Voodoo people — Belarus people!


 

 


 
Совершенно точно можно сказать, что 5 октября 2009 года произошло деление белорусской молодежи на тех, кто видел Prodigy в центре своей столицы, и тех, кто пожалел времени и денег на культовое событие в концертной истории Минска. Ведь денег нет всегда, а Prodigy, уж понятное дело, к нам будут заезжать теперь частенько — кризис протянется еще лет 20, а «самый чистый город» вселенной всегда будет привлекать исстрадавшихся по порядку королей рейва. Кстати говоря, те, кто рассуждал подобным образом, внесли свою разрушительную лепту в нашу никогда не отличавшуюся разнообразием культурную жизнь. Ведь первый концерт группы такого уровня — это проверка качества. И для всех, кто хотел бы поместить Минск на гастрольные карты самых известных музыкантов мира, явка была практически обязательной.
 

 

The Prodigy в Минске выступали хедлайнерами UltraMusicFestival, начавшегося с вечеринок и соревнований автомобилистов в раннем сентябре. Завершился фестиваль серией выступлений некоторых его участников, которые прямо со сцены на футбольном поле разъехались по клубам столицы: ночью концерты давали The Amatol из России, белорусские барабанщики Drum Ecstasy и британский битбоксерский проект Dub FX.
 

Несмотря на обилие концертных предложений в эту ночь и еще только предстоявшее выступление The Prodigy, присутствующие на «Динамо» зрители, похоже, так и не смирились с тем, что перед выступлением титанов ночной жизни не споет Юра Демидович. На экранах, установленных возле сцены, то и дело появлялись то ли разочарованные, то ли вызывающие Юру эсэмэски: «Etis! Atis! Animatis!» или «Чароўны трусік!».
 

 

По разным оценкам, число зрителей на стадионе доходило до 15-20 тысяч, хотя футбольное поле, плотно укрытое толстой японской резиной, в этот вечер могло вместить до 30 тысяч человек. Неисчислимые служители спецназа распределяли приходящих любителей музыки неисповедимым образом: отправляли назад, вызывали вперед, преграждали, ограждали, опекали, грозили пальцем и хмурились на веселую толпу, которая на концерт пришла подготовленной хоть к инею, хоть к морозу — в смешных меховых шапках, зимних стеганных пуховиках и варежках… Впрочем, как ни старались хранители порядка, фигура из людской массы у них получилась сомнительная — стоило подняться на трибуны, чтобы увидеть большое свободное пространство прямо посередине всеобщего слэма.
 

 

Последний, к слову, проходил под строгими взглядами надзирателей: спецназовцы стояли среди пляшущей танцплощадки, темными птицами свисали с трибун. Присмотревшись, можно было увидеть и запасные автобусики на случай какой-нибудь неприятности. Правда, по утверждению гостей нашей столицы, концерты столь популярных танцевальных групп в столице российской проходят под гораздо более жестким наблюдением. Московских гостей удивила исключительная вежливость белорусских омоновцев. Даже туалет, мол, без оскорблений показали.
 

 

Проверяли зрителей, отжалевших на билетик от 90 до 350 тыс. белорусских рублей, тщательно, но очень добродушно и корректно. Не покидало чувство печали при виде какого-нибудь молодого блюстителя порядка, которого хотелось забрать с собой и уволочь в самую гущу человеческой радости и телесного движения. Некоторые спецназовцы и сами сбегались посмотреть на какую-нибудь уж слишком разошедшуюся в танце девушку. Оглядев ее оценивающим взглядом с ног до головы, служители покоя и нравственности возвращались по своим постам.
 

 

Хедлайнеры, похоже, были настроены на то, чтобы согреть мерзнущую человеческую массу — сами герои вечера, среди которых был и Максим Реалити, на сцену вышли в майках-«алкоголичках» и тут же раскомандовались: прыгайте! «Я хочу, чтобы каждый из вас прыгал», — крикнул Кейт Флинт. Белорусы, повинуясь, взмыли вверх в единой ритмичной судороге. «А теперь, — воскликнул Флинт, — я хочу, чтобы вы все присели». «Вниз!» — крикнул он. Толпа постепенно начала спускаться. «Вниз! — настаивал постаревший кумир школьных лет всех тех, кто в 90-е аккурат посещал школу. — На колени! А теперь — прыгайте!»
 

 

Присевшая толпа вдруг взорвалась — это был тот самый момент, когда каждый присутствовавший почувствовал, что так, как было раньше, здесь уже не будет. Минск то ли заколдовали, то ли расколдовали — теперь мы самодостаточная мировая столица, к нам и группа Radiohead могла бы приехать, ничего страшного с ней не случится.
 

«Voodoo people! Magic people! — кричат The Prodigy слова одной из самых известных своих песен. — Voodoo people! Belarus people! Magic People! Belarus people!» Толпа разрывается визгом, разве кто-нибудь здесь мог в это поверить?
 

Белорусы с одинаковым энтузиазмом подхватывали и старые рейв-шлягеры, и последний альбом, который, кстати, The Prodigy и привезли презентовать. Многие, используя всю свою прыгательную мощь, при этом умудрялись выкрикивать все слова всех композиций. «Боже, я уже совсем улетаю! — кричит парень своему другу. — Во мне все перешло на английский язык!».
 

Несмотря на однозначный позитив, подаренный британскими легендами, национальная черта белорусов все же вырвалась наружу вместе со всей накопленной энергией. Судя по отзывам, концерт удался, но и пожаловаться белорусам, безусловно, есть на что. Обещанные 500кВт звука, оборудование для которых за неимением собственного белорусская сторона заняла у латвийских коллег, кому-то показались рассеянными, кому-то — недостаточными, а зрители фанзоны жаловались на слишком громкий бас.
 

За несколько композиций до завершения концерта произошло нечто совершенно неожиданное: люди начали массово уходить. С танцами и криками, полные сил и хорошего настроения, желания плясать и слушать, зрители, отдавшие немалые деньги за возможность прикоснуться к сумасшествию 90-х и своего детства, уплывали сквозь проходы просто в холодные объятья города.
 

«Куда же они? — гадали остающиеся. — Боятся толпы? Хотят забрать куртки в гардеробной? Но ведь тут ее нет! Метро еще не закрывается! Макдональдс?». The Prodigy, впрочем, тоже не стали задерживаться на сцене. Отыграв финальную композицию и не дожидаясь мольбы сыграть на бис, рейверы обогнули танцплощадку в стремительном серебристом микроавтобусе, вышли по другую сторону стадиона и, как настоящие футболисты, спустились под землю.
 

 

Попытка сделана, теперь Минску остается только ждать вердикта мировых музыкантов: включать или не включать нас в свои планы, ежедневники и графики? Но ждать как раз мы умеем, здесь мы и вправду Magic people.
 
 
Адэля ДУБАВЕЦ, фото Татьяны ЗЕНЬКОВИЧ

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *