Сергей Филимонов: «Белорусская эстрада зависла между плясками в арабском борделе и Диснейлендом»

Более 15 лет телепрограмма «Вiдзьмо-нявiдзьмо», ставшая событием на отечественном ТВ, знакомит белорусов с основными тенденциями мирового шоу-бизнеса, рассказывает о культурах и обычаях разных народов.
 
За это время много раз менялась и технология производства передачи, и команда создателей. Неизменным остается только ее автор и ведущий — Сергей Филимонов. TUT.BY узнал у него, есть ли в Беларуси шоу-бизнес и почему свои программы он делает исключительно на белорусском языке.
 
— Сергей, с чего началось ваше увлечение шоу-бизнесом?
 
— В советские времена более-менее подробно работать с этой темой могли лишь критики «буржуазной» культуры. Они были «бойцами идеологического фронта», т. е. выпускниками истфаков, коим я и стал. «Закрытые» просмотры фильмов посещал ещё с начала 70-х годов. То же касается и музыки. Могу считать себя заядлым меломаном с более чем 30-летним стажем, ведь свой первый фирменный винил — легендарный альбом «Pink Floyd» «Темная сторона луны» — поставил в коллекцию в конце 1973 года.
 
— Насколько трудно и затратно делать «Вiдзьмо-нявiдзьмо»?
 
— Прежде всего, нужно детально разбираться в повестке дня мирового шоу-биза, чтобы найти и отобрать самое новое, необычное, любопытное, причём с минимальными затратами. В середине 1990-х мы получали право на трансляции Фэшн-наград, Оскаров и Грэмми, когда даже Россия их не показывала. Но потом сосредоточились на работе с международными информагентствами, рассылающими «сырые» промо-материалы (фрагменты презентаций, интервью, клипы или их фрагменты), которые и ложатся в основу наших сюжетов.
 
— Столько лет рассказывая о жизни мирового шоу-бизнеса, вам не хотелось вживую поработать со звездами кино, музыки?
 
— В свое время я побывал на кинофестивалях в Сочи, Берлине, но быстро сообразил, что эти поездки препятствуют аналитической работе и пониманию объективной картины. Личные беседы и встречи, к примеру, с кем-то из создателей фильмов, мешают трезво оценить работы их соратников, с которыми ты не познакомился. Некоторые коллеги любят именно путешествовать, а передачи делают почти в оправдание: «Классно потусовались. Ну, и наснимали что-то…» Я же вдоволь наездился по миру еще в перестроечные времена, когда работал с туристами. Потому отказался от творческих командировок без всякого сожаления.
 
Помимо этого, в последние годы кинофестивали напрочь лишились первоначального промо-значения. До 1990-х годов и наступления эры интернета призы Венеции, «Оскара», «Золотого Глобуса», «БАФТа», Берлина и Каннов способствовали увеличению прокатных сборов фильмов процентов на 25-30, теперь — за исключением, пожалуй, «Оскара» — не влияют никак. Поэтому уверен, создание толковой обзорной ТВ-программы в современных условиях исключает тусовки по городам и весям. Это несколько иной жанр, чем ток-шоу или зарисовки путешественника.
 
— «Вiдзьмо-нявiдзьмо» — один их последних «беларускамоўных» могикан на отечественном ТВ. Это ваша авторская позиция?
 
— Знаете, в детстве мне очень нравилась книжка «Последний из могикан» Фенимора Купера. Про индейцев. Вот уж никогда не думал примерять это название к себе… Авторская ли это позиция? Да. А в какой стране мы собственно живем?! Уверен, у нас должен быть полностью белорусскоязычный телеканал. И все самые престижные телетрансляции из разных стран на нем должны комментировать наши специалисты. По-белорусски. На русском языке это превосходно делают многочисленные масс-медиа нашей восточной соседки.
 
— Если не секрет, откуда у вас такая естественная «беларуская мова»?
 
— Меня воспитывала бабушка. В ее семье росло семеро детей. И все, кроме одной из дочек, учительницы русского, разговаривали по-белорусски. Уже потом, в советской школе, было интересно открывать для себя, что «столь» — это потолок, «дах» — крыша, «брама» — ворота…
 
— Наше ТВ и эстраду заполонили всевозможные российские клоны, кальки. Есть ли в Беларуси собственный шоу-бизнес?
 
— Конечно, нет! Он только начинает формироваться, и результаты этого длительного процесса станут видны лишь после появления более-менее предсказуемого рынка. Когда подавляющая часть населения будет жить выше черты бедности и сможет формировать собственные запросы рублем. Когда на смену администраторской «вкусовщине» придут естественная конкуренция и отбор. Поймите, все процессы, происходящие в культуре, в конечном счете, определяет экономика!
 
Проще говоря, шоу-бизнес — это когда люди полностью обеспечивают себя за счет профессиональных заработков. Художественная самодеятельность — когда в них вливают бюджетные или спонсорские средства. Так вот, поп-культура Беларуси — это художественная самодеятельность, одна часть которой поощряется и продвигается государством, а другая, более талантливая и самостоятельная, находится в тени. Вообще, художественный уровень и российской, и белорусской эстрады завис где-то посередине между «плясками в арабском борделе» и «Диснейлендом». Естественно, на мировой шоу-биз они никак не влияют.
 
— Что необходимо для продвижения белорусских артистов на мировую арену?
 
— Даже ведущие продюсеры мира не всегда знают, как успешнее продать новые записи Майкла Джексона. А вы хотите получить бесплатный и, главное, действенный рецепт продвижения «пешек в дамки». Все — индивидуально. Единственное, что можно сказать уверенно: крупные музыкальные лейблы всё больше делают ставку не на продюсерские проекты, а на поиск самородков. Конечно, с ними работать труднее, но зато продукт их творчества долговечнее. Названия же большинства продюсерских проектов потерялись где-то в пыли времени. Что до Беларуси, у нас немало интересных музыкантов и коллективов. Это и фолковые «Троица» с «Палацам», рокеры, барды… Думаю, при рациональном подходе современная авторская молодежь превосходно вписалась бы в европейскую музыкальную атмосферу.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *