Басков – Лукашенко: «Эти ночи до рассвета я дарю тебе одной» (Фото)

Басков – Лукашенко: «Эти ночи до рассвета я дарю тебе одной» (Фото)
В минувшие выходные в Витебске открылся 17-й фестиваль искусств «Славянский базар». Как и прежде, в областном центре Беларуси оказалась едва ли не половина всех главных персонажей российской поп-сцены.
 
Среди них — Максим Галкин, Иосиф Кобзон, Надежда Бабкина, Олег Газманов, Дима Билан, Тамара Гвердцители, Николай Басков и еще несколько десятков артистов, пишет российская газета «Новые Известия».
 
Помимо музыкальной, в Витебске стартовали кино- и театральная программы с участием Владимира Фокина, Антона Сиверса, Вячеслава Шалевича, Эммануила Виторгана. Между тем многие жители города сетуют на то, что они стали чувствовать себя чужими на этом празднике жизни: в целях безопасности теперь им приходится проходить в центр Витебска через два кордона с полным досмотром личных вещей, а главное — в городе, по сути, введен частичный «сухой закон».
 
Усиление мер безопасности связано со взрывом 10-дневной давности в Минске во время празднования официального Дня Независимости. Напомним, тогда пострадали около 50 человек. И хотя власти решили не квалифицировать случившееся как теракт (очевидно, чтобы не сеять панику), в Витебске приняли те меры, к которым посетители московских массовых мероприятий уже привыкли, но для белорусов они в новинку. Тем более что в прошлые годы кое-что менее «убойное» взрывалось и в Витебске. Милиция, собранная, кажется, со всей Беларуси в огромных количествах, ищет у граждан взрывчатку, а отбирает спиртное и даже безалкогольные напитки в объемной таре. Через металлоискатели проходят не только зрители, пришедшие на концерт, но и все, кто хочет попасть в центр города. При этом в центре запрещено продавать алкоголь с 16 часов, а один из фестивальных дней и вовсе объявлен «днем трезвости».
 
В городских гостиницах, где остановились участники «Славянского базара», режим помягче, но горожан туда не пускают. Поэтому местная молодежь, обычно оккупирующая все улицы, скамейки и парапеты на все фестивальные ночи, теперь предпочитает оставаться дома или вовсе уезжать из Витебска. Даже Надежда Бабкина в сердцах заявила: «Отбирают бутылки и разгоняют вечерами художников — это перегиб, это не демократия».
 
Впрочем, взрослое население Витебска, привыкшее с одобрением относиться к любым ужесточениям, скорее поддерживает эти меры: местный «бомбила» Юра, с виду лет 50, посетовал в разговоре с корреспондентом «НИ», что «все беды от водки». По данным Юры, когда спиртное в городе лилось рекой, травмпункты Витебска не справлялись с потоком пострадавших «по пьяни». Но когда в ночь на воскресенье Юра увидел совершенно пустые улицы своего города (обычно забитые людьми до утра как Тверская после матча Россия-Голландия), он искренне удивился. Вместо водки городские власти решили порадовать граждан девушками-регулировщицами в мини-юбках (в основном блондинками), появившимися на наиболее оживленных перекрестках города.
 
Между тем ни девушки, ни спиртное, ни металлоискатели никак не повлияли на внешнюю сторону праздника, которая идет в эфир белорусского и российского телевидения. Здесь произносится много теплых, но чересчур уж официальных слов. И хотя фестиваль действительно уникальный, по духу он мало напоминает раскованные европейские оупен-эйры. Флажки Белорусского республиканского союза молодежи, которые раздают на входе, тоже мало способствуют духу свободного творчества. Тут царят другие ценности, и Иосиф Кобзон, открыто выступивший на пресс-конференции за худсоветы и призвавший не бояться слова «цензура», выглядит более органично, чем появившаяся в последние годы в Беларуси свежая рок-волна. Новые белорусские рок- и этно-музыканты запросто заткнут за пояс молодых россиян, их приглашают на европейские фесты (группа «Osimira»), их пытаются раскрутить в нашей стране московские продюсеры («J:Mors»), но на «Славянском базаре» им места почему-то не нашлось.
 
По традиции фестиваль открыл Александр Лукашенко. Президенты России и Украины прислали письменные приветствия. Но церемония открытия не была бы такой скованной, если бы большинство молодых артистов не использовали фонограмму. Звезды «Евровидения», приехавшие в Витебск в большом количестве (среди них и Билан, и Ани Лорак, и армянка Сирушо, и турецкая группа Mor Ve Otesi, и местный Колдун, и грек Костас Мартакис), не брезговали полной «фанерой». Было довольно смешно наблюдать, как участники турецкой рок-группы (!) от души наяривают по струнам неподключенной гитары (если там вообще были струны), а красавица Лорак не успевает открыть рот к началу куплета. Сирушо не выдержала и после окончания фонограммы все-таки спела а капелла.
 
После церемонии корреспондент «НИ» задал вопрос об использовании фонограмм участникам российской делегации в Витебске Надежде Бабкиной и Олегу Газманову (первая не выступала на открытии, второй пел «живьем»). Надежду Георгиевну почему-то вопрос задел за живое, и она резко ответила, что «эта тема сегодня не обсуждается», пояснив, впрочем, что «таковы условия телесъемки» и «лучше сделать красиво для миллионов». Газманов же с Бабкиной не согласился: «Молодые так и будут петь под фонограмму. Уже давным-давно можно делать съемки живых концертов. Просто не хотят. А победители «Евровидения», поющие под полный «плюс», это вообще позорище».
 
Самым эффектным номером получилась старинная и любимая всеми песня Лаймы Вайкуле «Вернисаж». Во время песни случилась накладка, связанная как раз с тем, что Лайма пела вживую. Когда Вайкуле спустилась в зал, ее микрофон забарахлил: сели батарейки. Песню пришлось прервать и начать заново. На аргумент корреспондента «НИ», что такие накладки дорогого стоят, Надежда Бабкина заметила, что за кулисами латвийская поп-богиня «получила втык»: мол, нечего выпендриваться. Впрочем, в то, что Лайма получила прямо-таки втык, как-то не очень верится. Хотя бы потому, что с новым микрофоном она проследовала в VIP-ложу и под «А вы вдвоем, но не со мною» пригласила Александра Лукашенко на белый танец (позже визит в ложу повторил Николай Басков, дошедший до главы государства на словах «Эти ночи до рассвета я дарю тебе одной», что немало удивило Александра Григорьевича).
 
Между тем Лукашенко действительно был вдвоем, но не с Лаймой. На руках у белорусского правителя сидел 4-летний мальчик — его сын. Эта история сейчас аккуратно обсуждается в стране. Александр Лукашенко «рассекретил» своего третьего (внебрачного) сына совсем недавно и даже заявил, что мать мальчика «работает врачом». Правда, остальные подробности его личной жизни пока официально не разглашаются. И хотя образ Александра Лукашенко сейчас стараются сделать более «мягким» и «открытым», чем раньше, белорусы все равно относятся ко всему, что связано с неим, более чем осторожно. Например, когда Максим Галкин во время своего сольного концерта воспроизвел свежий анекдот о том, что после президентских выборов в России 2032 года Лукашенко уже не знает, кого поздравлять — Путина или Медведева, витебская публика встретила эту шуточку чуть ли не гробовым молчанием.
 
Ньюсмейкерами в Витебске выступают не только политики и поп-артисты, но и представители киноцеха. Во время показа фильма «Ниоткуда с любовью, или Веселые похороны», в котором Александр Абдулов сыграл свою последнюю роль, местный кинотеатр был забит до отказа. «Я привез сюда фильм, который никому не нужен, — такое шокирующее заявление сделал в Витебске режиссер Владимир Фокин. — Так мне говорят прокатчики. Народу нужно мордобойное кровавое месиво, а все, что имеет отношение к душе, нет». После просмотра режиссеру можно было только пожать руку и сказать: «Спасибо вам». И развести руками: если уж последняя роль Абдулова, где он сыграл умирающего от рака художника, вкупе с блестящей игрой Лии Ахеджаковой не способна привлечь нашего зрителя в кинотеатры, с культурой в России и правда что-то не в порядке. Пожаловался на печальную ситуацию с кино и Владимир Гостюхин, которому в пятницу вручили премию «союзного государства» в области литературы и искусства. Работу над белорусско-российской лентой «Око за око», где актер сыграл одну из лучших, по его ощущениям, ролей, никак не удается закончить режиссеру Геннадию Полоке. Сначала стали раздаваться голоса, что картина о гражданской войне 1918 года якобы оскорбляет Беларусь — пришлось показывать ее лично Лукашенко. Потом разорилась компания продюсера фильма. В то же время уже три международных фестиваля хотят заполучить эту картину, в том числе фест в Монреале. А денег закончить работу нет.
 
Проблемы в Витебске обсуждают довольно активно, хотя титульная сторона «Славянского базара» выглядит счастливо-беззаботной. Вчера поздно вечером стартовал конкурс молодых исполнителей, в котором принимают участие представители 24 стран. Фестиваль обещает еще много всего позитивного. Если, конечно, никто из участников не потеряет драйва от отсутствия спиртного, а блондинки на перекрестках чего-нибудь не напортачат.
 


 
 


 
 


 
 


 
 


 
 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *