Как проходил обыск у Николая Похабова

Имя активиста демократической оппозиции, представителя независимого профсоюза РЭП по Минской области Николая Похабова хорошо известно многим борисовчанам. Три дня назад в квартире его супруги, юриста профсоюза РЭП Жанны Запривариной, проживающей в Минске, был проведен обыск. По мнению Запривариной, данное следственное действие было проведено с многочисленными нарушениями, о чем она сегодня подала жалобу Генеральному прокурору Республики Беларусь.
 
Мы предлагаем ознакомиться с текстом жалобы посетителям нашего сайта.
 
«18 мая 2010 года в моей квартире по адресу: г.Минск, ул.Громова, 34-44 по постановлению ст.следователя СОПР Ленинского РУВД г.Минска капитана милиции Юхневич В.Г. с санкции прокурора Ленинского района г.Минска Украинца И.В. был проведен обыск оперуполномоченным ОБЭП Партизанского РУВД г.Минска ст.лейтенантом милиции Кулешовым А.М. и оперуполномоченным ОБЭП Партизанского РУВД г.Минска лейтенантом милиции Алтименей П.С., в ходе которого были изъяты документы, имущество и личные денежные средства.
 
Как явствует из постановления ст. следователя СОПР Ленинского РУВД г.Минска капитана милиции Юхневич В.Г., обыск был проведен в рамках уголовного дела №1001102/318 и по подозрению, что у Похабова Николая Андреевича могут находиться вещи, добытые преступным путем. Похабов Н.А. был доставлен в РУВД Ленинского района г.Минска, где был допрошен в качестве свидетеля. Ни обвинений, ни разъяснений, в связи с чем он допрашивается, не было, также не было разъяснено, на каком основании был проведен обыск в квартире супруги, Запривариной Ж.А., т.е. в моей квартире.
 
Считаю, что обыск и выемка проведены необоснованно, с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства Республики Беларусь, а также незаконны действия лиц, проводивших обыск и выемку.
 
В соответствии с ч.2 ст.7 УПК Республики Беларусь установленный Кодексом порядок производства по материалам и уголовному делу призван обеспечить законность и правопорядок, предупреждение преступлений, защиту от необоснованного обвинения или осуждения, незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина.
 
Согласно ч.4 ст.20 УПК Республики Беларусь каждый имеет право в ходе производства по материалам и уголовному делу на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в случаях и порядке, предусмотренных УПК, юридической помощью адвокатов и других своих представителей.
 
Лица, проводившие обыск в моей квартире, до начала проведения следственного действия предъявили только постановление о проведении обыска, о проведении выемки никакого документа не было предъявлено, кроме того, эти лица не указали, какие предметы и документы подлежат изъятию. Мне было указано, чтобы я выдала все документы, денежные средства, находящиеся в моей квартире и предъявила имущество для осмотра.
 
Согласно ст.195 УПК Республики Беларусь следователь, дознаватель обязаны разъяснить подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям, другим лицам, участвующим в производстве следственного действия, их права и обеспечить возможность осуществления этих прав в ходе расследования дела. Одновременно им должны быть разъяснены возложенные на них обязанности и последствия их невыполнения. Но мое ходатайство о возможности получения юридической помощи адвоката для осуществления и защиты прав и свобод не было удовлетворено. Кроме этого мне было запрещено отвечать на телефонные звонки, открывать кому-либо дверь, общаться с присутствующими.
 
Обыск проводился более 5 часов в моем присутствии и присутствии моих несовершеннолетних детей 10.05.1996 г.р. и 01.06.2007 г.р., которым была нанесена психологическая травма. В настоящее время детям необходимо проводить психологическую реабилитацию, и никто не может гарантировать, что в последствии эта травма не даст осложнений. Кроме сотрудников ОБЭП, в моей квартире присутствовали 3 человека мужского пола, представленные как понятые, однако в протокол о производстве обыска было вписано только два гражданина. Третий – неустановленная личность, в процессе обыска давал указания и консультации сотрудникам ОБЭП.
 
В ходе обыска были изъяты документы, касающиеся моей профессиональной деятельности (заведующая юридическим отделом Белорусского профсоюза работников радиоэлектронной промышленности; работа, связанная с изучением конъюнктуры рынка в рамках договора подряда с исследовательско-просветительским учреждением «Движение «Вперед»), системный блок от домашнего компьютера, ноутбук, нетбук, USB носители, принадлежащие мне и моему сыну-подростку, мои личные денежные средства в иностранной валюте, хранящиеся дома, а также из личного портмоне и денежные средства, подаренные сыну в день 14-летия 10 мая 2010 года.
 
Протокол обыска был составлен также с нарушением уголовно-процессуального законодательства.
 
В нарушение ч.3 ст.193 УПК Республики Беларусь в протоколе не указана фамилия, имя, отчество всех лиц, участвующих в производстве следственного действия, в нарушение ч.6 этой же статьи протокол не был подписан всеми лицами, участвовавшими в производстве следственного действия.
 
В соответствии с ч.2 ст.212 УПК Республики Беларусь в протоколе должно быть также указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы и ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы должны быть перечислены в протоколе с точным указанием количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости. Эта норма предполагает обязанность лиц, проводящих следственное действие, оформлять соответствующую часть протокола в виде подробного перечня всего изъятого имущества с его четким описанием. В приложении №1 к протоколу обыска от 18.05.2010 нет точного перечисления изъятых документов и указания на их количество. Кроме того, в нарушение требований ч.14 ст.210 УПК Республики Беларусь, лица, производящие обыск, не предъявили все изымаемые предметы и документы понятым и другим присутствующим лицам, о чем свидетельствует тот факт, что согласно приложению №1 к протоколу обыска от 18.05.2010г. документы изымались «коробками», без осмотра, описания и указания точного количества их содержимого. Составленный таким образом протокол следственного действия не может иметь юридической силы, в связи с тем, что указанные в нем предметы индивидуально не определены, а в силу специфики таких носителей информации как системный блок, ноутбук, нетбук, магнитные диски, флеш карты, внесение изменений, дополнений в имеющуюся на них информацию не представляет особой трудности. Действия сотрудников ОБЭП носят явно предвзятый характер, ущемляющий мои права.
 
Считаю, что действия лиц, производящих следственное действие, нарушили мои права, права моего супруга, несовершеннолетних детей и нанесли моральный ущерб.
 
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.138-140 УПК Республики Беларусь,
 
ПРОШУ:
 
1.  Жалобу удовлетворить, признать незаконным производство обыска и изъятие предметов, документов и денежных средств в жилом помещении, принадлежащем мне, Запривариной Жанне Александровне, на праве собственности.
 
2.  Обязать ст.следователя СОПР Ленинского РУВД г.Минска капитана милиции Юхневич В.Г. возвратить мне, Запривариной Жанне Александровне все имущество, документы и личные денежные средства, изъятые в ходе следственных действий».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *