусмотреть корректирующие механизмы, значительный рост открытой безработицы и переход за черту бедности 30-40% белорусов.
 
Впрочем, проблемы в социальной сфере могут обостриться и при отсутствии каких-либо реформ.
 
Занятость: проблемы впереди
 
По официальным данным, безработных в Беларуси мало — 1,6% от экономически активного населения. Но это только те, кто зарегистрирован в качестве безработного. Небольшое пособие (примерно 17 USD) и необходимость отрабатывать несколько дней в месяц на общественных работах не стимулируют такую регистрацию.
 
Для сравнения: в Польше минимальное пособие — около 240 USD, в Латвии — от 90% средней зарплаты в 1-3-й месяцы и до 60% средней зарплаты в 6-9-й месяцы. Самое низкое пособие из соседних стран, вставших на путь либеральных реформ, — у Эстонии (но все-таки выше 100 USD).
По оценкам социологов, в Беларуси регистрируется только пятая часть нуждающихся в трудоустройстве лиц1). По крайней мере, 6,5-7,5% трудоспособных в конце 2005 г. были безработными.
Кроме того, для статистики занятости почему-то “не существует” около 28% трудоспособного населения (900 тыс. человек) — то есть статистика не фиксирует, чем занимаются эти люди. Для сравнения: в 1990 г. вне статистического учета оставалось 8,2% трудоспособных (в основном домохозяйки). Если из теперешнего числа экономически неактивного населения вычтем работников силовых ведомств, то окажется, что 700 тыс. работоспособных нигде не учтены.
 
Значительная часть неучтенного населения зарабатывает за рубежом. В России, например, официально проживают и работают более 100 тыс. белорусов2). И в 2,5 раза больше тех, кто работает в России нелегально3). Всего, по оценке Всемирного банка, за рубежом работают 400 тысяч белорусов, которые привозят в страну примерно 1 млрд. USD, что составляет 5% ВВП страны (2004 г.)4).
Часть работающих занята неполный рабочий день, их число также превышает официальные данные в 3-4 раза и составляет 15-20%5).
 
Из приведенных данных видно, что реальное количество безработных (в процентах) в Беларуси существенно не отличается от уровня безработицы в соседних странах (за исключением Польши, где их насчитывается 17,5%).
 
Но в Беларуси, в отличие от соседей, значительное сокращение занятости, возможно, еще впереди. Во-первых, государство не сможет бесконечно субсидировать тысячи неэффективных предприятий (события минувшего года на минском мотовелозаводе симптоматичны). А во-вторых, приход внешних инвесторов и модернизация предприятий вызовут рост производительности и волну сокращений.
 
Доходы: столпились над чертой бедности
 
За годы независимости Беларусь все более отстает в социально-экономическом развитии от соседей, вставших на путь проведения либеральных рыночных реформ. В середине 2005 г. средняя зарплата в Беларуси составляла 220 USD, в Литве — 460 USD, в Польше — 780 USD.
 
Рост средней зарплаты опережает возможности экономики. В последние 10 лет темпы роста средней зарплаты выше темпов роста ВВП и в 2 раза превышают темпы роста производительности труда.
 
Очевидно, что снижает конкурентоспособность белорусской экономики и подрывает возможности роста зарплаты в будущем.
 
Зарплата большинства работников низкая даже по белорусским меркам. По данным обследования Минстата за май 2005 г. оказывается, что 56% работников получали зарплату ниже 400 тысяч BYR. Например, семья из двух работающих с такой зарплатой и одним ребенком имеет доход ниже минимального потребительского бюджета на душу населения (после вычета подоходного налога и коммунальных платежей), то есть ниже норматива простого воспроизводства рабочей силы6). Это значит, что в основной массе зарплата работников слабо дифференцирована и что более половины населения по своим доходам лишь немного превышает черту бедности. Тарифная сетка сжата, различия ставок между разрядами малы и не стимулируют роста квалификации работников.
 
Поначалу А. Лукашенко пытался проводить политику распределения доходов в интересах “простых людей”. За 1995-1999 гг. отношение средней зарплаты работников органов госуправления к средней зарплате по стране было снижено с 1,57 до 1,22 раза. Но начиная с 1999 г. вновь усиливается дифференциация заработной платы и распределение доходов в большей степени определяется политическими отношениями.
 
В 2003 г. зарплата в аппарате органов государственного и хозяйственного управления, в судебных и юридических учреждениях превышала среднюю зарплату по стране в 1,5 раза. А в организациях, от которых в большей степени зависит сохранение власти президента (парламент, Администрация президента, силовые ведомства, Конституционный и Верховный суды и т. д.) зарплата растет еще быстрее: в середине 2005 г. она превышала среднюю по стране в 3-4,5 раза, при этом наиболее высокую зарплату имеют работники Центральной избирательной комиссии — превышение средней в 4,85 раза.
 
И это естественно для авторитарной политической системы. Например, в Древнем Риме преторианцы, стоявшие под Римом и охранявшие императора, получали в 10 раз больше тех легионеров, которые сражались с варварами на границах империи. С другой стороны, в демократической Литве, для сравнения, зарплата работников органов госуправления превышает сейчас среднюю по стране лишь в 1,1 раза.
 
Происходит дифференциация зарплат между руководителями и остальными работниками предприятий. Так, средняя зарплата по заводу “Электрон” (ПО “Интеграл”) составила летом 2005 г. 220-230 USD. В то же время зарплата рабочих высшего разряда при полной загрузке составляла 120-130 USD. Не намного выше была зарплата и у рядовых инженеров. Или еще пример: прирост зарплаты в I квартале 2005 года у рабочих Гомельской фабрики мороженого составил 4 тыс. BYR. В то же время прирост зарплаты руководящих работников составил 240 тыс. BYR7).
 
Значительный вклад в этот процесс расслоения населения по денежным доходам вносит теневая экономика, которая составляет, по оценкам экспертов, 20-35% экономического оборота страны.
Высока коррумпированность чиновников. Один из социологических опросов руководителей частных предприятий показал, что 85% из них вынуждены давать взятки чиновникам8). По оценкам международных организаций, коррупция в Беларуси не намного ниже, чем в России (индекс восприятия коррумпированности — 2,6 и 2,7 соответственно по семибалльной шкале, 2005 г.). Но если бы взятки в Беларуси были в 10 раз ниже (в переводе на душу населения), то и в этом случае их объем составил бы не менее 2 млрд. USD в год. Достаточно, чтобы внести заметный вклад в строительство коттеджных поселков и пополнение потока иномарок на дорогах.
 
Количество бедных семей, у которых совокупный доход на душу ниже черты бедности (бюджета прожиточного минимума), существенно сократилось: с 41,9% до 13% за 2000-2005 годы. Несомненно, это большое достижение. Однако этот показатель приукрашивает положение, поскольку БПМ не учитывает многие реальные затраты семей.
 
К примеру, в прожиточный минимум (утвержден Советом министров РБ 13 сентября 2005 г.) включаются следующие затраты на лекарства на одного человека (количество упаковок): валидол — 1, аспирин или анальгин (по 10 штук) — 1, витамины — 2, горчичники (по 10 штук) — 1, марганцово-кислый калий (по 3 г) — 1, йод — четвертая часть флакона.
 
Совершенно очевидно, что это далеко не полностью реальные затраты семей на лекарства, поскольку в больницах лекарств хватает только для экстренных случаев. А все остальное родственники пациентов должны покупать в аптечных киосках. Не учтена также платность ряда услуг медицины и образования (частичная оплата учебников, платное обучение в вузах, “пожертвования” на ремонт школ, оплата подготовительных курсов и т. д.).
 
Не учитываются затраты на капитальный ремонт отдельных элементов квартиры, поскольку годовые объемы государственного капремонта жилья таковы, что ремонт в отдельной квартире может состояться лишь один раз в 20 лет. А затраты на ремонт весомы даже для семей со средним достатком.
 
По данным Минстата за январь — сентябрь 2005 года, среднедушевые располагаемые ресурсы (то есть все денежные доходы плюс доходы от личных подсобных хозяйств и плюс стоимость всех дотаций и льгот) у 65% населения были ниже двух БПМ (ниже 140 USD по курсу на конец 2005 г.). И это при ценах на продовольствие и другие потребительские товары более высоких, чем, к примеру, в Польше и Литве, и при квартплате и затратах на услуги ЖКХ, приближающихся к половине затрат литовцев или поляков на эти цели. При таких доходах для двух третей населения неподъемны ни эффективные лекарства, ни платное образование, ни ремонт квартиры, ни обновление мебели и т. д.
 
Таким образом, “общество, хотя и медленнее, чем в других странах, расслаивается на немногочисленных богатых и большинство, которое едва сводит концы с концами, — таков вывод социологов, исследующих процессы социальной стратификации. В результате на сегодня две трети взрослого населения Беларуси живут ”от зарплаты до зарплаты», когда денег хватает только на самые необходимые продукты питания, одежду и обувь. Происходит маргинализация массовых слоев населения, рост социально периферийных групп, расширение “социального дна”9).
 
Социальная защита: система перенапряжена
 
Социальное страхование. Если взять отношение средней пенсии по возрасту к средней зарплате, то в Беларуси оно выше, чем в других странах. Поэтому отставание по пенсионному обеспечению меньше, чем по средней зарплате. В Беларуси в конце 2005 г. средняя пенсия составляла 100 USD (октябрь), у соседей — примерно от 150 USD в странах Прибалтики до 400 USD в Польше.
 
Высокий уровень пенсий относительно зарплат влечет высокий уровень отчислений в Фонд соцзащиты, что сегодня сдерживает рост конкурентоспособности белорусских товаров.
 
Кроме того, растет и будет расти в обозримом будущем количество пенсионеров на 100 работающих. Это создает напряженность по перечислению страховых платежей. Например, сумма задолженности перед Фондом социальной защиты увеличилась за 2004 г. — 1-е полугодие 2005 г. на 60 млрд. BYR (это примерно 0,1% годового ВВП, или 15-20% поступлений в фонд за месяц). По оценкам МВФ, если правительство не будет предпринимать никаких мер в этой сфере, дефицит пенсионного фонда будет стремительно расти и к 2008 году достигнет 1,8% ВВП10). И если этот дефицит не будет покрыт из других статей бюджета, то выплату пенсий придется сдвинуть примерно на полтора месяца.
 
Пенсионная система становится неподъемной для белорусской экономики и нуждается в реформировании. Однако реформы не проводятся, и груз нарастающих проблем перекладывается на плечи следующего поколения.
 
Социальная помощь. Существует много видов социальных выплат и льгот. Их общая характеристика — небольшой размер пособий. Например, социальная пенсия равна 33 USD, а краткосрочная, в среднем около трех месяцев, социальная помощь семьям, у которых душевой доход ниже прожиточного минимума — 12-13 USD (2005 г). Да и это пособие обставлено сбором такого количества справок, что не каждый до него доберется. В первом полугодии 2005 года только 3% граждан, имеющих доход на душу ниже БПМ, получили крошечную поддержку от государства.
 
С другой стороны, отдельные виды социальной помощи в большей степени предоставляются наиболее обеспеченным гражданам. Наибольшую долю дотаций гражданам (в общей сумме дотаций) составляют дотации на путевки в дома отдыха, санатории, детские оздоровительные лагеря. По данным обследования домашних хозяйств, например, за III квартал 2000 г., эти дотации в среднем на семью из квинтильной группы (20% населения) с наибольшими доходами в 18,8 раза превышали дотации в среднем на семью из квинтильной группы с наименьшими доходами.
 
В дальнейшем Минстат завуалировал указанный перекос социальной помощи в пользу богатых, предоставляя данные только по семьям, которые заявили о наличии данной льготы. Но и в этом случае семьи из нижнего квинтиля получали дотации на отдых в 2,4 раза меньшие, чем наиболее обеспеченные семьи (II квартал 2005 г). В 2005 г. наиболее обеспеченные семьи в среднем на семью получали большие дотации и на проезд в общественном транспорте (в 2 раза), на оплату жилья и коммунальных услуг (в 1,6 раза), на лекарства (в 2,4 раза). И только расходы на питание и содержание детей в дошкольных учреждениях в большей степени достаются наиболее бедным семьям.
 
Гуманитарная помощь из-за рубежа могла бы играть большую роль в поддержке малообеспеченных семей. Однако ее получение затруднено из-за большого количества формальностей и негативного отношения к ней некоторых идеологов (гуманитарная помощь рассматривается ими как инструмент информационной войны, направленной на уничтожение славяно-православной цивилизации). Поэтому она невелика и сокращается. Так, в первом полугодии 2005 г. гуманитарная помощь составила 15,4 млн. USD против 27,7 млн. USD в 2004 г.
 
Социальные услуги. В Беларуси в большей степени, чем у соседей и на Западе, и на Востоке сохранены общественные системы здравоохранения, образования, транспорта и жилищно-коммунальных услуг. В значительной степени эти услуги для населения бесплатны, и население этим довольно. Но есть и негативные моменты. Затраты на оказание услуг государством высоки. Например, в украинском Чернигове зимой 2004-2005 гг. оплата за двухкомнатную квартиру и коммунальные услуги (в долларах) составляла столько же, сколько в соседнем Гомеле за такую же квартиру. Но при этом владелец квартиры в Чернигове дотаций не имеет и оплачивает 100% стоимости услуг, а в Гомеле — 50%11).
 
У государства недостаточно средств для оказания социальных услуг на высоком уровне качества. К примеру, затраты белорусского государства на здравоохранение в переводе на душу населения в 1,6 раза меньше, чем в Литве, и в 2,7 раза ниже, чем в Эстонии (2002 г.). Еще пример. В ФРГ в сутки на одного заключенного государство выделяет 120 USD, что превышает затраты белорусского государства на здравоохранение на одного человека в год (100 USD). Недостаточно средств и для поддержания систем оказания услуг (ЖКХ, образование, общественный транспорт) в работоспособном состоянии.
 
Тенденции пересекаются
 
Доля ВВП, направляемая в Беларуси на социальную сферу, — 29% (2004 г.). Это гораздо выше, чем у соседей. В странах Прибалтики — 14-15%, в странах ЕС — в среднем 28%. Около 60% бюджета страны расходуется на социальную сферу. Еще 10% бюджета идет на субсидии АПК. Поэтому на инвестирование в промышленность или строительство остаются крохи. Если, к примеру, в 2004 г. на социальную сферу (здравоохранение, образование, пенсии и пособия, различные льготы) в консолидированном бюджете было предусмотрено 14,3 трлн. BYR, то на финансирование промышленности, энергетики и строительного комплекса — 30 млрд. BYR (в 470 раз меньше!).
 
Таким образом, получается парадокс. Правительство сделало все возможное, чтобы не допустить реформ за счет снижения занятости и доходов трудящихся, провозгласило сильную социальную политику своим приоритетом, заставило предприятия в течение десятилетия поднимать зарплату темпами, которые превышали темпы роста производительности труда, предельно ориентировало бюджет на финансирование социальных нужд, практически не оставив средств для технологической модернизации производства (за исключением сельского хозяйства). Но уровень жизни и социальной защиты в Беларуси оказались ниже, чем в соседних странах, взявших курс на решительную либерализацию экономики. В то же время основные фонды проедены, обрабатывающая промышленность снижает конкурентоспособность, а нереформированное сельское хозяйство по-прежнему остается “черной дырой”.
 
Последние три года были благоприятны для увеличения зарплат и социальных выплат, поскольку внешнеэкономическая конъюнктура и дотационная поддержка России внесли существенный вклад в прирост ВВП и поступления в бюджет страны (например, прирост ВВП за 9 месяцев 2005 г. на 44% обеспечен приростом чистого экспорта. Кроме того, экспортеры вызвали значительную долю роста внутреннего спроса и соответствующий рост ВВП).
 
Но и в этих условиях система социальной защиты работает с напряжением. Вполне вероятно, что в последующие годы условия функционирования белорусской экономики будут более жесткими. Эксперты Всемирного банка ожидают снижения цен на нефть. Цены на газ для Беларуси могут возрасти уже в 2007 г. В 2005 г. отмечен значительный рост прямых иностранных инвестиций в Россию, что ускорит вытеснение белорусских товаров с российского рынка. Еще больше возрастет технологическое отставание белорусских предприятий и т. д.
 
Таким образом, уже происходит или в ближайшие годы произойдет пересечение двух тенденций: прирост доходов страны от экспорта сырьевых ресурсов (за счет стабилизации цен мирового рынка на нефтепродукты и прекращения роста российских дотаций через поставки дешевых энергоносителей) станет меньше абсолютной величины падения экспортных доходов, вызванных снижением конкурентоспособности товаров обрабатывающей промышленности.
 
Тогда, весьма вероятно, выжатый как лимон сектор производства товаров не сможет обеспечить даже уже достигнутый, сравнительно невысокий, уровень зарплат и социальной защиты населения. В более мягкой форме о таком развитии событий предупреждают правительство и эксперты Всемирного банка в страновом экономическом меморандуме (ноябрь 2005 г.): “Хотя показатели роста последних лет внушают оптимизм, малооткрытой экономике Беларуси не хватает гибкости, чтобы противостоять серьезным шокам”.
 
В последнее десятилетие правительство обеспечивало рост доходов населения и сдерживало рост безработицы за счет снижения конкурентоспособности промышленности. Теперь маятник должен качнуться в другую сторону. Но это не означает неизбежность понижения уровня социальной защищенности населения. Есть альтернатива проведения рыночных реформ и модернизации производства при одновременном повышении доходов населения.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *