УДУШЕНИЕ ПОДУШКОЙ

“И как после этого жить,
 если за работу заплатили всего тридцать сребреников?”
Анекдот
 
 
Хорошо получать зарплату вовремя, хорошо получать большую зарплату, приятно ее получить накануне выходных дней. Без денег – какой же отдых даже в нашем социальном государстве?
 
Даже на дачу не съездишь: железнодорожники подняли цены на электричку сразу на 20%: поэтому если в оба конца, то придется выложить от трех до пяти тысяч, а с семьей, а выпить – закусить, а закурить? В общем, мало кто в современной Беларуси может сказать, что полностью доволен и заработками и регулярностью их выплаты.
Но есть у нас отрасли, например сельское хозяйство, профессии, например швеи, библиотекари, где получают гораздо меньше всех остальных. Как говорят статистики, ниже средней заработной платы по стране. Есть и предприятия-неудачники, не сумевшие вписаться в рыночные обстоятельства.
 
КОЛХОЗ ПО ПРОИЗВОДСТВУ МОТОЦИКЛОВ
 
Одно из самых известных в этом плане – ОАО “Мотовело”, которое потеряло практически все рынки сбыта своей продукции и вынужденно сократило объемы производства. Можно даже сказать так: есть в Беларуси завод по производству мотоциклов и велосипедов, но нет самого производства. Есть собес, в форме открытого акционерного общества, который выплачивает своим работникам социальное пособие в форме заработной платы.
 
А коль так, то и о работе как форме постоянной занятости, дающей достаточно средств для, как записано в Конституции, достойной жизни, не может быть и речи. Когда работники завода перекрыли Партизанский проспект, выяснилось, что большинство из них работает неполную рабочую неделю, что за ноябрь отработали всего 5 дней, что зарплата составляет 130-200 тысяч рублей, а за октябрь к этому времени (пятница, 25-го) ее еще не выплатили, поэтому люди и взбунтовались.
 
Могут сказать, что коль речь идет об отдельно взятом предприятии, то нельзя делать поспешных обобщений. Однако хоть случай действительно частный, но характерный.
 
Дело в том, что это одно из немногих крупных машиностроительных предприятий, которое по инерции, на волне кебичевских реформ, успело стать открытым акционерным обществом, часть акций которого была передана работникам в соответствии с их трудовым вкладом. В то время модно было говорить: созданное народом должно принадлежать народу.
 
То есть работники фактически стали собственниками родного завода и стали строить планы улучшения своих материальных условий за счет получения дивидендов. Но в то время при преобразовании госпредприятий широко применялись мягкие схемы: сохранение занятости, финансирование соцкультбыта, сохранение профильности производств. Вся реформа в общем свелась к смене вывески: был госхоз по производству мотоциклов, стал колхоз.
 
БРЕМЯ СОЦКУЛЬТБЫТА
 
А между тем наличие соцкультбыта (профилактории, пионерские лагеря, спортивные сооружения, поликлиники, клубы и библиотеки) – это принципиальное отличие предприятия социалистического от предприятия капиталистического. В рыночных условиях – не богатство, а бремя. В других странах, где также осуществлялся переход к рынку, предприятия получили право и возможность избавиться от обременительной недвижимости и даже (здания и сооружения, а особенно городская территория, которую они занимают, по мере развития рынка растут в цене) получить от этого изрядную выгоду.
 
У нас было по-иному, у нас рынок рассматривался как инструмент для решения социальных проблем, предприятия такого права не имели. Поэтому содержали детские сады и ясли, грели воду в бассейнах, отрывая средства от производственных задач.
 
ОАО, исполненное в традиционной колхозной форме, – предприятие неэффективное: собственных средств на его содержание, а тем более развитие, не хватает, а сторонний инвестор на сохранение “завоеваний советских профсоюзов” денег не дает.
 
Поэтому людям трезвого ума судьба “Мотовело” и многих других предприятий была ясна: растянутая во времени агония, столь же мучительная гибель. Это было ясно владельцу британской компании “Рэджмент мотокросс” Нэву Мэйсону, который еще в 1991 году (тогда в Беларусь шел поток эмиссаров самого крупного и солидного зарубежного капитала) на вопрос: согласился бы он купить Минский мотовелозавод? – ответил “да”. Но только с правом на полную реорганизацию и увольнение половины людей, которые работают плохо и медленно.
 
Надо сказать, что тогдашнее руководство завода вполне адекватно оценило ситуацию, зарезервировав 70% акций для зарубежного инвестора. Предложения были, а такой пакет позволял принимать стратегические решения. Но перестроечный принцип – разрешено все, что не запрещено, – уже стал неактуальным. В противном случае, скорее всего, “Мотовело” уже производил бы мотовелотехнику под известнейшими в мире брендами и наряду с освоенными рынками СНГ и Юго-Восточной Азии утвердился бы на новых, более емких с точки зрения платежеспособного спроса.
 
СКАЛЬПЕЛЬ ХИРУРГА НЕ ДОЛЖЕН ГНУТЬСЯ
 
В преддверие новых выборов оживилась дискуссия о том, что делать с экономикой после, если все-таки кандидат N 1 уступит власть кандидату единому. И к сожалению, оппозиционеры вновь настаивают на мягких вариантах реформирования, утверждают, что шоковая терапия недопустима, что народ ее не выдержит. Между тем страны, в которых был применен так называемый шоковый вариант, пережили менее болезненный спад и через непродолжительный период времени восстановили объемы производства, обеспечили устойчивый экономический рост на здоровой рыночной основе. В результате в 2000 году стоимость произведенного ВВП в Беларуси составила всего 42% от показателя 1989 года, в то время как в Польше – 127%, в Чехии – 98%, в Венгрии – 104%.
 
Правда, эти страны начали реформирование несколько раньше, чем Беларусь. Но показательно, что по производству ВВП она отставала и от всех стран СНГ. Эти данные приведены в совместном издании “Повышение уровня жизни как приоритет социальной политики. Обзор зарубежного опыта”, подготовленном ПРООН и Министерством труда и социального развития РБ. Что касается доли работника в произведенном ВВП, то в определенной мере о ней можно судить по размеру средней заработной платы: в 2000 году она составляла в Польше – 465, в Чехии – 345, в Латвии – 265, в Литве – 273, в Эстонии – 300 долларов. С той поры доходы населения в этих странах стали еще большими, а вступление в Евросоюз открывает в этом плане еще большие перспективы.
 
В Беларуси сейчас средняя заработная плата равняется примерно 200 долларов, вот и выходит, что по росту благосостояния людей отстаем от своих соседей, по меньшей мере, на 10 лет.
 
В общем, при желании каждый может произвести несложные расчеты и убедиться, что сильная социальная политика, сиречь мягкий вариант реформирования и достижения стабильности, лично ему обходится недешево. И за все это казенное милосердие придется платить нашим детям и, вероятно, внукам.
 
Но не в этом главное. Когда заводы стали в начале 90-х, множество самых молодых и энергичных ушли в бизнес, и некоторые кое в чем даже преуспели, а основная масса адаптировалась к изменившимся условиям. Ей в большей степени нужна не материальная поддержка государства, а его “невмешательство” в частные дела. А политика искусственного сохранения занятости, собственно, неэффективных рабочих мест, не поощряла, мягко говоря, инициативы, заставляла держаться из последних сил, дотягивать до пенсии. И вот наступил момент, когда хочешь — не хочешь, но нужно искать новую работу. А в массе своей (производство у нас массовое) на предприятиях заняты станочники-операционники, то есть малоквалифицированные. Поэтому сделать это очень и очень непросто.
 
Велозаводцы сейчас обивают пороги отделов кадров минских предприятий, но найти что-либо стоящее практически не могут. Ведь на других предприятиях ситуация не намного лучше.
 
И КОШКУ НЕ ПРОКОРМИТЬ
 
В тех государствах, где больную экономику лечили хирургическими методами, решительно отсекая раковые клетки соцхозяйствования, послеоперационный шок клиентов лечили и терапевтическими методами. В самых тяжелых случаях применялась кислородная подушка – страхование по безработице. В Польше, например, определяя размер пособия для шахтеров закрывающихся нерентабельных шахт, считали, что он должен быть таким большим, чтобы горняки никогда больше не настаивали на своем праве опускаться в штольни. Пособия получили и жены горняков, зарегистрированные в качестве безработных. Чего никогда не было прежде, когда они были домохозяйками и семьи жили на одну зарплату супруга.
 
Такая политика лишь на первый взгляд кажется расточительной. Тем, кто помоложе, она дала возможность (ею многие воспользовались) открыть собственное дело, а старшему поколению – достойную старость, что в социальном плане вообще цены не имеет.
 
У нас много законов, которые просто-таки копируют законы других стран, мы часто оперируем понятиями, годными для применения именно в таких странах. Есть у нас и система страхования по безработице. Но средний размер пособия в октябре составил 33,5 тысячи рублей (22% бюджета прожиточного минимума). На такие “деньжищи” и кошку не прокормишь.
 
В общем кислород в подушке иссяк по той причине, что ее и не надували. Надували лишь щеки по поводу “сильной социальной политики”.
 
В общем, грядут ли демократические перемены, нет ли, но проблема не то что большая. Большущая. И ее придется решать. Возьмем для примера самую нашу знаменитую, шьющую женское белье мирового качества “Милавицу”. Швеи там зарабатывают по 400 тысяч, и это потолок, поскольку издержки производства, определяемые в том числе и особенностями “белорусской модели”, настолько высоки, что ее нельзя увеличить – проиграешь конкурентам, как проиграл велозавод. По словам председателя концерна “Белегпром”, немецкая фирма “Триумф” выводит свои заказы из Минска и направляется в Юго-Восточную Азию – белорусские зарплаты для немцев слишком высоки.
 
Вот так кричат все: чудо! чудо! Присмотришься – одно безобразие!
Чудес не бывает.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *