Вадим ГАЛЫГИН: Без мата обойтись нельзя. И не надо!

Кавээнщики Галыгин и Мартиросян покорили страну своим «Комеди Клаб».
Резидент «Комеди Клаб», один из самых популярных «смешных» людей на ТВ, рассказал «Комсомолке», почему собирается покинуть сцену и каких «слонов» ждет от старости.

 
— Давай на ты? — Вадим Галыгин посмотрел на меня сверху вниз, но при этом совсем без намека какое-то превосходство. Просто рост, знаете ли… Мы были знакомы секунд 20, и я посчитал, что такое обращение вполне законно. Один из самых популярных резидентов «Комеди Клаб» охотно отвечал на вопросы, а я кусал локти — как передать все эти мимические движения, взмахи руками, неповторимые интонации? Галыгин — совсем не газетный человек. Его показывать надо.
 
Свадьба — дело серьезное
 
— Вадим, тебя как человека из телевизора, наверное, постоянно хлопают по плечу, пытаются пошутить как-то… Приходится выбирать модель поведения, связанную с имиджем?
 
— Даже не знаю… У меня вроде и имиджа как такового нет. Я всегда старался быть таким, чтобы было комфортно… На ТВ нужно соответствовать ситуации, быть органичным. Если это передача веселая, то надо быть веселым. Если где-то что-то происходит серьезное, более… адекватным. А в жизни хочется себя вести так, чтобы люди тебя запомнили настоящим, правильным, реальным.
 
— Существует мнение, что все резиденты «Комеди Клаб» ведут беспорядочный образ жизни. При этом тебя из этого списка исключают. Галыгин, говорят, человек добропорядочный, уважающий семейные ценности. И даже женился недавно…
 
— Сразу отметаю — в «Комеди Клаб» никто особо не бухает. Почти все ребята связаны семейной жизнью, есть дети. Говорить о том, что там все какие-то плохие, а кто-то один хороший, это неправильно. Мы там все плохие. Но без такой банальщины, как пьянство.
 
Семейная жизнь — довольно прогнозируемый процесс. И в противостоянии отцов и детей отцы если не побеждают, то пока ведут с некоторым счетом. Дети как-то потихоньку поумнели… И момент, когда кто-то кого-то назвал женой или мужем, — финал какого-то процесса. Как правило, сам брак ничего не меняет, но появляются фотки в газетах, и кто-то обязательно скажет — ну все! Теперь он станет серьезным, теперь он станет другим. Но это же история из каких-то бородатых анекдотов. Вот теперь я стал ответственным! Если мужчина живет с женщиной, он несет ответственность за обоих, и эта ответственность не имеет точной даты.
 
— Хорошо сказано. Но при этом я найду сотни людей, которые в один голос скажут, что «Комеди Клаб» пропагандирует беспорядочный секс, водку и наркотики…
 
— Да такие люди есть, их много, и они чаще всего представляют старшее поколение. И это поколение считает себя матерым и всезнающим, хотя на деле абсолютно не знает, что происходит в нынешнем мире. И это поколение готово друг другу грызть глотки ни за что, а реально посмотреть на то, что происходит, не может. Они считают, что «Комеди» пропагандирует наркотики. А по-моему это антипропаганда. Никто же не считает, что советские сатирики пропагандировали бюрократию? У нас все честно. Если бухло — люди вот такие. Да, смешно на них смотреть, но любой задумается.
 
Надо запрещать тупость
 
— Может, в воспитательных целях «Комеди Клаб» в школах показывать?
 
— И ты туда же! Это же какой-то советский пережиток! Почему все возлагают воспитание детей на телевидение? Телевидение — это сфера услуг. Включил ящик — он тебя развлекает. Не нравится — не смотришь. Я за то, чтобы все было по-честному. Это уже забота каждого человека, каждой семьи — давать или не давать смотреть ту или иную передачу. Запрещать надо только лживые передачи, тупые, которые и растят поколение даунов. И вот с этим мы в «Комеди Клаб» боремся. «Комеди Клаб» — это не юмористический проект. Это был способ самовыражения. Тем более что самовыражались люди, которые по 10 — 15 лет в юморе, которые видели то и это.
 
Все хают, но все смеются. Но если не нравится, чего вы тогда смотрите? Люди привыкли врать самим себе.
 
— А вот еще забыл! Тебя же чуть ли не в совращении малолетних обвиняют из-за довольно частого использования ненормативной лексики…
 
— Ой, ну тут я совсем не согласен. Мат — это великая штука. И отказываться от этих слов нет никакого смысла. В них столько экспрессии, силы. И потом, это естественно. С детства же все мы эти слова знаем.
 
— Пока мы с тобой беседуем, ты еще ни разу не матернулся…
 
— Да было, было, наверняка (не было, я внимательно прослушал всю запись. — Авт.). Но я серьезно считаю мат важной частью языка. И очень самобытной. Куда американцам и англичанам с их жалким «факом» против всего нашего матерного многообразия… Разве это культура?

 
Смешно — это когда всем смешно
 
— Ты миниатюры пишешь сам?
 
— В «Комеди Клаб» все всё пишут сами. Тут собрались авторы и актеры нескольких поколений КВН. По сути это кавээновский проект. С начала 90-х мы делали много всего хорошего и не очень хорошего, просто зарабатывали авторством, и это все вытекло в «Комеди Клаб». Бывает, что помогаем внутри друг другу. При таком объеме материала иногда сам не понимаешь, что смешно, что нет… Молча так читаешь что-то. Тебе с неменяющимся лицом отвечают: «Вот это да. Это круто. Офигеть как смешно». От этого пытаемся уходить. Если смешно — то всем смешно.
 
Я читаю только то, что сам считаю забавным, веселым. Иногда выходили вещи, которые люди, может быть, не понимают, но мне это смешно. Сидите, думайте.
 
— А издать все свое отдельной книгой не думал? Потому что книги «Комеди Клаб» — это убожество какое-то. Просто стенограмма с телевизора. Без правки, без оформления…
 
— Ну надо же понимать, что «Комеди» — это брэнд. И его надо использовать. Если продаются зажигалки с головой Тимура Родригеса или, скажем, надувной Мартиросян — отлично. Книги продавались. А времени на то, чтобы перевести визуальное в читабельное, просто нет. Если посмотреть спектакль, а потом записать его на магнитофон, получится плохо. Видимо, и с книгами так вышло. Максимум, на что у меня хватило времени с издателями, — это утвердить обложку. А дальше там написаны вещи, которые списаны с аудиоформата. Писать настоящую книгу — это очень трудоемкий, длительный и для нас, я считаю, рановатый процесс.
 
— У вас же сейчас пик популярности, а значит, и продаж…
 
— Поэтому пока пипл хавает все и в таком виде — в таком виде и будет появляться. Как говорится, зачем делать лучше.

Вадим Галыгин не стесняется смелых нарядов и острых шуток.

Вадим Галыгин не стесняется смелых нарядов и острых шуток.
Фото: КАР Андрей

«Комеди» тесно на одном канале
 
— Ты часто подчеркиваешь, что приехал из Беларуси. Как там на родине? Цензура зверствует? Жизни нет?
 
— Ой… Не в том дело. В Беларуси очень стабильная жизнь на протяжении многих лет. Я не говорю сейчас о свободе слова. У нас в Белоруссии есть «Комеди Клаб. Минск Стайл», который мы сделали. И я знаю, что руководство страны знакомо с этой передачей, смотрит, она действует, идет по ТВ. И московский «Комеди» показывают. Есть стереотип. Но если эта система работает и существует, значит, с таким народом по-другому нельзя. Значит, народу это тоже удобно.
 
— В этом сезоне ты стал лицом другого канала, ушел с ТНТ на СТС. Зачем?
 
— Сначала «Комеди Клаб» как проект выступал в клубах. Потом появилась телевизионная версия. По коммерческим причинам я ушел из телеверсии «Комеди», но остаюсь резидентом. Но сейчас я занялся тем, о чем всегда мечтал, — кино. Мы решили снимать комедии. Может быть, потом не только комедии.
 
— В качестве сценариста?
 
— Сценариста, продюсера, сопродюсера. Наша компания называется «Эго продакшн». Генеральный продюсер — Тимур Хван. Я, еще ребята. Это такой симбиоз авторско-продюсерского кино. Когда люди сразу создают фильм сами себе под ключ. Пишется сценарий. И он сразу пишется, исходя из рамок — дорого это или нет, нужно или не нужно. В итоге будет получаться какой-то более-менее хороший продукт. Учитывая, что мы все-таки веселые раздолбаи, мы пошли в комедию, причем во всех проявлениях. От просто тупых смешных до черных, остросоциальных, возможно. Хотим заполнить какие-то вещи. Кино занимает сейчас все время.
 
— Не слишком много всего ты берешь на себя?
 
— Дело в том, что это интересно. Это часов всего 24, а жизненных сил гораздо больше. Когда началась тема кино, то автоматически появилась нехватка этого времени. Тем более что сейчас я буду делать и юмористическое шоу на канале СТС. Потому что на канале ТНТ на данный момент происходит некое засилье того, что создано «Комеди Клаб». Грубо говоря, чего друг другу мешать на канале? Друг с другом бороться за какие-то вещи? Люди все равно не смогут физически смотреть сутками канал ТНТ.
Но основное — это то, что юмор можно перенести в другую плоскость. На канале СТС работает костяк белорусский. Мои ребята, с кем я играл в КВН. И не просто играл, мы были чемпионами. Вернулся, можно сказать, в свою стаю. Когда я приехал в Москву, у нас был договор, что мы разойдемся… а потом все равно соберемся вместе. Вот настало это время.
 
Политикам шутить не стоит
 
— Тебе не кажется, что все проблемы у нас от того, что у нас слишком уж серьезная страна?
 
— Я где-то согласен. Мне кажется, это связано с тем, что народ не успел перестроиться. Чем хорош юмор? Что вызывает смех? Ты слушаешь оценку уже пережитого тобой из уст другого человека, сравниваешь ее со своей. Когда она совпадает, ты смеешься. Союз развалился, потом были темные времена, народ мало чего пережил, он больше всего боялся. Так и не пожил в свое удовольствие. И поэтому все ко всему относятся настороженно. Сейчас, мне кажется, его отпустило. Люди, которые составляют аудиторию «Комеди Клаб», мою личную — это очень большая поляна — от мала до велика, но каждый понимает свое. Одному нравится, как я выгляжу в эти моменты, он не понимает ничего. Другому нравятся, наоборот, соленые шутки. А для кого-то важно большое количество ненормативной лексики. Мы накрыли такой широкий спектр. И сейчас начинает формироваться какая-то аудитория, которая сможет оценить юмор. На данный момент это происходит, и это хорошо.
 
— У нас серьезный народ.
 
— Но он очень четко понимает, что в принципе он ни хрена не решает. Но зато понимает это с очень серьезным лицом.
 
— А может, беда с руководством? Шутящего Путина я еще могу себе представить, а других политиков, похоже, нет.
 
— Они же политики, а не шутники. Они боятся пошутить плохо. Они лучше вообще шутить не будут. И потом, им всегда кажется, как будто это и была шутка, но они ее забыли рассказать. Но все вроде бы и так поняли. А окружение стоит и кивает, мол, понимаем-понимаем!
 
— У нас, кажется, все-таки еще и реальный недостаток талантливых людей. Как только кто-то проявит себя на сцене, сразу становится каким-нибудь директором, продюсером, администратором. Вот и ты тоже…
 
— Да я, похоже, со сцены ухожу. Но это тоже этап жизни. Надо сделать что-то новое. А потом не исключаю, что и на сцену вернусь. Но сначала нужно сделать какие-то серьезные вещи, заложить себе на старость интересную долгоиграющую конфету. Чтобы внутри была начинка под названием «пенсия». Какие-нибудь «слоны», которых неожиданно начнут раздавать, когда ты этого и не ждешь уже. А тут раз — ты седой такой стоишь на ковровой дорожке…

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *