Кисель: На «Евровидение» поедут поющие девушки, а не поющие трусы

После того как Петр Елфимов отказался от шоу, занял лишь 13-е место в полуфинале «Евровидения-2009», нецензурно выругался и написал жалобу на БТ, в дело вмешался президент. И резко высказался по поводу ситуации: «Мне уже это прилично надоело: болтовня, драка и прочее. Старье, хлам, собрались вокруг этого, пиарят, а может, еще и деньги делят…» С тех пор все как воды в рот набрали, и судьба белорусского отборочного тура «Евровидения» повисла в воздухе… Но теперь ясно — судьба всенародно любимого конкурса в надежных руках канала ОНТ.
 
Kp.by задала вопросы его руководителю Григорию Киселю.
 
— Григорий Леонидович телеканал ОНТ объявил конкурс на лучшую песню для белорусского участника на «Евровидении-2010». Приз — 50 тысяч долларов. Означает ли это, что теперь белорусским отборочным туром вместо Первого канала будет заниматься канал ОНТ?
 
— Да, президент поручил нашему каналу заниматься белорусским отбором на «Евровидение-2010». Поэтому мы подготовились и подали документы в Евровещательный союз (ЕВС). В этом году нас обещают принять в его члены. Заседание, где будет рассмотрен наш вопрос, состоится в декабре. Но нам никто не запрещает вести подготовку к «Евровидению», готовиться к конкурсу внутри страны мы можем безо всякого членства.
 
Думаю, что проблем не будет. В Германии 10 телерадиокомпаний — члены ЕВС, в России, если не ошибаюсь, три. У нас пока одна. Причем, членский взнос от страны — единый. Для Беларуси это 200 тысяч долларов ежегодно. Если ОНТ станет членом ЕВС, то мы разделим эту сумму с Первым каналом пополам. Дороже для страны наше членство не обойдется.
 
— Что вы возьмете из предыдущего опыта проведения белорусского отборочного тура на «Евровидение»?
 
— Мы решили не наступать на одни и те же грабли и не проводить непонятные конкурсы с непонятными результатами и с непонятными голосованиями.
 
Как я это объясняю: не бывает же такого, что приходит человек без одной ноги в олимпийский комитет и говорит: «Я хочу поехать на Олимпиаду, чтобы пробежать стометровку!» Нонсенс, правда?.. А у нас объявляют: «Давайте на «Евровидение»!» И все кто может, кто не может — все прут туда со своими песнями. И потом среди всего этого начинаются какие-то конкурсы… Поэтому на данном этапе мы решили белорусский отборочный тур в том виде, в каком он был, не проводить.
 
— То есть аналога «ЕвроФеста» не будет?
 
— Не будет. Мы считаем, что это пустая трата времени и денег. Потому что «Евровидение» — это конкурс первого впечатления. Мало кто за пределами Беларуси знает Елфимова, Гюнешь, Дорофееву… И не только белорусских, но и большинство иностранных звезд. Здесь главное сама песня и исполнитель. Плюс режиссура номера.
 
— В заявке на песню вы поставили условие: песня должна быть написана для мужского соло или для девичьей группы из шести человек…
 
— Мы решили поэкспериментировать и создать группу девушек. По стандарту «Евровидения» в ней должно быть не больше шести человек. Причем это будут не поющие трусы, а именно поющие девушки.
 
— Уже известно, кто войдет в ее состав: известные исполнительницы или новички?
 
— Это новые имена. Мы провели на канале ОНТ кастинг, где главными условиями были голосовые данные и умение играть на каком-либо инструменте (одна девушка играет на скрипке, другая — на пианино). К тому же девушки должны быть не замужем. Теперь главное найти хорошую песню и разложить ее по голосам. Как на концерте «Новые голоса Беларуси». Кстати, одна исполнительница из этого концерта пришла в группу. Для нас важно представить поющую группу.
 
— Это первый возможный вариант развития событий, но вы также ищете мужчину-исполнителя.
 
— Мы уже практически нашли то, что искали. Теперь под оба эти варианта мы объявили конкурс песни. Пусть нам напишут не одну, а, к примеру, десять песен. И для девушек, и для мужского соло. Заплатим авторам и композиторам за песни по рыночным расценкам — 2-3 тысячи долларов. Возможно, затем проведем концерты, где эта группа, а следом и солист исполнят каждый свои 10 песен. И потом из множества мы выберем одну самую лучшую песню. Очень трудно понять, какая именно песня ложится на душу, поэтому мы проверим на народе — проведем голосование. Автор песни, которая поедет в будущем году на «Евровидение» в Норвегию, получит приз 50 тысяч долларов.
 
— Не боитесь, что мужское соло будет ассоциироваться с Петром Елфимовым?
 
— Именно поэтому мы планируем отправить на «Евровидение-2010» женскую группу. А мужское соло — запасной вариант. Что касается сравнения с Елфимовым… Петр хороший исполнитель, но зачем было выходить на сцену «Евровидения» с такой неудачной песней, из которой никто не запомнил ни строчки? Ведь изначально было понятно, что это проигрышный вариант. У нас почти все предыдущие годы на «Евровидение» ездили непонятно с какими песнями. Пахло самодеятельностью. Откуда эти песни появлялись?
 
— Исполнители сами их выбирали.
 
— Где-то за 200 долларов их на компьютере выдали и соревновались! А мы хотим получить профессиональную песню формата радиостанций Европы. Но мое дело организовать процесс, а выбирать будут специалисты.
 
Знаете, мы записали суточный эфир белорусских FM-станций и немецких, французских, английских. И оказалось, что это две совершенно разные музыки. И именно их музыка работает на телезрителей на «Евровидении», а не наша. И наша задача — попасть в нужный формат.
 
— Вы уже думали над тем, кто будет работать над клипом и шоу для «Евровидения»?
 
— Мы не думали, потому что у нас другой взгляд на то, как использовать ресурсы. Мы считаем, что вкладывание больших денег в клипы и промо-туры — это их нерациональная трата. Мы изучили рынок и считаем, что ездить в промо-туры — это значит лишь тешить собственное самолюбие: «Мы летаем на чартере, мы летаем группой, у нас крутые продюсеры и режиссеры!» А на самом деле это оборачивается лишь поездкой по ночным клубам и ненужной вокальной тусней… У нас есть более эффективное решение при тех же финансовых тратах, а то и меньших. Мы вам объявим его, как только станем членами ЕВС. Это не гарантия нашей победы на «Евровидении», но хотя бы шанс по-новому подойти к этому процессу. Дать шанс новым людям: исполнителям, продюсерам, авторам. Потому что вся предыдущая работа — это было одно и то же без изменений. А установление любой монополии — это шаг в тупик.
 
— То есть вы не будете перенимать опыт предыдущей команды и привлекать в помощь Александра Тихановича?
 
— Нет, мы привлечем других людей. При всем уважении к нашим грандам, я думаю, что помочь продвинуть страну на «Евровидении» в данной ситуации должны более молодые люди.
 
— Кто будет руководить процессом?
 
— Такого человека мы пока не нашли. Координировать процесс буду я, но я сразу расставил точки над «i». Я собрал молодых людей и сказал: «Ребята, помните, что сказал президент, что в той, предыдущей белорусской команде «Евровидения» собрался устаревший состав. Вот вы на меня смотрите и тоже думаете, что опять 50-летний будет командовать? Так вот, мое дело вас организовать, объяснить, дать ресурсы, а ваше дело — рыть землю. Тогда всем будет понятно, что работает молодежь.
 
— А кто отбирает исполнителей и будет решать, какая песня — лучшая?
 
— У нас есть маленький неофициальный экспертный совет, который прослушивает и просматривает всех кандидатов. А состав жюри, которое выберет лучшую песню, мы определим ближе к октябрю, когда будут поданы все заявки.
 
Знаете, все намного проще, чем кажется. Как только мы объявили, что будем заниматься «Евровидением», к нам тут же приехали из одной украинской пиар-компании: «Мы займемся белорусским участником «Евровидения», мы в свое время Руслану раскрутили! Наша цена — полтора миллиона евро…» На что мы ответили: «Вы уж извините, но за такую сумму мы вам 10 человек раскрутим».
 
Вопрос ведь в чем: никогда никто заранее не знает, какая песня станет хитом. Поэтому мы и избрали такой путь — создать 10 песен. И если народ начнет напевать какую-то из них, как у Рыбака, значит, это и есть песня-хит. И не нужно с умным лицом создавать экспертные советы народных, заслуженных и всех остальных. Нужно поступить по-честному, а не по-келейному.
 
— В мире бушует финансовый кризис. Не думаете, что приз 50 тысяч долларов для нашей страны сейчас запредельная сумма?
 
— Во-первых, это международный конкурс. Даже в России хорошая песня стоит от 20-ти до 100 тысяч долларов. И это без всяких конкурсов. Да, это большая сумма, но знаете, жадный платит дважды. Поэтому мы решили, что лучше заплатим за очень хорошее произведение, которое достойно представит нашу страну на «Евровидении», чем будем собирать 20 песен по тысяче долларов и отчитываться, что мы сэкономили деньги. Не хочется уже выглядеть провинциалами в Европе.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *