Сергей Законников: «Какие баррикады? Обществу нужна консолидация, а не война»

«Люди, подобные Чергинцу, не имеют права присваивать себе полномочия делить литературу на достойную или нет. Такой идеологизированный совет будет печатать то, что выгодно властям. Но это уже не литература», — заявил пресс-центру Хартии’97 известный белорусский поэт Сергей Законников.
 
Напомним, что председатель провластного Союза писателей Беларуси Николай Чергинец на заседании президиума Совета министров в Минске заявил о возможном создании некоего общественного совета, который, по его мнению, должен определить перечень социально-значимой литературы. При этом он отметил, что «группа людей, негативно относящихся к государству и власти, предложила внести в число социально-значимой литературы семитомник Законникова, у которого и двух томов не наберется. Только если взять его более 120 публикаций в оппозиционной прессе, направленных на подрыв власти, государства, против социальных устоев государства «.
 
Сергей Законников в интервью пресс-центру Хартии’97 прокомментировал выпады Чергинца в свой адрес.
 
— Я даже не знаю, откуда тут «ноги растут». Я всегда критично относился к своему творчеству и если бы кто-то собрался издавать мое собрание сочинений, то я сам бы предложил двухтомник. В первый том вошла бы поэзия, во второй – эпические поэмы и их переводы на европейские языки. А откуда взялся семитомник, и кто предложил его издать, причем в качестве социально-значимой литературы, я не в курсе. По крайней мере, ко мне с таким предложением никто не обращался.
 
— А вообще, как часто Ваши книги издаются в государственных издательствах?
 
— С 2000 года в государственных издательствах не вышло ни одной моей книги. Скажу больше, для издания своих книг в Беларуси я никогда не пользовался средствами ни отечественных, ни зарубежных спонсоров. Свои книги я издавал только на личные сбережения, на деньги, которые сам заработал. Таким образом, например, вышел последний сборник поэзии «Першы пацалунак». Единственное исключение составляет книга эпической поэзии «Гэта – мы», посвященная 10-летию Чернобыльской трагедии, с философским предисловием Василя Быкава «Народ на Галгофе». Но, к сожалению, тогда она не была издана.
 
— Почему эту книгу Вы называете исключением?
 
— Если говорить образно, то ее издали простые люди. Деньги на книгу собирали инженеры, учителя, рабочие и даже пенсионеры Вилейщины. Поэтому она вышла не к 10-летию, а к 20-летию Чернобыльской трагедии. И это единственная книга, изданная не за мои деньги. Еще две книги были напечатаны за рубежом. В 2002 году в Софии вышел сборник поэзии «Шлях душы» в переводе на болгарский язык и в Варшаве в 1996 году была издана, а в 2006 году переиздана книга «Чорны конь апакаліпсісу», за которую я получил в Польше международную литературную премию.
 
— В таком случае как бы Вы могли объяснить подобные выпады Чергинца в свой адрес?
 
— Это давний мой оппонент, который всегда критикует мою публицистику. Однажды мне позвонил его помощник и сказал буквально следующее: «Мы объявляем Вам войну!». Я попросил пояснить, почему, какая война. И мне объяснили, что мы с господином Чергинцом по разные стороны баррикад. Оказывается, они уже и баррикады построили. Но зачем, какие баррикады? Обществу нужна консолидация, а не война. Моя публицистика как раз и является моим личным взглядом на то, что происходит в государстве, мои размышления об общечеловеческих ценностях, о том, в каких условиях и как мы живем. Критическими замечаниями, каким образом можно было бы улучшить нашу жизнь в социальной и культурной сферах, могли бы воспользоваться и представители власти. Поэтому горько слышать о какой-то войне, «подрыве основ государства».
 
— Среди прочего, Чергинец упомянул о возможном создании некоего общественного совета, который, по его мнению, должен определить перечень социально-значимой литературы? Что Вы думаете по этому поводу?
 
— В советские времена издательствам спускали списки такой «социально-значимой» литературы, которая потом пылилась в книжных магазинах, поскольку была низкого качества и ни нее не было никакого спроса. Меня радует, что мои книги никогда не обрастали пылью. Это самое огромное счастье для писателя – когда книги пользуются спросом. Поэтому считаю, что самым главным Советом должны быть люди, читатели, как это принято в мире. А если создадут какой-то совет из идеологических соображений и туда войдут люди, подобные Чергинцу, то считаю, что они просто не имеют права присваивать себе полномочия делить литературу на достойную быть напечатанной или нет. Такой идеологизированный совет будет печатать то, что выгодно властям, оправдывает их действия. Но ведь это не литература. Такая «провинциальная» идеология не вписывается ни в какие мировые концепции, мир сегодня совершенно иной.
 
— Сегодня Чергинец также «возмутился», что в список социально-значимой литературы попали, по его словам, «фашисткие прихвостни» Гениюш и Арсеньева…
 
— Лариса Гениюш и Наталья Арсеньева – замечательные белорусские поэтессы ХХ-ого века. У них были непростые судьбы. Но разве можно обвинять человека в том, чего он не совершал. Необходимо оценивать конкретные исторические события через призму фактов, а не посредством грубой примитивной лжи. Нельзя осуждать людей только за то, что они оказались на оккупированной территории и для того, чтобы не умереть с голоду, вынуждены были где-то работать. А их за это обвиняют в фашизме. И Гениюш, и Арсеньева высокоморальные личности, а как поэтессы заслуживают, чтобы не просто печататься, но и быть в школьных учебниках и хрестоматиях.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *