Академик Ландау нашел формулу любви

function fixTitleWidth () {
obj = document.getElementById(`photoimg`);
width = obj.clientWidth;
obj2 = document.getElementById(`photo-label`);
obj2.style.width = width — 20 + `px`;
return;
}

Скандальная премьера на Первом канале все-таки состоялась

 

Этот фильм прогремел еще на уровне анонсов. За месяц до показа восстали ученики великого физика: «Искажен образ Ландау, фильм порочит великого ученого!». Не посмотрев фильм, уже высказались.  Впрочем, физики сюжет знали и так. Все они читали откровенную книгу Коры Ландау «Как мы жили».  Книгу эту принято порицать: как это может жена написать, что стелила постель мужу и его любовнице? Жуть, да? 
 
Жуть. Понять ученых можно. 2008 – год столетия Льва Ландау и сороковая годовщина его смерти. В былые времена память нобелевского лауреата почтили бы как-то совершенно иначе. А тут такое безобразие: жизнь основателя Института теоретической физики  вывернули голой правдой наружу (на зависть всему коллективу программы «Максимум»). Вот голый Ландау смачно целуется с невестой Корой и как-то некрасиво, очень физиологично валится то ли в обморок, то ли в оргазм.
 
Вот полуголый Ландау (в басссейне), со взглядом  маньяка нудно пристает к красивой пловчихе: «У вас потрясающая амплитуда ног!». Хорош основатель квантовой механики, мама дорогая. Как его вообще можно такого любить, а? И как можно это все смотреть по телевизору в прайм-тайм?
Еще как можно. Смотря что вы по жизни выбираете – возвышающий обман или тьмы низких истин. А низкая истина в том, что гениальность не всегда идет в одном комплекте со святостью. Нет тут гарантии. Не факт, что гений и похоть – две вещи несовместные. Одаренность очень даже может идти в паре с повышенной сексуальностью, и что с этим делать, науке неизвестно.  Вспомнить хоть Пушкина с его донжуанским списком, хоть Толстого с шокирующими «тайными дневниками»…
 
Первый канал, кстати,  очень почтительно отнесся к чувствам академиков и всех остальных телезрителей. Обложили показ «неприличного» фильма подушками безопасности: за день до премьеры поставили в сетку канонический документальный фильм про Ландау, а перед самым показом Гордон  спросил гостей в студии «Закрытого показа» — надо ли это смотреть?
 
И предупредил, что детей от экрана лучше убрать. Хотя представлял не самый ужасный телевизионный продукт, между прочим. «Дом-2» куда как распущеннее, а никто не извиняется перед очередной серией. Правда, там и академиков не увидишь…
 
А фильм оказался совсем не про Ландау. Ну, ясно же, что он не был бабником, не был Казановой. Он был гением, который способен без бумаги и карандаша решить любое уравнение,  и без моральных терзаний привести в дом «журналистку с грудью пятого размера». Как жена это терпела, спрашивается?
 
Вот это и есть главная загадка их истории. Кора, кажется, сумела ее разгадать лет через десять после смерти мужа: «Его клетки мозга хотели математическим путем вывести формулу любви».  Так что фильм на самом деле — про формулу их парадоксальной любви.
 
Ведь случай уникальный: Ландау заключил с Корой вот такой пакт о брачном ненападении:
 
1)  Брак – это кооператив, ничего общего не имеющий с любовью,
2) Супругам  запрещено ревновать и лгать друг другу,
2)  За кислый вид полагается штраф,
4)  Главная обязанность человека – быть счастливым.
Опять жуть? Но так у него работал интеллектуальный аппарат – он не терпел хаоса.
 
Кора эти условия приняла. И что же? «Моя самая главная удача – что я встретила Дау», — скажет Кора, стоя на коленях перед инвалидной коляской искалеченного мужа.
 
Зрители «Закрытого показа» осудили этот фрагмент – мол, все вранье, Кора даже не приходила  к нему в больницу после автомобильной катастрофы, и в книге все наврала, потому что изживала свою обиду. Но ни доказать это, ни толком опровергнуть  в студии у Гордона никто не смог. Зато как-то все сошлись на мысли, что Кора была счастливой женщиной. Ага? Так может быть, Ландау открыл не только формулу движения электрона в магнитном поле, но и формулу, страшно сказать, вечной любви?
 
Примерно такую: крепкий брак случается с теми, кто сумел честно, правильно и вовремя договориться друг с другом. Может быть, только ради этой мысли стоило снимать и смотреть этот спорный фильм. И бог с ней, с исторической достоверностью.
 
 
МНЕНИЕ ПРОТИВ
 
Изображая жертву
 
Я очень не люблю, когда женщину называют бабой. Еще больше ненавижу, когда заявляют, что женщины по определению глупее мужчин. Но после фильма «Мой муж — гений» готова подписаться под тезисом: «бабы — дуры!»
 
И я сейчас вовсе не про режиссера и сценаристку, выступавших на «Закрытом показе» Александра Гордона говорю. Я по нашей исконной традиции говорю это телевизору. Героиням фильма. Жаль, что они меня не слышат.
 
Ведь как же это по-русски, как это по-женски: вышла замуж — терпи. «Когда бьет любимый — сладко», — говорит Ландау. И его супруга Кора с этим соглашается. Пусть и неискренне. Но она — жена. И обязана терпеть. И слушаться мужа. А он — словно проверяет порог ее чувствительности: а если надавить вот на эту струнку души — будет больно? А на эту — неужели больнее? А может, если вот так подвывернуть — станет невыносимо? Он физически не бьет ее, только морально истязает. И получает какое-то садистское удовольствие.
 
А она терпит. И в конце концов находит себе оправдание: «Да, терплю. Но не потому, что нет силы воли, чтоб уйти. Просто муж у меня такой — гений. А я ему служу, словно божеству». И в конце концов находит даже совершенно мазохистское удовольствие в своей жертвенности. И где-то даже это становится ее ролью, которую она с наслаждением играет.
 
И вроде все при деле: и муж живет в свое удовольствие. И жена вкалывает, как проклятая, изображая музу великого человека. И гости в студии — сплошь умные образованные люди, многие уже в годах — говорят чуть ли не в один голос: «руки прочь от гения! Ему позволено больше, чем другим».
 
Слушайте, а как определить гениальность? Ее ведь не вписывают в паспорт, как штамп о браке. На нее не сдают, как на автомобильные права. Нет, Дау, конечно, гений. Нам это много раз повторили в фильме (подчеркиваю — я не об ученом Льве Ландау говорю, а о созданном киношниками образе).
Но как человек может определить для себя — «я гений»? Чтобы понять, что свободен от моральных рамок и обязательств. Ведь и битцевский маньяк Пичушкин тоже был уверен, что для него закон не писан, что он отнюдь не тварь дрожащая. Хотя это, конечно, крайний случай.
 
Ну а пока мы смотрим фильмы о возвышающей и жертвенной любви Коры к великому ученому, и еще раз повторяем как мантру: «вышла замуж — терпи», «стерпится — слюбится», «лучше уж какой есть мужик, чем никакого». И терпим, терпим, терпим, терпим. Когда жить-то будем, бабы?!
Оксана КАЛЬНИНА
ДОСЛОВНО
 
Цитаты из книги Коры Ландау-Дробанцевой «Академик Ландау. Как мы жили»
 
«-  Коруша,  сегодня  в  Химфизике,  по соседству, прадничный вечер. Хочешь, вместе пойдем. Только имей в виду, я буду бегать, искать хорошеньких девиц. А ты должна искать себе поклонников.
 
    — Нет, Дау, иди один, бегай за девицами, а я с удовольствием натру полы в квартире.

    Когда  я  кончила натирку паркета в передней, Дау вернулся с вечера.
 
    — Ты что так рано? Там бал, вероятно, в самом разгаре? — Да, Коруша, но ни одной хорошенькой девицы!
 
Как-то  с  очередной  вылазки  на «охоту» Дау вернулся очень расстроенный:  погасла  улыбка,  а  в  глазах  —  отчаяние. Шуба нараспашку, кашне волочит по полу.
 
    — Даунька, что случилось?
 
    — Коруша, ужас! Я обхамил девушку.
 
    —  Ты? Дау, этого не может быть! — подавляя восторг, сказала я.
 
    —  Представь  себе,  очень  миловидная девушка. Фасон платья много  обещал  и  так культурно прижималась, полез за пазуху – и ничего  нет.  Не то что мало, а просто ноль. Ну я от нее, как от лягушки,  удрал,  не  попрощавшись  даже.  А  сейчас  угрызаюсь!»
 
***
«Корунечка, любовь моя. Звонил тебе на прощание еще несколько раз с вокзала, так хотел услышать твой чудный голосочек, но так и не дозвонился. Очень смешно читать твои письма, в которых ты волнуешься по поводу моей любви к тебе. Ведь я просто по временам с ума схожу от любви к тебе, ведь ты такая изумительная, тебя вообще трудно не любить.
 
А о других ты зря волнуешься. Подумай, Корунечка, ведь мы живем всего только один раз и то так мало, больше никакой жизни не будет. Ведь надо ловить каждый момент, каждую возможность сделать свою жизнь ярче и интереснее.
 
Каждый день я с грустью думаю о том, сколько неиспользованных возможностей яркой жизни пропадает. Пойми, Корунечка, эта жадность к жизни ничем не мешает моей безумной любви к тебе. Напиши, что тебе сказали в поликлинике.
 
Крепко целую серенькие глазки.
 
Дау.»
 
Елена ДУДА, Оксана КАЛЬНИНА, KP.RU

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *