СКУПОЙ ПЛАТИТ ДВАЖДЫ

Другое дело, что нужно навести порядок в работе самих атомных станций. Скажем, избавить их от выпуска товаров народного потребления.
Виктор Брюханов, директор Чернобыльской АЭС в тюремном интервью Андрею Караулову
 

Недавно принята в основном Программа социально-экономического развития Беларуси на 2006-2010 годы. В той части, где речь идет об анализе существующей ситуации, содержатся весьма симптоматичные выводы.
 

Так, разработчики Программы констатируют, что наряду с положительными тенденциями в экономике существуют важные проблемы, основными из которых является недостаточная эффективность производства и сложное финансовое положение значительного числа предприятий реального сектора экономики, высокий уровень физического и морального износа производственных фондов, высокая материало- и энергоемкость производства, сильная зависимость его от конъюнктуры цен на импортируемые топливно-энергетические ресурсы и сырье.
 

А кроме того, в наличии имеется ограниченность инвестиционных ресурсов и инновационных возможностей, высокий уровень налоговой нагрузки, сдерживающий развитие деловой активности, недостаточно развитое частное предпринимательство.
 

Проще говоря, разработчики программы фактически признают, что экономика Беларуси находится скорее на пороге системного кризиса, а не на пороге пятилетия, от которого ожидают ускорения технического и социально-экономического развития. Почему так – говаривалось неоднократно. Не только независимыми экспертами, но и с самых высоких официальных трибун. Но с этих трибун одновременно изливался казенный оптимизм, основанный на том, что белорусскому руководству удалось открыть некие не характерные для остального мира закономерности, в соответствии с которыми эффективное производство можно организовать и на устаревшем оборудовании с помощью дедовских технологий. Одновременно всячески сдерживали приватизацию, отпугивая единственного держателя капитала – зарубежного инвестора.
 

Хорошо, что с нефтью повезло и дешевым газом, но это факторы временные, внешние, преходящие. И вполне вероятно, что в будущем они трансформируются в инструменты политического шантажа. Но главное заключается в том, что привычка к дешевизне не вынуждает организаторов производства проявлять инициативу, потому и действуют они по-старому, в пределах тех задач, которые определены им сверху. И хоть считалось, что план – он и в Африке план, их выполнение всегда корректировалось в сторону уменьшения. То, что планы ныне называют прогнозами, сути дела не меняет.
 

Единственное и самое важное отличие заключается в том, что если прежде социализм торжествовал и на производстве, и в распределении, то ныне, производя продукцию по плану, ее все же следует продавать на рынке, где с конкурентами не церемонятся. Не потому ли за все годы (исключая формирование нефтяной цепочки – дешевое сырье из России и поставка дорогих нефтепродуктов на Запад) никогда стоимость белорусского товарного экспорта не превысила стоимость импорта.
 

Если белорусы предлагают качественные товары, то дорого, если дешевые – то плохого качества. Не только в смысле изготовления, но и по причине технической отсталости.
 

И все бы ничего, но ведь Беларусь практически не ввозит инвестиционных товаров, ограничиваясь по недостатку средств потребностями текущего производства.
 

И чему тут удивляться? Знакомый работник МТЗ утверждает, что у них в цеху до сих пор эксплуатируется долбежный станок, полученный когда-то по репарациям из Германии. Ничего подобного советские и белорусские станкостроители до сих пор не создали.

 
А промышленное строительство, в отличие от жилищного, велось в СССР очень масштабно. Когда-то автору пришлось проводить социологический опрос на Минском автомобильном заводе.
 
Впечатление такое, что вытяни в длину коридоры административных корпусов МАЗа, хватит несколько раз перетянуть Землю по экватору. Некоторое представление о масштабах того, что было построено, дают корпуса производственных предприятий и НИИ, которые сдаются в аренду под офисы и торговые места. На бывшем МПОВТ, например, или БелВаре. Это же натуральные ангары, в которых человек теряется, как иголка в стогу сена.
 

Вот бы на этих площадях организовать реальное производство, инновационное, о необходимости чего твердят все кому не лень. Но в этом направлении практически ничего не делается. А ведь еще в начале 90-х Беларусь наводняли эмиссары южнокорейского бизнеса, предлагавшие на предприятиях бывшего ВПК оперативно организовать производство бытовой электронной техники самого современного уровня. Не отставали и европейцы, высоко ценившие и выгоды от геополитического положения Беларуси, и профессионализм – при согласии работать за низкую плату – его работников.

 
В общем, возможности были. Но затем произошло нечто подобное тому, что герой Буркова сказал в рязановском фильме «Гараж». Мол, я за гараж «родину» продал. На самом деле, дом в деревне. Так и наши распорядители госимуществом. Их просят, продайте гараж, и мы организуем производство, а в ответ – мы родиной не торгуем. Так и остались при своих гаражах.
 

Впрочем, в правительстве Кебича и в тогдашнем белорусском обществе было много людей энергичных и не стесняющихся в том, что касалось проявления инициативы. В производственных мощностях недостатка не было, поэтому многие из новоявленных бизнесменов пошли по пути поиска заказов на изготовление в той же Польше, для последующего размещения их на белорусских предприятиях. Это в общем перспективное дело могло бы завершиться созданием СП и даже белорусских предприятий, работающих на заграницу. Но постепенно инициатива душилась, технологические условия производства в Беларуси ухудшались, и со временем возможность производить продукцию по европейским стандартам была утрачена.
 
Сыграло свою отрицательную роль и конверсионное эхо перестройки. Михаил Сергеевич, известно, был ревностным поклонником конверсии, но сложность задачи явно не оценил. Не известно, например, сколько детских колясок надо изготовить, чтобы получить стоимостный эквивалент одной ракеты или танка. Но понятно, что много, и с колясками может вообще ничего не получиться – специфика не та. А вообще, в те годы производственные задания по производству ТНП, если верить Виктору Брюханову, доводились даже атомным станциям. Так что порядка в этом деле было даже меньше, чем можно себе представить.

 
В Беларуси тоже были разработаны специальные программы, и предприятия ВПК получили задания по производству ТНП. Многие имеют представление об ассортименте бытовой техники, выпускаемой минскими предприятиями. Она, может, и не плоха и имела шансы утвердиться на внутреннем рынке в условиях сохранения монополии внешней торговли, но рынок раскрылся, и конкуренции она не выдержала. Кроме того, были и тяжелые социально-психологические последствия. Ведь людей, которые производили приборы и устройства, использовавшиеся в космических исследованиях и других высокотехнологических отраслях, вынуждали переходить к производству миксеров и кофемолок, что не требовало от них высокой квалификации. Как следствие, многие покинули производство, а падение профессионального статуса повлекло за собой и резкое падение заработков, что окончательно подорвало потенциал белорусского приборостроения.
 

Теперь для его возрождения понадобятся не только здания, станки и механизмы, но и огромные вложения в человеческий капитал.
 
В истории всегда так бывает, что скупой платит дважды. А если не умеет с выгодой торговать тем, что имеет, то и больше.
 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *