Игорь Ворошкевич: Жизнь – сплошной блюз


Кажется, группа «Крама» была всегда: люди самых разных возрастов с трудом припоминают, когда же в первый раз они услышали песни «Выпі са мной да дна», «Гомельскі вальс» или «Слуцкая брама», а вечная «Стефка» успела уйти в историю так глубоко, что ее автору пришлось написать другую. О том, почему «Крама» не играет этно-музыку и шансон, о том, почему не рвется покорять Москву, и о бессчетном количестве земных экваторов, намотанных на колеса концертного автобуса группы, рассказывает ее лидер Игорь Ворошкевич.
 
Да какое там – экватор?! Сорок тысяч можно и по городу накатать. Мы с «Крамой» намотали так много, что экватором не измеришь. Однажды наш клавишник Андрей, будучи за рулем «намотал», практически не выходя из машины, тысячи три, не меньше. Поехали в Польшу на концерт, отыграли, и вечером того же дня отправились обратно, а поутру, выгрузив нас, Андрей, так и не имея возможности выспаться, вечером повез группу «Палац» в Германию. Отдохнул он только где-то в Чехии. В моем понимании это настоящий героический поступок. Или помню, как ехали из Кракова в Люблин: 120 км/ч по этим деревням бесконечным, жуткий туман и микроавтобус с прицепом. Очень спешили, но каким-то чудом добрались целыми и невредимыми.
 
В детстве я мечтал быть шофером. Потом принялся конструировать модельки… Вырезал из бумаги брызговики, приклеивал их к моим машинкам пластилином. Помню все бегал из пионерского лагеря к Брест-Московскому шоссе, где подолгу сидел и наблюдал за проходящими мимо машинами. Особенно меня привлекали грузовики «Совтрансавто»: я был уверен, что все они едут куда-то очень далеко, на Запад – их путь казался мне очень захватывающим и романтичным.
 
Отец почему-то не научил меня водить машину. Потом мне было не до того: армия, институт, а в 80-е я и вовсе не интересовался это темой. А после, когда у нашей группы появился микроавтобус, мне настолько понравилось ехать в качестве штурмана, что я окончательно смирился с отсутствием у меня прав на управление. Да и поздновато их уже получать, дорого, и время для этого надо. Может, и хорошо: я натура романтически настроенная, я – человек, который бредит наяву, грезит, какие-то песни все время в голове крутятся – меня нельзя пускать за руль, боюсь, не смогу сосредоточится.
 
Не очень люблю общаться с журналистами: одно расстройство. Все они спрашивают о творческих планах и скором выходе нового альбома. Это ужасно скучно! К тому же очень печально: говорить на тему творческих планов бессмысленно, когда нет возможности банально записать и выпустить уже готовый материал. По-моему, именно так выглядит современная отечественная музыка: есть процветающая поп-музыка, которая, правда, по сути дела, никому не нужна, и есть нищая альтернативная музыка, собирающая концертами полные залы. Ладно, поп-музыка тоже собирает залы, но покажите мне человека, у которого есть все альбомы, скажем, Стелы или Галины Шишковой, покажите мне очередь за билетами на их концерт.
 
По образованию я – художник по интерьеру. Но уже вполне очевидно, что ничем другим кроме музыки я не смогу заниматься. Странно: даже за неимением активной концертной деятельности и возможности записывать материал, я все равно занимаюсь только музыкой. Вот так – приловчился: у меня нет больших потребностей, что позволяет мне заниматься только творчеством.
 
Мог бы я заработка ради начать писать для поп-исполнителей? Не думаю. Я пишу песни совершенно другого плана: они не подойдут ни по своим стилистическим особенностям, ни гармонически, ни идейно… В песнях «Крамы» нет ярко-выраженной вокальной линии, нет очевидной песенности, все они строятся по американским блюзовым канонам. Какая тут поп-музыка?! И, в общем-то, слава богу!
 
Не знаю, о чем думают белорусские продюсеры (а они у нас есть, с некоторыми из них я даже знаком), но отчего-то даже в поп-музыке у нас сплошные кальки. Неужели они не понимают, что если песня «выстрелила» один раз, то писать точно такую же нет смысла. И если Руслана уже спела свою победную песню на «Евровидении», то выступать Гюнеш с точно такой же – совершенно пустое занятие.
 
Какие-то проекты очевидно продюсерские. «Атлантика», например. Их интенсивно раскручивают, всюду показывают, сочиняют для них песни и записывают их на студиях. Я слышал пару их песен, но отчего-то не запомнил даже, о чем они. Вы понимаете, что я имею в виду? Если я знаю песню группы Depeche Modе, то я вам без вопросов напою ее. Песню группы «Атлантика», к сожалению, не могу припомнить.
 
Есть очень симпатичная мне белорусская команда, The Toobes, чье живое выступление и клипы поразили меня. Это действительно клево! Правда, пока я видел их в телевизионной версии, но при первой возможности намереваюсь сходить на их концерт.
 
Мне сложно понять, что такое «подхалтурить». Это и хорошо, и не очень, поскольку сегодня музыканты только и выживают, что за счет корпоративных халтур. С другой стороны, я рад, что в истории «Крамы» ни разу не было замечено откровенной халтуры: всегда выступаем «живьем» и стараемся играть в свое удовольствие, а не отрабатывать гонорар.
 
Однажды на каком-то из корпоративов, буквально за пару минут до начала выступления к нам подходит какой-то мужичок. Мол, ну, ребятки, вы поняли: ля-минорчик и тихонько поехали. Все понятно? Ну, давайте. И пошел. Я стою и догадываюсь, что не все понятно. Мы настроились на ударную рок-н-рольную программу самых зажигательных «крамовских» песен, а тут «тихонький ля-минорчик» заказывают, да и еще не без намека на блатное музло и советские застольные песни. Хорошо, говорю. И мы принимаемся играть запланированную ударную программу наших песен. Мужичок сперва заметался по помещению, стал размахивать руками, кричать что-то… Но, к счастью, вскоре он заметил, что главный заказчик вовсю танцевал и был очевидно доволен. От нас отстали и позволили доиграть намеченную программу.
 
Музыкант должен заниматься музыкой! Логично? Вполне. Михалок, прав, утверждая, что вдохновение не всегда необходимо для творчества. Многие свои песни он пишет, сознавая, что это именно то, что хотят слышать люди. Это и есть профессионализм. Я знаю эту систему, когда стоит только написать пару удачных песен, а потом тебя просто несет, и ты автоматически пишешь то, что надо. Но, чтобы попасть в такое состояние нужно полностью отойти от мыслей про заработок, перестать думать о каких-то бытовых проблемах или не заниматься административной деятельностью для группы. Должно быть только творчество. Музыканту нужно знать, сколько он получит за концерт и не более того. «Ляписы» – молодцы, им это удалось. Но я слушаю их барабанщика (Сашу Сторожука, моего приятеля), слушаю его рассказы о том, как россияне на ура принимают их песни на родном языке, и чувствую небольшую обиду за остальных белорусских музыкантов, которые свои жизни положили на это, но не добились и близко такого успеха.
 
Не знаю, почему у одних получается, а у других – нет. В вопросах «покорить Москву», посчастливилось всего нескольким рок-командам. Это иногда удается этно-группам, чья музыка совершенно не привязана к тексту. Сегодня, кстати, очень модно заниматься этно-музыкой только ради заработка. Понимаешь ты в этом что-то или нет, не важно. Меня тошнит от огромного количества групп, которые, взяв под мышку джим-бэй и скрипочку отправляются куда-нибудь в Гамбург, чтобы сыграть на улице и получить за это полную шапку мелочи. Безусловно, есть люди, которые очень серьезно отдают себя фольклору и посвящают ему всю свою жизнь. Кирчук, например: он действительно знает, что делает… У остальных, с позволения сказать, музыкантов есть некое поверхностное восприятие, на котором не грех денег ради спекульнуть.
 
Разогревать хэд-лайнера всегда психологически тяжело. Зрители ждут вторую команду, и многим не хватает культуры ее прилично дождаться, получая удовольствия от выступления разогревающей команды.
 
Ну, конечно любому художнику нужно выставляться, а музыканту выступать и выпускать новые альбомы! Как иначе? «В стол» писать? Это очень депрессивно: ничего захватывающего в этом нет, как и нет самореализации. Ведь по совести, ты же не только для себя занимаешься музыкой, пишешь песни. Ты пишешь для людей, и было бы неплохо делиться с ними пережитым, видеть их реакцию, понимать, что и твое творчество кому-то нужно.
 
Анна Жданович специально для проекта «Volkswagen в лицах»
Фото Tarantino 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *