Несвижский замок скоро переделают окончательно

Даже когда едешь в Несвижский замок со знанием, что там идет реконструкция, все равно испытываешь нечто сродни шоку. И первое удивление — это памятные доски. Из них следует, что замок, основанный в 1583 году, был отреставрирован в 2010 году. И верь теперь тому, что живешь только в 2008-м. 

 

Конечно, здесь нет никакой ошибки. К маю 2010 года реставрацию дворцово-паркового ансамбля поручил завершить президент Александр Лукашенко при посещении Несвижа 12 мая этого года. «Здесь все должно быть идеально», — подчеркнул тогда президент.

Между тем, осуществляя научную реставрацию соответственно международным методикам, нельзя быть уверенным, что сможешь вложиться в те или иные сроки. Реставрация — действительно долгий и сложный процесс и иногда длится больше, чем хотелось бы. Так происходит в большинстве стран, но не у нас. 

 

Сказал президент открыть для посетителей отреставрированную часть (или построенную заново, как посмотреть) замка, она и открылась через пару месяцев

 

Люди идут и идут сюда, автобусы со школьниками приезжают постоянно. Им рассказывают, что скоро — благо табличка есть — они здесь увидят прекрасный замок, который теперь реставрируют. И будет он таким же замечательным, как его отреставрированная часть.

И никто не скажет посетителям, что при реставрации замка, как утверждает председатель общественного объединения «Белорусское добровольное общество охраны памятников истории и культуры» Антон Астапович, нарушаются все мыслимые правила.

Антон Аставпович сегодня полон решимости: «Мы работаем над подготовкой актов, где будут отражены нарушения белорусского и международного законодательства и методик реставрации. Их мы предоставим ЮНЕСКО».

Правда, ЮНЕСКО работает только с государственными органами власти и может не прислушаться к общественности. Однако молчать о том, как растрируется памятник, включенный в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, общественное объединение не будет.

Антон Астапович считает, что в Беларуси никто не заинтересован в скандале вокруг Несвижа. Если появится угроза исключения памятника из списка ЮНЕСКО, многие чиновники столкнутся с угрозой увольнения.

Кроме того, после окончания реставрации в ЮНЕСКО должен подаваться научный отчет о ее проведении. Оттуда приедут эксперты и сделают оценку методик реставрации объекта. Антон Астапович напомнил, что недавние прецеденты в России говорят, что исключение из списка вполне реально. Недавно ЮНЕСКО вынесло предупреждение по поводу планов строительства современных зданий в исторических центрах Санкт-Петербурга и Ярославля.

В первом случае речь шла строительстве в районе Невского проспекта газпромовской высотки. В Ярославле в районе старорусской архитектуры планировалось появление крупного современного торгового центра. Если по этим объектам последует второе предупреждение от ЮНЕСКО, это будет означать исключение из списка.

Однако вернемся в Несвиж. Человек, бывавший там до реконструкции, может словить себя на том, что у замка изменилась аура, как вообще атмосфера места, где он находится. И дело не в реставрации, а в чем-то более глубинном.

С научной точки зрения все просто. Антон Астапович заметил — то, что происходит в Несвиже — это не реставрация, а реконструкция: «Под видом реставрации Несвижского дворца происходит замена аутентичных фрагментов уникального памятника зодчества новостройками». Посетитель видит именно это — замок разобрали, теперь собирают новый. 

 

Несвижский замок много раз перестраивался. Любая реставрация должна проводиться, ориентируясь на определенный археологический период. Это означает, что специалисты должны собраться и договориться о том, какой период они выбирают для реставрации, если о восстановлении аутентичного облика говорить не приходится.

«Поскольку свой окончательный вид замок приобрел в конце XVIII века, таким образом, разумно проводить реставрацию исходя именно из этого периода», — считает Антон Астапович.

То же, что происходит в замке теперь, он назвал «полной эклектикой», смешением стилей различных столетий. Например, реставраторы любят ссылаться как на эталон на гравюры несвижского художника Тамоша Маковского, жившего в конце XVI — начале XVII веков.

Однако на них нет, например, на углах бастионов защитных башенок, которые теперь возводятся по всему периметру замковой территории. «Это искусственный элемент», — говорит А.Астапович. Кроме того, тогда в целом в замке было только одно крыло, затем появилось второе и галерея между ними. 

 

А ведь золотое правило реставрации — если есть возможность, не достраивать никаких новых элементов. Старые консервируются, а если новые все же возводятся, принято использовать технологии и материалы, близкие к тому историческому периоду, в соответствии с которым производится реставрация. Кроме того, новострой принято визуально отделять от того, что сохранилось. Этого теперь в Несвиже не происходит. 

 

Облицовка валов также не соответствует тому, что исторически было в замке. Ранее облицовка производилась битым камнем и светлым кирпичом. Теперь это делают, используя современный красный кирпич. «Хорошо, что это делают не тротуарной плиткой», — говорит по этому поводу Антон Астапович.

Законодательством предусмотрено, что реставрационно-консервационные работы на объектах, представляющих историко-культурную ценность, работы должны вести специализированные организации. В Несвиже же в качестве подрядчиков работают Лидский, Слуцкий, теперь Солигорский трест. 

 

Глядя на то, как Несвижский замок отстраивают по современным понятиям о реставрации, думаешь о том, что костелу Тела Господня (Фарному), другому творению итальянца Джованни Бернардони, главного архитектора замка, повезло больше. 

 

Архитектурный памятник раннего барокко, первый иезуитский костел на территории Речи Посполитой, и теперь радует глаз. Великолепные фрески собора художника Хески (XVII век) на стенах, роспись потолка впечатляют. 

 

Находящийся же в подземелье собора склеп — один из самых крупных по объемам захоронений в Европе. Экскурсии не выманить с подвалов костела, где находится родовая усыпальница князей Радзивиллов, о тайнах рода которых ходят бесконечные легенды. 

 

И пусть себе есть у костела прототип, римский храм Иль Джезу, сооруженный в 1584 году. Для белорусов уже хорошо, что реставрировать его в ближайшее время не будут, а значит и не переделают. Спешите видеть, одним словом.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *