МЕНЯ ИНТЕРЕСУЮТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ, А НЕ КРУТЫЕ ПОГОНИ


Юрий Елхов — единственный в отечественном, а может быть, и мировом кино, кто снимает фильмы, одновременно являясь и автором сценария, и режиссером, и оператором. Закончил ВГИК, снял 28 картин, среди них такие, как «Приключения Буратино», «Про Красную Шапочку», «Братья Рико», «Культпоход в театр», «Наш бронепоезд», «Супермен», «Сын за отца» и другие.
 
Все эти фильмы — знаковые и вошли в сокровищницу советского и мирового кино. Извините за штамп, но короче по-другому не скажешь. Как режиссер-постановщик Юрий за последние годы сделал три хорошие картины: «Прости нас, мачеха-Россия», «Кошкодав Сильвер», «Аномалия». Пишет юмористические и лиро-эротические рассказы в белорусские и российские издания.
 
 
— Юрий, прости за банальность, но нашим читателям всегда хочется знать, с кем они имеют дело. Вот поэтому и скажи, кто ты по знаку Зодиака?
 
 
— Я самый что ни на есть Стрелец!

— Ага, понимаю. Хочешь, угадаю, чего ты больше всего не любишь? Свершить подвиг какой-нибудь, стену лбом прошибить, сотворить что-нибудь необычное, нестандартное, все это ты можешь, а вот к систематическому, конвейерному труду ты не способен. Скажешь, нет?
 
 
— На конвейере работать не смог бы однозначно, задохнулся бы от однообразия.

— Так ни разу и не пришлось вкусить рутинного труда?
 
 
— Спас кинематограф, за что я ему служу верой и правдой вот уже более четверти века. Однако и в быту стремлюсь все делать творчески, тогда это не так скучно. Когда приходится на премьерах на двух сеансах подряд говорить о своем фильме, то не могу повторяться, кажется, что все об этом узнают и осудят. Вот это, на мой взгляд, и есть путь к творчеству.

— Творчество — это ипостась Божья?
 
 
— Несомненно. Он, сотворив человека по образу и подобию своему, вложил в него божью искру, способность творить.

— Гений и злодейство — вещи совместимые?
 
 
— То, что идет от Бога, — это светлые деяния, а от Сатаны, сами знаете, какие. Там тоже гении бывают, гении зла. Так что ум и душа человека не всегда находятся в гармонии.

— Юрий Александрович, скажи, пожалуйста, когда к тебе приходит то, что называют вдохновением? Один мой знакомый, кстати, тоже кинорежиссер, как-то сказал, что видит фрагменты будущего фильма чаще всего по утрам, на грани сна и бодрствования. У тебя что-то похожее происходит?
 
 
— Возникает некое неясное чувство, потом к нему присоединяется мысль, потом я целый день хожу и все это «обсасываю». Когда ложусь спать, то все, о чем думал, возникает перед глазами, хоть они и закрыты. Работает внутреннее зрение. Утром встаю и все записываю.

— Вот видишь, есть что-то общее в творческих состояниях…
 
 
— Не надо, вот послушай, что Шпаликов сказал по этому поводу:

Бывают крылья у художников, портных и железнодорожников,
Но лишь художники открыли, как отрастают эти крылья,
А прорастают они так: из ничего и ниоткуда,
Нет объяснения у чуда, и я на это не мастак.

— Может быть, и так, но почему бы не попытаться? Достичь истины тоже нельзя, но приблизиться к ней ведь можно?
 
 
— Мне достаточно осознавать творчество как чудо, а не препарировать его.

— Потому-то ты и снял исторический фильм про княгиню Слуцкую?
 
 
— Меня в большей степени интересуют психологические аспекты — дух, душа, а не крутые погони, махание кулаками и тому подобные глупости.

— Юрий Елхов — человек верующий?
 
 
— Православный христианин, но в церковь хожу не очень часто и не сильно афиширую свою веру. У каждого в душе свой Бог и свои с ним отношения.

— За две тысячи лет христианской религии стало ли человечество чище, нравственней, духовнее, изменилось ли оно?
 
 
— Не очень сильно, но религия — все-таки тот «бензин», который движет человека к проявлению своих лучших качеств. Цивилизованный мир не такой уж цивилизованный, если люди друг друга убивают все в больших и больших количествах, если изобрели оружие, которое может уничтожить все живое на земле, если террористы не щадят ни детей, ни стариков, убивая невинных. Казалось бы, чего проще: раскрой Библию или Коран, выполняй заповеди, не убивай, не кради, не создавай себе кумира, не возжелай… Если это сделает большинство людей на планете, то мир обязательно изменится к лучшему.

— Господин кинематографист, чего уж лукавить? Живете вы, как многие люди вашей профессии и тут уж ничего не поделаешь, жизнью богемы, а она праведностью не отличается: банкеты, знаменитые люди, красивые женщины… Как боретесь с соблазнами?
 
 
— Как с ними бороться? Сдерживаю себя частенько, это правда, но если бы исповедовался священнику, то сказал бы однозначно, что грешен и несовершенен.

— Коль ты затронул тему церкви, то я затрону тему власти. Скажи, ты считаешь, что всякая власть от Бога?
 
 
— Я считаю, что всякая власть от людей, и общество достойно своих правителей в любом случае.

— Человеческая жизнь конечна?
 
 
— Нет, после остановки сердца жизнь не кончается. Доказать ничего никому не смогу, да и не буду. Чудеса наблюдают только те, кто способен их увидеть и никто больше. Интуитивно знаю, что у человека есть бессмертная частица Бога.

— Наверное, от скверны злата отмываться будете, господин Елхов, ведь столько фильмов наснимали, наверное, богатым сделались?
 
 
— Не ерничайте, господин Огурцов, сами знаете, что от получки до получки все мы живем. Хотя в Канаде коллега прямо в точности такой же вопрос задал.

— Я все равно должен тебя, Юра, на чем-то поймать, уличить, ты уж извини, работа такая. Наверняка по блату попал еще молодым оператором к Нечаеву, снимать знаменитые фильмы «Приключения Буратино» и «Про Красную Шапочку»?
 
 
— Вот это правильно, взял меня в группу Леонид Нечаев, точно, по знакомству. Ходил себе в тот год по студийным коридорам и «трешки» сшибал у друзей, потому как ни один режиссер не хотел со мной связываться из-за страха быть заподозренным в дружбе со мной. А случилось так, что был я оператором на документальном фильме, который снимал известный московский документалист Ефремов, человек честный и принципиальный. Сделали мы картину о белорусской деревне без прикрас и лакировки. Режиссера выгнали из Белоруссии, а что делал я — читай выше. Тогда и заметил меня Леонид, позвал к себе, поговорили, но на картине уже был оператор Борис Олифер, и я «пролетал». Но на мое счастье режиссер Четвериков стал снимать государственно-партийный заказ, фильм «Пламя», который поддерживал и курировал сам Машеров. Понятно, что там были и деньги, и слава. Борис пошел туда, а я — на «Буратино». Вот такой был блат. «Приключения Буратино» купили 90 стран мира, а все песенки из ленты «Про Красную Шапочку» даже японцы перевели на свой родной язык и каждый день у себя по радио крутят.

— Только не надо мне говорить, что ты родом из беднейших крестьян или рабочая кость?
 
 
— Ну вот ты меня и поймал! По отцовской линии я из купцов, а по материнской — шляхтич. Чтобы тебе облегчить жизнь, сразу скажу, что женат, имею двоих детей, а жена у меня только одна и к тому же любимая. Воинское звание — рядовой…

— А что это в начальники не довелось выйти?
 
 
— Во-первых, командовать не люблю и не любил никогда. Во-вторых, служил в такой части, где даже в туалет водили строем. Ракетный полигон строили под Владивостоком.

— Если б я тебя спросил о том, нужен ли в нашей стране закон об альтернативной службе, ты, как отслуживший, наверное, сказал бы, что все должны свой долг родине отдать?
 
 
— Лично для меня три года были сплошным мучением и глупостью. Никому не пожелаю этого. Армия должна быть профессиональной, а как первый этап – альтернативная служба.

— Я тебя специально убаюкивал, а теперь о главном спрошу: фильмом своим последним, «Анастасией Слуцкой», доволен?
 
 
— Фильм, как и всякий товар, пусть специфический, пусть являющийся искусством, оценивается по сочетанию «цена — качество». В этом смысле у «Анастасии Слуцкой» должен быть высший рейтинг. Снять исторический, костюмный фильм с огромным количеством батальных сцен — это по нашим временам удовольствие, мягко говоря, недешевое. Нам же удалось за весьма скромную сумму снять картину, которая была высоко оценена на целом ряде международных фестивалей и даже в самой избалованной кинематографом стране — США.

— Что было главным в работе над фильмом, что определило успех?
 
 
— Команда. У меня была потрясающая команда профессионалов, в которой творчество стояло на первом месте. Именно творчество во всех его проявлениях дало возможность из ничего делать конфетку.

 
Беседовал Евгений ОГУРЦОВ,
«Экспресс-новости»

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *