Петр Мамонов: За один съемочный день — 10 тысяч долларов. Вот сколько я стою как актер

— Запомните: лучше летать ниже высоко парящего орла, чем выше мотыльков, стелющихся над землей, — наставлял журналистов актер, сыгравший Ивана Грозного в фильме «Царь» на пресс-конференции, организованной «Комсомолкой». Петр Мамонов был одет очень просто и сидел на встрече с журналистами в носках, без обуви.

— В образе Ивана Грозного для вас осталось что-то непонятное?

— Мне все осталось непонятным. Как такую глыбу можно разгрести. Поэтому я не играл Грозного и не старался. Мне кажется, невозможно сыграть русского царя… Я старался сыграть человека.

— В каких эпизодах в фильме «Остров» было тяжело играть?

— Как понять, что такое тяжело? У меня работа такая, такой талант. Это сложнейшая картина. И сцена изгнания бесов, я думал, не дай Бог, мы скатимся на эту «американщину»… Тяжело было, когда в совковые времена я работал грузчиком в магазине, но это была блатная работа. Без десяти восемь вечера приходит машина с мясом. Приходится разгружать… Каждый вечер домой я нес коробку. Нет, не мяса. Апельсинчики пришли, одна половина плохой, а другая хороший. Жена резала напополам и хорошую часть кушали детишки.

— Вы как-то сказали, что Господь дал вам веру, как палкой по голове. Как прийти к вере?

— Вера – это дар, это подарок.

— Вам было стыдно когда-нибудь?

— Стыд – это как горчичник, он жжет, но лечит. А если стыда нет, то все, амба. Всю жизнь надо отдать Господу.

— Как вы относитесь к современной массовой культуре?

— Это культура масс, нас. Мы же заказываем их, не они сами к нам пришли. Нажимаем на кнопку пульта и сами ругаемся. Так выключи! Нет, смотрят и ругаются.

— Почему вы не смотрите телевизор?

— У меня есть друг Женечка, он давно его не смотрит. Так вот, он мне сказал: «Боюсь впасть в грехоосуждение». На тот момент я еще смотрел этот дуроскоп, и осуждал. Поэтому теперь не смотрю.

— Какие у вас отношения с сыновьями?

— Дети не бывают хуже или лучше родителей. Потому что каждый их них — целая планета. Он родился, и он не такой как я. Не надо гнуть свою палку в том, что мы считаем хорошо и правильно. Нужно подводить их к жизненным ситуациям. Спасение — это не результат, это процесс.

— Что в вашем понимании любовь?

— Любовь – это не чувство, это добродетель. Это количество добра, которое мы делаем, невзирая на отдачу. Когда ты делаешь просто так. Вот бабуля в метро, уступи ей место. Не надо к ней чувством пылать, делать надо, делать.

— В этом году мы увидим фильмы с вашим участием?

— Да, выйдет ремейк фильма «Игла». Сюжет уже отсняли. Я в роли доктора 40 минут рассказываю все, что знаю о вреде алкоголизма. За один съемочный день Рашид Нугманов мне заплатил 10 тысяч долларов. Вот сколько я стою как актер.

— О чем вы жалеете?

— Я не то слово жалею, я каюсь. С женулечкой своей воспитаны были в советском режиме. И что такое аборт не знали, что его живого, трехмесячного клещами на части рвут. Разве я бы ей разрешил? Надо просвящаться. Богу не нужны наши поступки, ему важно качество наших душ.

— Вы теперь не только выступаете, но и начали писать прозу?

— Эти книжки «Закорючки» пишу не я, я только записываю. Издано пока только два тома прозы, но написано уже пять томов, может, будет шестой. А потом выдам собрание в кожаном переплете. Вот мои мужики, кто какой, кто сякой берут и читают, и им нравится.

«Комсомольская правда в Белоруссии».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *