Игорь Крутой: Ярких белорусских артистов в российском шоу-бизнесе нет!

Композитор, продюсер и один из основателей «Новой волны» Игорь Крутой 31 октября выступит на сцене Дворца Республики. Вместе с певицей Ларой Фабиан маэстро презентует белорусским поклонникам новый альбом «Мадемуазель Живаго».
 

Накануне белорусской премьеры Игорь Крутой рассказал «Комсомольской правде в Белоруссии», почему не может помочь белорусским артистам.

— Игорь Яковлевич, почему в российском шоу-бизнесе так мало ярких белорусов?

— В какой-то момент и на протяжении долгого времени Беларусь диктовала моду на российской эстраде. Были «Песняры», «Верасы», Юрий Антонов, Анатолий Ярмоленко с группой «Сябры», Вуячич, Евдокимов. Не было «Песни года», на которой не присутствовали бы белорусские хиты. Но постепенно как-то так произошло, что, например, Украина интегрирована в российский шоу-бизнес, а Беларусь — почти нет. Трудно сказать, в чем причина.

— Но ведь и в Беларуси есть талантливые артисты, которые стараются пробиться на российский рынок.

— Пока не получается. Притом, что даже вашего президента, с которым мы встречались, волнует эта тема. Он говорил, чтобы мы чаще приглашали белорусских артистов к себе, обращали на них внимание. Наверное, может сложиться впечатление, что, если я обратил на кого-то внимание, то он стал певцом. Это не так. В первую очередь артиста создают авторы песен, режиссеры. Если в Беларуси появятся новые песни, хиты и это заинтересует московские радиостанции и музыкальные каналы, то я буду стараться.

— Но вы же создатель звезд, посоветуйте, на что стоит обратить внимание!

— Это видимость. Звезды создают себя сами. Это бездарностей надо создавать. А если звезда реальная — она пробьется сама. Даже если кто-то мешает, перекрывает кислород, настоящая звезда найдет выход своему таланту. Но сейчас в области популярной музыки существует кризис. И не только на территории бывшего СССР, но и в мировом масштабе. Возможно, это падение интереса к продажам компакт-дисков, внедрение новых носителей, новые веяния. Но большие артисты почему-то не появляются. За последние годы появилась только Леди Гага. Раньше таких артистов появлялось 5 — 6 в год.

Что касается Беларуси, то в любом случае нужно искать своих авторов, режиссеров, создавать свою систему отбора. Сегодня ведь и российские телеканалы, и радиостанции заинтересованы, чтобы появлялись новые звезды. Если из Украины, то уровня Валерия Меладзе, Сердючки, «Виа Гры». Это артисты, которые не только стоят наравне с российскими, но и в чем-то задают им треп.

— А можете вы назвать хотя бы одного белорусского успешного исполнителя на российской сцене?

— Не могу. Но мне очень понравился ваш паренек, не помню, как его зовут, невысокого роста…

— Алексей Хлестов!

— Да, Хлестов. Мне очень понравилось его пение. Похоже на Брайана Адамса. Качественный вокал. Не знаю, правда, как сложилась его судьба дальше.

— Он как был успешным до участия в «Новой волне», так и сейчас находится в первых рядах белорусского шоу-бизнеса.

— Могу сказать, что белорусским ребятам, которых я прослушиваю для Юрмалы, чего-то не хватает…

— Но вот чего?

— Для меня белорусы — обязательные участники «Новой волны». Потому что наши народы близки. Я всегда стараюсь отобрать самого сильного и перспективного белорусского артиста. Но вижу какую-то вяловатость, что ли, отставание в плане вкуса. Этим нужно заниматься. Я бы посоветовал вашим национальным каналам искать таланты. Ведь Беларусь — страшно певучая страна. И рано или поздно, но звезды появятся.

— Игорь Яковлевич, вы сказали, что белорусские артисты слегка вялые, существуют проблемы со вкусом. А можно ли это исправить при помощи денег? Грубо говоря, взять миллион долларов…

— Нет. Как исправить? В Беларуси работает своя система: есть фестивали, общение в тусовке, свои специалисты. Я не до конца знаю белорусский музыкальный рынок и боюсь кого-нибудь обидеть, но на сегодняшний день результата нет.

— Хорошо, возьмем талантливого аранжировщика, композитора, напишем хорошую песню, возьмем красивую голосистую девочку или мальчика. Снимем клип. И звезда готова?

— Рецепта нет. Бывает, выходит красавица или красавец, и песня хорошая, и наряд — а толку нет. А бывает и не очень красивая, а начинает петь и светится вся. И излучение от нее пробивает сердца миллионов. Здесь вопрос не внешности и не костюмчика.

— Может, в этом кроются и наши проблемы на «Евровидении»? Где белорусы, кажется, чем дальше, тем больше хотят добиться фурора. Звали и Филиппа Киркорова, который помог Диме Колдуну подняться аж до шестого места. И Макса Фадеева, который хоть и помог добраться до финала, но лишь до последнего места с конца… Если бы вам предложили, вы бы взялись помочь Беларуси на «Евровидении»?

— Я бы не взялся. Я не зарабатываю таким образом. К тому же честно признаюсь, я не уверен, что смогу сегодня создать такой материал, с которым можно победить на «Евровидении». Ведь это полуполитическое шоу, где соседи голосуют за соседей и друзей.

— А вот маленькая Норвегия и никому не известный Саша Рыбак без господдержки и большого бюджета взял и обошел всех с огромным отрывом.

— Это произошло потому, что у него обаяние и песня оказались на три головы выше, чем у конкурентов. Стартовал он мощно, но вопрос: «Что дальше?»

Я бы на его месте повел себя немножко по-другому. Не отталкивал бы так все СНГ-шное пространство, как это делал он. Во всяком случае, летом после его победы мне не удалось его заполучить на «Новую волну». По причине его звездности. А во второй год он мне был уже не нужен.

— Правильно ли я понимаю, что он запросил слишком высокий гонорар?

— Вопрос не в гонораре, он просто не захотел ехать.

— А к нам, в Беларусь, только за первый год два раза приезжал…

— Беларусь — его родина, и он обязан был приехать. А Юрмале отказал. Несмотря на то, что именно на «Новой волне» стартует много хитов. В этом году я даже сделал специальный день звездных премьер. Там стартуют неизвестные артисты, которые потом в России становятся кем-то. Для Рыбака это был мощный трамплин, но он отказался. Каждому артисту дан шанс. Вопрос, где он его увидит и как использует. Рыбак увидел свой шанс, создал свою песню, выстрелил. Но, насколько это долгоиграющий проект, зависит от второй и третьей песни. Мне кажется, пока это не совсем серьезно.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *